30.03.2007 02:20
    Рубрика:

    Психиатрические клиники не перейдут под крыло тюремного ведомства

    Предлагается создать особую охрану для спецлечебниц

    Поэтому корреспондент "РГ" попытался вчера разобраться, откуда пошла эта психическая атака и действительно ли дым возник без огня? Тем более что проблемы тюремной медицины вчера обсуждались на "круглом столе", прошедшем в Федеральной службе исполнения наказаний. Там присутствовали представители минздравсоцразвития, ведущих медицинских институтов, а также эксперты международных организаций, в общем - осведомленные лица.

    - Нет, вопрос о возвращении психиатрических лечебниц в ведение нашей службы даже не поднимался, - сообщил корреспонденту "РГ" начальник медицинского управления ФСИН России Александр Смирнов. - Действительно, в советское время психиатрические больницы, куда направлялись осужденные, признанные судом невменяемыми, находились в ведении МВД. Но в конце прошлого века эти больницы передали в минздравсоцразвития, а сама уголовно-исполнительная система перешла в ведение минюста. Обратной рокировки не планируется. Наоборот, сейчас обсуждается вопрос, чтобы заменить нашу охрану, по-прежнему стоящую на внешнем периметре этих психиатрических лечебниц, на охрану другого ведомства.

    Как разъяснили корреспонденту "РГ" представители минздравсоцразвития, сегодня действительно внешний периметр психбольниц особого типа охраняется часовыми из тюремного ведомства.

    А внутри хозяйничают обычные гражданские врачи, проходящие по гражданскому ведомству. Ни один человек с ружьем, будь-то тюремный спецназовец или обычный конвоир, в больницу не зайдет. Но в ближайшее время в коридорах психбольниц действительно могут появиться крепкие люди в униформе.

    - Сейчас минздравсоцразвития совместно с минюстом разрабатывает законопроект о создании ведомственной охраны при Росздраве, которая будет и заниматься охраной режимных психлечебниц по периметру, и следить за порядком внутри, - сообщил корреспонденту "РГ" один из высокопоставленных сотрудников минздравсоцразвития. - Эта охрана, конечно, необходима. Иначе персоналу тяжело справляться. Подопечные, сами понимаете, люди непростые, а зачастую и просто буйные.

    Минюст полностью поддерживает законопроект. Но мало кто знает, что в тюремном ведомстве есть свои психлечебницы, куда помещают психически нездоровых арестантов, признанных судом вменяемыми. Таких лечебных зон в России девять. Часть из них специализируется на борьбе с туберкулезом, ВИЧ, алкоголизмом и наркоманией, но в пяти колониях содержат "настоящих буйных", которых за решеткой немало. Правда, если у осужденного очень тяжелая психическая болезнь, ему могут и сменить тюремный режим на больничный.

    - Если мы видим, что человек невменяемый, хотя и получил срок, то мы, как правило, выходим в суд с ходатайством о направлении такого в \"гражданскую\" больницу , - говорят в медицинском управлении ФСИН.

    А для тех, кому надо просто подлечить нервы, расшатанные судом и следствием, в ближайшее время откроется первая кафедра неврологии за решеткой. Как сообщили в ФСИН, в краевой тюремной больнице Красноярского края откроется в этом году филиал Красноярской государственной медицинской академии. Светила неврологии будут не только обучать студентов, но и консультировать заключенных.

    Кроме того, тюремное ведомство впервые подключилось к федеральной целевой программе "Борьба с социально значимыми заболеваниями", стартовавшей в этом году. ФСИН является заказчиком по семи направлениям, в том числе борьба с туберкулезом, ВИЧ, раком, сахарным диабетом и даже венерическими заболеваниями. В общем, лечить занесенный с воли сифилис будут в тюрьме бесплатно.

    В ФСИН беспокоятся, что осужденные, прошедшие курс лечения в местах не столь отдаленных, после освобождения не имеют возможности продлить лечение. Ведь тот же туберкулез лечить надо долго и за время отбывания срока вылечиться успевают не все. А механизмов столь же гарантированного лечения социально опасных заболеваний в гражданском обществе на сегодняшний день не существует. Так что же: для окончания лечения надо опять садиться в тюрьму? Чтобы до этого дело не доходило, и был вчера созван \"круглый стол\". Его участники договорились, что эту проблему надо решать сообща.

       мнение

    Татьяна Дмитриева, директор Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени В. Сербского, академик РАМН:

    - Проблема охраны специальных психиатрических больниц, где пациенты содержатся по приговору суда, конечно, существует. Контингент их все-таки особый: люди, не просто признанные судом психически больными, но совершившие особо тяжкие преступления и, безусловно, опасные для общества. Там жесткая система контроля и охраны необходима. Такие больницы всегда охраняло специальное подразделение. С 1988 года за обеспечение в них безопасности отвечает минюст. Это вполне законно, и права человека никак не нарушаются.

    В Америке, например, такие учреждения охраняет полиция. И никому в голову не приходит, что это как-то нарушает права человека. А в Великобритании существует специальное ведомство, которое контролирует все спецбольницы. Там работает специально обученный персонал, который имеет два образования: медицинское и, скажем так, полуполицейское, - когда людей обучают специальным приемам удержания, захвата и нейтрализации разбушевавшегося больного. Причем таким образом, чтобы не причинить ему вреда. Я видела, как проходит такая подготовка, и могу сказать, что наш ОМОН может позавидовать той системе экипировки и подготовки, которая существует у этих медбратьев и медсестер в Великобритании. У них каждую неделю тренировки и три раза в неделю - учения. Такую систему можно создать и у нас, но это очень-очень дорого.

    Валерий Абрамкин, директор общественного Центра содействия реформе уголовного правосудия:

    - Я так понимаю, что речь идет о специальных психиатрических учреждениях закрытого типа. В год в среднем около 10-11 тысяч человек получают заключение о том, что совершили преступление в невменяемом состоянии, нуждаются в лечении и поэтому освобождаются от ответственности. В их число входят и те, кого направляют в специальные закрытые учреждения, и те, кто попадает в обычные психиатрические больницы и другие стационары. В закрытых спецбольницах сегодня находятся около 4 тысяч пациентов-заключенных.

    Судя по тем жалобам, которые мы получаем, люди чаще всего страдают от необоснованного экспертного заключения об их психическом состоянии. Это миф, что в психбольнице условия для отбывания наказания лучше, чем в колониях. Там лучше кормят, потому что в больницах положена повышенная норма. Но зато человек все время проводит в палате, его лишь раз в два часа выпускают в туалет.

    Безусловно, есть недостатки в нормативных документах, которые касаются охраны таких учреждений и сотрудников ФСИН, которые не всегда полностью исполняют свои обязанности и вызывают тем самым недовольство врачей. Денег не хватает, и медперсонал попадает в очень тяжелую ситуацию. Разве могут две медсестры уследить за палатой в 50 человек?

    Я считаю, что в первую очередь надо четко распределить обязанности между медицинской и охранной службой, и тогда многих проблем можно будет избежать.

    Подготовила Наталья Лебедева

    Досье "РГ"

    Сегодня в уголовно-исполнительной системе работают более 7,5 тысячи врачей, 12,5 тысячи фельдшеров и медсестер. Основная проблема - низкие оклады, поскольку на врачей в погонах не распространились надбавк и, предусмотренные согласно нацпроекту "Здравоохранение" для гражданских медиков.

    Стационарное лечение осуществляет 131 больница почти на 40 тысяч коек. Специализированное лечение и содержание больных туберкулезом проводятся в 60 лечебно-исправительных учреждениях более чем на 50 тысяч мест.