Новости

05.04.2007 04:00
Рубрика: Власть

Взяться за взятки

Уральские чиновники не спешат разрабатывать закон против коррупции

Эпидемия жадности

Год назад заместитель генерального прокурора России Юрий Золотов, подводя итоги оперативно­служебной деятельности прокуратур округа в сфере борьбы с коррупцией, назвал шокирующие цифры: в рамках спецмероприятий, реализованных прокуратурой совместно с МВД и ФСБ, на Урале выявлено и пресечено 648 фактов чиновничьего взяточничества, вскрыто 497 уголовно наказуемых злоупотреблений должностных лиц и 704 факта превышения полномочий. Всего же за 2005 год было вскрыто 2690 преступлений, связанных с коррупцией должностных лиц. Отмечалось, что эти показатели на 25 процентов выше, чем в году предыдущем. Эта порочная динамика сохранилась и поныне. За прошлый год муниципальные и государственные чиновники преступили закон почти три тысячи раз. Помимо банального взяточничества, это и сокрытие личных доходов с имуществом, и запрещенное совмещение госслужбы с предпринимательской деятельностью, и растрата бюджетов.

В целом же коррупционный спрут охватил своими щупальцами практически все отрасли бюджетной сферы деятельности. Только в последнее время общественность области потрясли сообщения о десятках громких разоблачений. Обвинения в коррупции были предъявлены начальнику областного управления МЧС генералу Василию Лахтюку. В суд передано дело о растрате и присвоении нескольких миллионов рублей руководителем Свердловского областного учреждения юстиции по регистрации прав на недвижимость Виктором Шалдиным. Начальник управления торговли Приволжско­Уральского военного округа обвиняется во взяточничестве. Получено разрешение на возбуждение уголовных дел в отношении четверых судей Свердловской области. Серьезные сроки лишения свободы за мошенничество в особо крупном размере получили по приговору суда два сотрудника областной службы судебных приставов. Также за мошенничество осужден главный специалист земельного комитета администрации Екатеринбурга. В самом здании администрации города уже дважды проводились обыски и выемки документов.

Общественность, не желая терпеть такое неприкрытое стяжательство, выходит в пикеты и самоорганизовывается в различные комитеты по борьбе с коррупцией, которых на сегодня в области уже насчитывается около десятка. Последний из них по времени создания называется "Союз предпринимателей против коррупции и произвола". Допекло бизнесменов!

Изгнать беса

Власть по­-своему пытается "изгнать беса внутри себя". В свое время в Екатеринбург по приглашению администрации города и областного Союза малого и среднего бизнеса приезжал даже самый знаменитый в мире борец с коррупцией - директор Института международной помощи из США Том Паркер. Он предлагал применить на Урале свою испытанную систему - объединить общество, бизнес, власть и правоохранительные органы в борьбе с этим гнусным явлением. Однако бизнесмены, прослушавшие курс его лекций, весьма скептически отнеслись к мировому опыту: в России, дескать, не приживется, климат не тот.

Депутаты свердловского парламента еще в позапрошлом году активно обсуждали вопрос о создании специальной комиссии по противодействию коррупции. Но ее нет в Думе и по сей день. Георгий Перский, разработавший в свое время положение о комиссии, рассказывает:

- Поначалу я встретил горячее одобрение со стороны очень многих депутатов. Говорилось много правильных слов о чистоте и престиже власти, о реализации посланий президента. Была создана рабочая комиссия по доработке проекта положения. Затем настроение как­то неуловимо изменилось, и все наши попытки найти компромиссный вариант стали натыкаться на глухую стену. Депутатов стали пугать какие­то несуществующие "скелеты в шкафу". Таким образом, борьба с коррупцией в Свердловской области закончилась, так и не начавшись по­настоящему.

Теперь работу по усилению борьбы с коррупцией приказано реанимировать. Приказ исходит из Москвы, из Генеральной прокуратуры России. Замгенпрокурора Александр Буксман потребовал от прокуратур субъектов Федерации инициировать разработку местных законов о противодействии коррупции. Большинство регионов УрФО, по сообщениям информагентств, уже отчитались о подготовке таких законопроектов.

Мы попытались проверить эту информацию и по возможности заполучить текст хотя бы одного такого законопроекта. В Челябинской областной прокуратуре нам сообщили, что не имеют такого документа. В Тюмени и Кургане его тоже не нашли. В Екатеринбурге - такая же ситуация. Мы обзвонили все профильные структуры свердловского правительства - от департаментов государственно­правовой работы и административных органов до Уральского института регионального законодательства, который готовит большинство законопроектов. Никто и нигде даже не слышал о подготовке такого документа. Разумеется, не поступал он и в областную Думу.

А разрабатывать законопроект должно именно правительство области. И оно даже поручило департаменту административных органов в течение 2006-2007 годов разработать необходимые мероприятия. Из областной прокуратуры нам сообщили, что направили в адрес председателя кабинета министров Свердловской области Алексея Воробьева обращение, в котором предлагалось "исполнить предложение президента Российской Федерации и правительства РФ о разработке и принятии законодательных актов в указанной сфере с использованием положительного опыта противодействия коррупции других регионов". Но вот результата пока никакого. Тишь да гладь на Среднем Урале. Нет никакой коррупции. И закон, стало быть, никакой не нужен?

Лукавство честных

Между тем последние данные из областной прокуратуры совсем иное диагностируют. Чиновный люд болен, и довольно серьезно. Только за прошлый год прокурорами выявлено 397 нарушений закона о государственной и муниципальной службе со стороны свердловских "белых воротничков". Это в три раза(!) больше, чем в году предыдущем. За такую нелюбовь к законам привлечено к дисциплинарной и административной ответственности 128 виновных лиц. По фактам нецелевого расходования бюджетных средств возбуждено 13 уголовных дел. В три раза больше выявлено фактов незаконного участия чиновников в предпринимательской деятельности и почти в два раза - фактов дачи взятки должностному лицу. Если кто­то дает взятки, значит, кто­то их берет. Таких случаев (только выявленных!) за год набралось 77. По 58­-ми из них дела направлены в суды.

По словам милицейских и прокурорских экспертов, взятка - одно из самых труднодоказуемых преступлений. О 90 процентах взяток мы вообще ничего не знаем. Взяточника, чтобы довести до суда, обязательно надо схватить за руку, поймать с поличным. А кто же сейчас берет деньги в своем кабинете да при свидетелях? Только самые "безбашенные". Но и таких в России, как выясняется, достаточно. Министр МВД Рашид Нургалиев, выступая в Екатеринбурге на окружном совещании силовиков, заявил, что масштабы коррупции в стране начали угрожать национальной безопасности.
МВД впервые создало реестр дисквалифицированных лиц, в который попадают чиновники, однажды изобличенные в коррупции и которым впредь будет закрыта дорога в государственные и муниципальные структуры. Если их удалось поймать за руку и осудить, они уже никогда не смогут занимать руководящие кресла.

Однако на федеральном парламентском уровне проект закона о противодействии коррупции глубоко вязнет. Работа над ним началась еще в конце прошлого века, но он до сих пор не принят российскими законодателями. Совсем недавно сопредседатель Госдумы Михаил Гришанков пообещал, что созданная президентом межведомственная рабочая группа работу над законопроектом завершит к 1 августа нынешнего года. Предполагалось, что до этого времени уже будут готовы проекты законов в субъектах Федерации. Сегодня на дворе апрель, а ситуация с местным законотворчеством, как видим, плачевная.

Единственный пока на Урале законопроект о борьбе с коррупцией разработан в ЯНАО. Этот документ прописывает механизм ответственности за правонарушения депутатов и выборных должностных лиц органов местного самоуправления, представителей органов госвласти и муниципальных служащих. К ответственности также предполагается привлекать лиц, наделенных организационно­распорядительными либо административно­хозяйственными полномочиями в муниципальных образованиях, на предприятиях, в учреждениях, фондах и общественных организациях.

Существенное значение проект придает вовлечению гражданского общества в реализацию антикоррупционной политики. В то же время проект допускает определенное ограничение прав и свобод лиц, замещающих государственные должности.

Караться будет, по проекту, получение любого дополнительного вознаграждения, использование преимуществ при получении кредитов, ссуд, ценных бумаг и недвижимости. Подарки свыше 500 рублей, а также принятие приглашений в турпоездки, дома отдыха приравниваются к таким же правонарушениям, как и использование служебной информации в личных интересах.

Для реализации антикоррупционного закона в округе, а также в муниципалитетах предлагается создать специальные органы.

Власть Работа власти Госуправление Происшествия Преступления Должностные преступления УрФО