Новости

09.04.2007 05:00
Рубрика: Власть

О чем промолчал Березовский

 Из Лондона вернулась бригада российских следователей Генеральной прокуратуры, которая занимается расследованием гибели бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко.

Они приняли активное участие в допросах ряда свидетелей, проходящих по этому уголовному делу, в том числе Бориса Березовского и Ахмеда Закаева. Причем общение следователей с беглым олигархом и бывшим эмиссаром Масхадова продолжалось несколько часов. Почему же так долго длились эти допросы и какие вопросы задавались Березовскому и Закаеву?

Об этом "Российской газете" рассказал руководитель следственной бригады Генпрокуратуры Андрей Майоров.

Российская газета | Андрей Альфредович, разговоры о том, что российские следователи поедут в Великобританию, велись еще в начале этого года, но группа отправилась туда только в конце марта. Чем была вызвана такая задержка?

Андрей Майоров | Действительно, следственное поручение Генпрокуратуры в Лондон было направлено еще 29 декабря прошлого года.

Оно содержало около ста вопросов, которые мы намеревались задать свидетелям, а также список лиц, которые интересовали следствие. Но, к сожалению, процедура согласования нашего визита затянулась.

РГ | Наибольший интерес среди лиц, допрошенных по поручению Генпрокуратуры, вызывают Борис Березовский и Ахмед Закаев. И тот, и другой, как писали СМИ, потребовали для себя особых мер безопасности. Речь даже шла о том, чтобы обыскать российских следователей на наличие оружия, отравляющих и радиоактивных веществ.

Майоров | Никаких досмотров с пристрастием и уж тем более обысков нам не устраивали. Допрос свидетелей проходил в помещении полицейского участка, расположенного в центре Лондона. Все, кто входил туда, включая сопровождавших нас сотрудников Скотленд-Ярда и переводчиков, прошли стандартную процедуру проверки. Через нее прошли и сами свидетели, вызванные на допрос. Ничего сверхъестественного в этом не было. Не надо забывать, что Великобритания - это страна, которая не понаслышке знакома с терроризмом, и там очень серьезно подходят к вопросам безопасности.

РГ | Расскажите, как проходил допрос?

Майоров | Допросы Березовского и Закаева проходили одновременно в двух небольших комнатах размером примерно три на четыре метра. Я принимал участие в допросе Закаева. В каждой комнате находилось по пять человек: двое полицейских, которые задавали вопросы, представитель нашей следственной бригады, переводчик и непосредственно свидетель. Из обстановки в комнатах были стол, стулья и небольшой столик, на котором находился магнитофон.

Все вопросы задавались на английском языке. Затем их переводили на русский, хотя тот же Березовский практически свободно владеет английским. Отвечали свидетели тоже на русском. Их ответы соответственно переводились на английский.

При этом я бы хотел особо отметить высокопрофессиональную работу переводчиков. Интересно, что с нами работал мужчина - уроженец Ирака. В свое время он учился в Москве и женился там на русской девушке, приехавшей из Грузии.

Вся беседа записывалась одновременно на две аудиокассеты. Через 45 минут они менялись. Появлялся небольшой перерыв - минуты 2-3, во время которого одна кассета тут же опечатывалась, и на ней расписывались все присутствовавшие на допросе. Не считая этих небольших пауз, допрос велся практически непрерывно. Правда, в любой момент можно было выйти на перекур. Так что никаких бытовых препон не было. Свидетелей также никто силой не удерживал. Каждый раз, меняя кассеты в магнитофоне, британские полицейские говорили, что они имеют право не отвечать на вопросы и вообще закончить допрос.

РГ | Почему допросы Березовского и Закаева длились так долго?

С первым общение продолжалось 6 часов, со вторым - 4.

Майоров | Вопросов к ним было много - около сотни. Причем на половину они не ответили. Поэтому мы вынуждены были задать им немало дополнительных. Правда, на большинство из них Березовский с Закаевым также не ответили.

РГ | О чем же умолчали Березовский с Закаевым?

Майоров | Березовский отказался говорить о своих финансовых и деловых взаимоотношениях с Литвиненко. Они были связаны между собой в течение длительного времени, и Литвиненко, в особенности в последнее время, во многом зависел от Бориса Абрамовича. Не стал рассказывать Березовский и о том, каким бизнесом в последнее время занимался погибший, как жил. Также мы ничего не услышали о некоторых людях, которые, по нашим данным, собранным в России, незадолго до отравления общались с Литвиненко.

Всю эту важную информацию, которая без сомнения помогла бы следствию, мы могли получить от Березовского и Закаева, которые называли себя лучшими друзьями погибшего. Но они ничего не сказали. Словом, не ответили на самые ключевые вопросы.

РГ | Березовский, комментируя допрос, говорил, что следователи в основном интересовались его финансовым положением. А это якобы не имеет никакого отношения к делу об отравлении Литвиненко.

Майоров | Все вопросы, которые были заданы Борису Абрамовичу, касались исключительно гибели Литвиненко. Что касается уголовного дела о мошенничестве, фигурантом которого является Березовский, его расследует другой следователь, у которого, вероятно, есть свои вопросы к этому господину, касающиеся в первую очередь его финансовых дел. И думаю, что их также немало.

РГ | Вы удовлетворены результатами поездки в Лондон?

Майоров | В том объеме, в котором британская сторона могла выполнить наше поручение, она его выполнила. При этом надо принять во внимание, что в России и в Великобритании предварительное следствие проводится по-разному. Поэтому мы пока что не смогли получить ряд интересующих нас документов.

Поскольку расследование гибели Литвиненко проходит практически параллельно в двух странах, у нас вполне может возникнуть необходимость обмена некоторыми материалами. Поэтому я не исключаю, что наше сотрудничество будет продолжено, а значит, возможны и взаимные визиты.

РГ | Сколько версий убийства Литвиненко отрабатывается следствием?

Майоров | Могу лишь сказать, что их несколько. Есть рабочая, но мы отрабатываем все, какими бы экзотическими они ни казались. Некоторые из них пересекаются. Именно поэтому Березовскому задавались вопросы о его финансовых делах с Литвиненко.

РГ | Вы не обсуждали с английскими коллегами ход расследования?

Майоров | Нет, это тайна следствия, что у них, что у нас. Возникали вопросы по экспертным исследованиям. И здесь, хочу отметить, мы движемся примерно в одном направлении. Они, как и мы, проводят как медицинские, так и химические экспертные исследования.

РГ | Вам не кажется, что сама форма убийства Литвиненко из разряда безумных. Ведь исполнитель этого заказа подвергал смертельному риску себя. Я уже не говорю о ни в чем не повинных людях, которые могли и, возможно, пострадали от полония-210.

Майоров | Способ убийства и впрямь из ряда вон выходящий. В первую очередь по опасности для самого убийцы. Для англичан эта история стала достаточно большой проблемой. Насколько мне известно, суши-бар "Ицу", в котором состоялось роковое для Литвиненко чаепитие, тогда сразу закрыли.

Власть Безопасность Армия Происшествия Преступления Правительство Генпрокуратура Дело об отравлении Литвиненко Лучшие интервью
Добавьте RG.RU 
в избранные источники