Новости

11.04.2007 02:00
Рубрика: Общество

Без срока давности

Память о жертвах фашизма должна жить

Бурятия, по земле которой не топтались нацисты, откуда не угонялось на чужбину мирное население, станет хранителем едва ли не самого уникального и внушительного в России архива свидетельских показаний против гитлеровской Германии и политических репрессий, которым подвергались жертвы фашизма в послевоенном Советском Союзе. Рассказы очевидцев, воспоминания узников фашистских концлагерей, их родных, близких в течение 14 лет собирал и бережно хранил Леонид Синегрибов, редактор газеты международного союза бывших малолетних узников фашизма "Судьба", издающейся в Улан-Удэ. Сам он, будучи ребенком, познал ужасы нацистских лагерей, но был спасен литовской семьей…

Российская газета | Леонид Кириллович, почему возникла необходимость передать письма в Национальный архив?

Леонид Синегрибов | Во-первых, писем узников фашизма скопилось так много, что они перестали помещаться в редакционном кабинете и у меня на квартире. Во-вторых, я уже пожилой человек, и, думаю, настало время позаботиться о бесценном архиве газеты "Судьба". Это не просто письма, которые приходили в Бурятию со всего бывшего Советского Союза на протяжении 14 лет - это живая история о жизни людей в концлагерях, о мытарствах узников фашизма в послевоенные годы. "Высылаю свои воспоминания как последний свидетель, - примерно так начинается каждое письмо. - Прошу если не напечатать, то хотя бы сохранить для потомков, чтобы этого никогда-никогда не повторилось". Это очень грустные и подчас трагичные истории, которые никак нельзя утратить! Чтобы помнили… Людям, прошедшим лагеря, не давали прохода, самая черная и тяжелая работа - их. Они трудились и окончательно подрывали свое здоровье в шахтах, на металлургических комбинатах, на вредных производствах… На узников фашизма смотрели косо и с опаской во все времена - и в сталинский, и в хрущевский, и даже в брежневский периоды. Мало кто из них выбился в люди и получил достойное образование - клеймо узника фашизма ассоциировалось с клеймом предателя...

РГ | Как вы сами попали в немецкий плен?

Синегрибов | Я родился на партизанской Брянщине. В годы войны немцы целыми составами вывозили мирное население - на запад, в концлагеря. В их числе оказались и я с моей бабушкой. И вот, в 1943 году, когда мне было 2,5 года, немцы привезли нас в литовский город Алитус. Алитус - очень зловещее место. В 1942 году здесь было уничтожено 66 тысяч мирных граждан и 35 тысяч военнопленных. Я пробыл в Алитусе 4 месяца. Однажды, в числе других, таких же, как я, больных детей, меня погрузили в вагон, который, как я узнал позже, должен был везти нас на тот свет - умирать. Я очень счастливый человек - меня спасли литовцы, воспользовавшись долгой стоянкой поезда на окраине Алитуса. Просто вытащили из вагона и унесли. Моя спасительница - медсестра Ванда, полячка, выкрала меня из вагона по просьбе литовской семьи Малевских под белым халатом. Потом я узнал, что в тот раз Ванда спасла от смерти 8 детей.

РГ | Что было потом?

Синегрибов | Мои приемные родители выходили меня, окрестили в местном костеле - теперь я католик! - и нарекли Тадеушем Малевским. Там, в Литве я прожил до конца войны, как у Христа за пазухой, пока за мной не приехал мой отец, брянский партизан и не увез в холодную, голодную Россию. Помню, ходил в детский садик, где ребятишки прозвали меня "немцем" только зато, что я говорил по-литовски, и часто жестоко били - до 7 лет, пока не набрался ума-разума и не научился скрывать свое прошлое…

РГ | Почему газета "Судьба" издается в Бурятии?

Синегрибов | Сегодня я думаю, что в любом другом регионе "Судьба" не состоялась бы, либо давно закрылась, как нерентабельное издание. У нас, в Сибири, народ лучше хранит память, чтит прошлое и уважает свою историю. "Судьбе" никогда не было легко. Но особенно сложно было удержать газету в середине девяностых годов. Помогли люди… И сейчас помогают по мере возможностей.

Недавно я выиграл грант министерства культуры республики. Получил 45 тысяч рублей, которые потратил на газету. Пусть у "Судьбы" небольшой тираж - всего 3 тысячи экземпляров, но она расходиться по всему СНГ. Мои читатели, корреспонденты и преданные подписчики - бывшие узники фашизма - не только узнают новости, касающиеся непосредственно их статуса, но и о таком замечательном крае, как Бурятия. Знают нас и в дальнем зарубежье. Когда США начали бомбардировки бывшей Югославии, в "Судьбу" обратились представители музея Холокоста в Вашингтоне с просьбой о сотрудничестве. Американцы пообещали выслать мне тысячу долларов, чтобы на эти средства я провел микрофильмирование хотя бы небольшой части писем узников фашизма. Но я не стал им даже отвечать - в знак протеста против бомбардировок Югославии. Мы на страницах своей газеты тогда осудили военную агрессию США.

РГ | После передачи писем в Национальный архив, история "Судьбы" не закончиться?

Синегрибов | Конечно, нет! Я как редактор, журналист, ответственный секретарь и менеджер в одном лице, по-прежнему получаю письма со всего СНГ. Из тех 7 тысяч мы смогли опубликовать только две тысячи. Примерно два года назад президент Путин летал в Краков. Так вот, на борт своего президентского самолета Путин взял не только воинов-освободителей Освенцима, но и членов редакционной коллегии газеты "Судьба". Президент Российского детского фонда Альберт Лиханов удивлялся, как это мы умудряемся издавать такую газету: дескать, они в Москве, не могут, а мы в Бурятии - можем. И в сам деле, газета жива энтузиазмом и энтузиастами, которых все меньше и меньше… Но пока на земле остается хотя бы один бывший узник фашизма, "Судьба" будет жить.

Общество История Филиалы РГ Восточная Сибирь ДФО Бурятия Улан-Удэ