Новости

11.04.2007 03:00
Рубрика: Общество

Шлюпки на воду?

Грозит ли региону наводнение

Cпасатели готовятся к отражению весеннего половодья, которое, по прогнозам, может принять угрожающие масштабы. Насколько серьезна ситуация и готовы ли к ней мобильные отряды? На эти и другие вопросы на "Деловом завтраке" в Сибирском представительстве "РГ" в Омске ответил начальник управления МЧС по Омской области Владимир Гуржей.

 

Российская газета | Владимир Григорьевич, у спасателей сегодня, наверное, самая горячая пора - начинается весеннее половодье.

Владимир Гуржей | Знаете, у нас круглый год горячая пора. Весной - паводок, летом - лесные пожары и птичий грипп, осенью - отопительный сезон. Кстати, нынешней зимой, как и прошлой, не допущено ни одной серьезной аварии в ЖКХ. Я вспоминаю, как пять лет назад ни дня практически не обходилось без происшествия - то прорыв на теплотрассе, то разморозка батарей. Вплоть до эвакуации людей доходило. Сегодня все гораздо стабильнее. Я считаю, это результат целенаправленной работы, проводимой правительством области в жилищно­коммунальной сфере. Что касается паводка - уверен, что и здесь обойдется без катаклизмов. Хотя весеннее половодье - это серьезная проблема для региона, и все силы МЧС уже приведены в полную боевую готовность.

РГ | В 2001 году от наводнения пострадали многие населенные пункты. На чем основана уверенность, что нынче паводок не примет масштабов стихийного бедствия?

Гуржей | Действительно, шесть лет назад 600 километров поймы Иртыша оказались затопленными. Даже мне пришлось по собственному дачному участку на лодке плавать. Причиной бедствия стало то, что казахстанская сторона увеличила объемы попусков (сброса излишков воды) из своих водохранилищ, а нас не уведомила. В результате этой и других причин уровень воды в Иртыше поднялся гораздо выше, чем мы ожидали. Но сегодня можно уверенно сказать: 2001 год не повторится. С казахстанскими коллегами согласованы объемы попусков. Они не превысят прошлогодних.

РГ | В этом году региональное Управление МЧС подписало договор с томскими взрывниками на проведение саперных работ на Иртыше. Насколько вероятна угроза ледовых заторов?

Гуржей | Проведение взрывных работ мы рассматриваем как крайнюю меру. В этом году из-за теплой зимы лед на Иртыше примерно на 40 процентов тоньше обычного. Поэтому серьезных ледовых заторов вряд ли стоит ожидать. Для их предупреждения совсем не обязательно взрывать лед. Достаточно зачернить его золой на переправах - там, где он наиболее крепкий. И он растает. 

Нужно сказать, что паводок нельзя рассматривать исключительно как стихийное бедствие.  Испокон веков Иртыш разливался, и это воспринималось всегда как благо. И трава по берегам лучше растет, и рыба нерестится, и фарватер естественным образом очищается. Но, к сожалению, некоторые населенные пункты расположены так, что их жители страдают от паводка. Каждую весну с началом ледохода я вылетаю на вертолете в поселок Затон Черлакского района - это одно из самых проблемных мест. Я ставил вопрос о переселении людей из Затона, и правительство области готово профинансировать эту работу. Но жители поселка не хотят уезжать. Поэтому на период ледохода мы готовим в Затоне запасы продовольствия, медикаментов, кормов для животных. Создаем временные фельдшерско­акушерские пункты.

Аналогичные меры принимаются во всех населенных пунктах, которые могут быть отрезаны от мира разлившимися реками.

РГ | Нашу читательницу - жительницу частного сектора в Амурском поселке Тамару Кузнецову беспокоит, не окажется ли затоплен ее дом из-за обилия снега.

Гуржей | Снега действительно много. В этом году выпало осадков порядка трех норм. За зиму из Омска вывезено более 400 тысяч тонн, но проблема остается. В Омске насчитывается около 150 мест, где высокое залегание грунтовых вод и нет ливнестоков. На этих участках талая вода будет стоять длительное время. Поэтому мы постоянно взаимодействуем по данному вопросу с коммунальными службами. Люди жалуются на плохую работу коммунальных служб, но часто они сами становятся виновниками затопления. Нередко жильцы звонят - затопило! Приезжаем, сидят нетрезвые хозяева, в ограде вода по верхнюю ступеньку крыльца. А кюветы, куда она должна уходить, полностью засыпаны золой, которую зимой сами хозяева туда выбрасывали. Очисти канаву - и через два часа воды в ограде не будет. Ситуацию в частном секторе мы держим на контроле. И в оперативном режиме устраняем возникающие проблемы.

Больше вопросов возникает в сельской местности, особенно в Называевском, Тюкалинском, Русскополянском районах. Там возможно перетекание талой воды с полей в населенные пункты. Два года назад в Марьяновском районе вдоль дороги, чтобы уберечь ее от размыва, пришлось выложить бетонные блоки весом в две тонны. Так вода, когда пошла с полей, эти блоки как щепки унесла и размыла шоссе.

Главы районов звонят в правительство области, просят выделить деньги для вывоза снега с полей. Но из Сибири весь снег не вывезешь. Поэтому активизируем работу в местах возможного подтопления. Углубляем  экскаваторами сточные канавы, чтобы вода уходила.

РГ | Владимир Григорьевич, сейчас в Омской области, как и в других регионах, ведется проверка пожарной безопасности в интернатах и больницах. Каковы результаты?

Гуржей | Я никогда не работал методом наскока: случилась трагедия в доме престарелых - начали проверять учреждения соцзащиты. Пожар в школе - все на школу бросились. Работа должна вестись постоянно и планомерно. Несомненно, большую часть внимания мы уделяем контролю пожарной безопасности в больницах, интернатах, школах, детских садах. Но нужно понимать, что от пожара никто не застрахован. Особенно в таких лечебных учреждениях, как психоневрологические интернаты или дома престарелых. Пусть там хоть золотая пожарная сигнализация будет и в каждом углу по огнетушителю - никто не гарантирует, что кто­нибудь из пациентов не бросит зажженную спичку в неположенном месте. Сейчас, после краснодарской трагедии, мы получили и приказ МЧС, и распоряжение губернатора повторно проверить все учреждения с круглосуточным пребыванием людей. Проводим тренировки персонала с тактическими учениями пожарных подразделений. Проверка завершится 19 апреля, сегодня же итоги  удовлетворительные.  Если выявленные нарушения не будут  оперативно устраняться, будем подключать прокуратуру, суд и все равно добьемся исполнения требований пожарной безопасности.

РГ | С некоторых пор пожарные не участвуют в согласовании строительных проектов. Как вы оцениваете это законодательное нововведение?

Гуржей | Это нонсенс. Раньше нарушения выявлялись еще на стадии строительства. Например, дом запланирован как девятиэтажный, а потом пытаются добавить еще три этажа. Но в этом случае требования к безопасности должны быть другими. И мы жестко пресекали такие нарушения. Сейчас контроль передан в Государственный архитектурно-строительный надзор. Наши специалисты консультируют немногочисленный штат ГАСН. Но это неэффективно. МЧС не участвует в согласовании на стадии строительства, но обязано контролировать безопасность на введенном в строй объекте. То есть придет инспектор Госпожнадзора и выяснит, что дом построен с грубыми нарушениями правил пожарной безопасности. В принципе выполнения требований можно добиться через суд. Можно и расселить жильцов, пока дом будут перестраивать, если этого потребуют обстоятельства. Но почему должны страдать люди? Я надеюсь, что Госдума вернет пожарным утраченные полномочия. Та ситуация, которая сложилась сейчас, отвечает интересам частного бизнеса, но не новоселов.

РГ | Началась сезонная миграция птиц. Готовы ли омские спасатели к новым вспышкам птичьего гриппа?

Гуржей | Недавний смотр областного отряда показал, что все службы к этому готовы, причем гораздо лучше, чем в прежние годы. В 2006 году за счет федерального бюджета мы получили около трех миллионов доз вакцины и привили птицу на фермах и домашних подворьях. В первую очередь иммунизация проводилась в населенных пунктах, расположенных вблизи водоемов. В результате ущерб от гриппа удалось снизить примерно в пять раз.

В этом году получено пять миллионов доз вакцины и уже привито полтора миллиона голов птицы. Грипп пришел к нам надолго, надо учиться с ним жить. Главное здесь - своевременная профилактика. Я считаю, что нам удалось наладить эту работу. Разъясняем населению, что необходимо оградить домашнюю птицу от контактов с дикой. Сейчас мы располагаем лабораторией, где можно оперативно проводить анализы на наличие у птицы вируса гриппа. Раньше приходилось отправлять материал в Новосибирск.

РГ | В последнее время в Омске построено три новых пожарных депо. На селе дела обстоят хуже.

Гуржей | Мы уделяем повышенное внимание оснащению пожарных частей в сельских районах области. В прошлом году закуплено десять автоцистерн повышенной проходимости. Но остается нерешенной проблема добровольных пожарных команд. Финансируются они из бюджетов муниципальных поселений. И содержать ДПК многим из них не по карману. А между тем в подавляющем большинстве случаев именно ДПК первыми прибывают на пожар. Сейчас идет работа над целевой программой, реализация которой позволит создать стройную систему пожарной охраны на селе. В новом виде дружина будет состоять из пожарного автомобиля и расчета из пяти человек. Нести дежурство они будут в депо модульного типа, чтобы техника не ржавела под открытым небом. Я намерен обратиться в областное правительство с предложением включить в проект бюджета на 2008 год финансирование сельских ДПК.

РГ | Каждый год значительные силы МЧС отвлекаются на борьбу с лесными пожарами. Есть ли возможность предотвратить эту напасть?

Гуржей | Существуют достаточно простые способы профилактики лесных пожаров. Сейчас инспекторы Госпожнадзора заставляют глав муниципальных поселений опахивать населенные пункты, выкашивать бурьян. Ведь 40 процентов лесных пожаров возникает из-за окурка, брошенного из автомобиля в придорожную траву. Так выжгите ее в кюветах, пока в лесу лежит снег. Но далеко не всегда эта элементарная работа выполняется.

Общество Экология Филиалы РГ Сибирь СФО Омская область Деловой завтрак