Новости

17.04.2007 04:20
Рубрика: Власть

Адвокаты назначили себе власть

Защитники официально отказались от доносов

Какие решения принял съезд, рассказал "Российской газете" президент Федеральной палаты адвокатов Евгений Семеняко.

Российская газета| Евгений Васильевич, какой главный вывод можно сделать из прошедшего съезда?

Евгений Семеняко| Съезд показал такой уровень единства адвокатского сообщества, какого не было в прошлые годы. Делегаты продемонстрировали, что индивидуальный характер нашей профессии не мешает корпоративной консолидации сообщества и его сплоченности. По многим принципиальным вопросам решения принимались практически единодушно. Наши гости, представляющие и власть, и самые разные общественные организации, тоже заметили эти перемены и, отмечая их, говорили о возросшем авторитете адвокатуры.

РГ| Почему на съезде были представлены не все региональные палаты. Это, что, некий демарш, непризнание Федеральной палаты?

Семеняко| Нет, это не фронда и не оппозиция, причины более прозаические. У нас есть палаты в субъектах, столь маломощные финансово, что для них оплата проезда и гостиницы - неподъемный груз. Мы стараемся помогать, принцип корпоративности в том и заключается. Но средства самой Федеральной палаты не позволяют помочь всем без исключения.

РГ| Изменения в устав, которые внесены на съезде, значительно расширили полномочия Федеральной палаты. Чем это вызвано?

Семеняко| Никогда прежде российская адвокатура не знала в своем корпоративном уставе таких положений, как право высшего органа отменять и изменять решения региональных адвокатских образований. Заметьте, это голосование тоже прошло единодушно, а некоторые делегаты даже назвали его судьбоносным. Если мы как сообщество претендуем на независимость, значит, должны отвечать за все, что происходит внутри сообщества. Но чтобы самим у себя наводить порядок, надо иметь механизмы влияния, располагать рычагами. А если мы не сделаем чего-то сами, сразу найдутся желающие порулить нами со стороны. Например, власть. Здесь все очень просто: либо мы, либо вместо нас другие.

РГ| Что это за рычаги?

Семеняко| На постоянной основе будут работать две комиссии. Одна - комиссия по правовому наблюдению - следит за законностью решений в региональных палатах и выносит свои суждения в спорных ситуациях. В эту комиссию войдут представители тех же адвокатских палат, то есть сами адвокаты будут оценивать, как действуют их коллеги: в рамках закона или выходят за его границы. Вторая комиссия - по вопросам дисциплинарной практики и применения Кодекса профессиональной этики адвоката. В нее, как предполагается, должны войти по два человека от федерального округа, из наиболее крупных палат, а также 7-10 человек из числа самых авторитетных представителей нашей профессии. Адвокатов, которых, образно говоря, знает вся Россия. В комиссии должны быть и представители совета Федеральной палаты. То есть всего будет человек 25-30.

РГ| Чем конкретно будет заниматься эта комиссия?

Семеняко| Следить за чистотой рядов, обобщать практику, вырабатывать рекомендации, направленные на единообразное понимание всем сообществом требований и этических стандартов в нашей профессии.

РГ| Усиление Федеральной палаты, ее новые полномочия помогут сгладить напряжение в отношениях с властью, в частности, с минюстом, с Росрегистрацией?

Семеняко| Я убежден, что так и будет. Претензии порой возникают там, где надо обратить внимание на те или иные вопросы, что-то подправить, чтобы оставаться в ладах с законом. У властей нет таких полномочий, они обращаются к нам. А мы разводим руками: у нас их тоже нет. Вопрос повисает в воздухе, а потом появляются разные поправки в законы. Но если само сообщество серьезно, по-настоящему займется самоорганизацией, у власти отпадет необходимость конфликтовать с нами.

РГ| Много шума наделали поправки к закону о некоммерческих организациях. Почему они больно задели адвокатов?

Семеняко| Ситуация нелепая. Когда закон писали, об адвокатах и не думали. Смысл этих дополнений - отслеживать финансовые потоки со стороны иностранных государств в адрес некоммерческих организаций, на какие цели они расходуются. Но под эту гребенку попали и адвокаты, хотя известно, что ни иностранцы, ни зарубежные государства к финансированию адвокатских палат отношения не имеют. Тем не менее с усердием, достойным лучшего применения, с нас стали требовать какие-то невообразимые отчеты. Очевидное головотяпство. Теперь надеемся, что депутаты Госдумы в кратчайшие сроки исправят эту ошибку в законе. Съезд принял специальное обращение к Государственной Думе.

РГ| Эти поправки действительно затронули и адвокатскую тайну?

Семеняко| Здесь ситуация еще более критическая. Дело в том, что у любого адвокатского образования собственных средств нет. В отношении денег они выполняют функцию не более как налогового агента, стороны по соглашению. А отношения адвокат - доверитель закон относит к адвокатской тайне. Значит, давая информацию по требованию органов Росрегистрации, они нарушат адвокатский закон, который обязывает при любых обстоятельствах обеспечить адвокатскую тайну. Получается, что этот закон нарушает не только статус адвокатуры, но еще и интересы гражданина, ведь ради него и установлена адвокатская тайна.

РГ| На съезде остро говорили о так называемой защите по назначению, для чего в порядке эксперимента были созданы государственные юридические бюро. Они не решили проблему?

Семеняко| Мы с Росрегистрацией пока пришли к договоренности, что должны совместно выйти на некую единую концепцию. У нас достаточно адвокатов, максимально заинтересованных в том, чтобы работу по оказанию бесплатной юридической помощи гражданам вести в полном объеме. Как в районах, где много адвокатов, так и в тех, что причисляют к труднодоступным и малонаселенным. Есть и организационно-правовая форма, в рамках которой такая работа будет реализовываться - это юрконсультация. Закон предусматривает создание такой структуры. В ряде российских регионов, в частности в Якутии и Калмыкии, постановлением правительства созданы такие консультации, и проблема там снята.

РГ| Как всегда, встанет вопрос, а кто будет платить за это?

Семеняко| Федеральный бюджет средств на эти цели не выделяет, потому что это - дело субъектов. А в большинстве регионов нет даже законов, дающих возможность использовать деньги на эти цели. У многих субъектов и самих денег нет. Мы предлагаем, чтобы эту помощь, гарантированную гражданам Конституцией, государство взяло на себя через органы Росрегистрации. Адвокаты такую работу выполняют, а Росрегистрация контролирует выделение финансовых средств и правильное их использование. Так же, как это происходит теперь, когда МВД или прокуратура оплачивают аналогичный труд адвоката. Такой вариант будет финансово наименее затратным. Если же создавать чиновничьи структуры, они сами и съедят все деньги.

РГ| Съезд внес изменения и в Кодекс профессиональной этики адвоката. Они носят принципиальный характер?

Семеняко| В отличие от устава здесь просто уточнены некоторые процедурные вопросы. Все самое важное и существенное, что должно быть в Кодексе профессиональной этики адвоката, в документе есть. Другое дело, что на практике подчас возникают проблемы с процедурами, это и потребовало вмешательства.

Росрегистрация предложила свои дополнения к кодексу - всего шесть поправок. Две из них съездом приняты, четыре отклонены. Они выходили за пределы профессиональной деятельности адвокатов, а там, на наш взгляд, должны работать уже другие формы и виды ответственности.

Власть Работа власти Госуправление