Новости

18.04.2007 04:50
Рубрика: Власть

Между Западом и исламским миром

Текст: Вениамин Попов (посол по особым поручениям МИД России)

Характерно, что многие официальные и общественные деятели Королевства Саудовская Аравия подчеркивали в этих беседах, что именно России в настоящее время суждено сыграть весомую, если не ведущую роль в том, чтобы не допустить дальнейшего усиления противостояния между Западом и исламским миром, которое, к сожалению, набирает силу и выражается в ухудшении обстановки не только в Ираке, но и в целом раде районов мира.

Сегодня, пожалуй, нет политической темы более актуальной, назревшей и одновременно столь широко обсуждаемой, чем диалог цивилизаций. Ее общие параметры и отдельные конкретные аспекты -политические, религиозные, научные стали предметом рассмотрения и изучения многими международными и национальными организациями на разных уровнях во всех концах мира. Одна за другой проходят конференции, симпозиумы, встречи, на которых представители духовенства и правительственных организаций, писатели и ученые, деятели культуры и социологи под различными углами зрения анализируют ключевые стороны этого вопроса; ему посвящены многие исследования и публикации. В этой связи представляется уместным особо отметить увидевший недавно свет фундаментальный труд Б.Н. Кузыка и Ю.В. Яковца "Цивилизации: теория, история, диалог, будущее", а также открывающие новые стороны этой темы книгу генерального секретаря ОИК Э. Исханоглу "Культура мирного сосуществования" и работу пакистанца Тарика Али "Столкновение фундаментализмов".

Важнейшей вехой в этом направлении стал и доклад, обнародованный в ноябре 2006 года группы высокого уровня "Альянс цивилизаций", в подготовке которого от России принимал участие известный ученый профессор В.В. Наумкин, и, в котором содержатся рекомендации относительно того, как разрядить усиливающееся напряжение между Западом и исламским миром. Вместе с тем, многие вынуждены признать, что эти, достойные всяческой похвалы усилия, пока, к сожалению, не получают должного резонанса, не дают желаемого успеха, на который рассчитывали их инициаторы.

По роду своей работы мне довелось участвовать в более чем в двух десятках мероприятий, где принимались прекрасные резолюции и рекомендации, однако лишь их малую часть удается вывести на простор практической реализации.

Одна из причин такого положения заключается в том, что вышеупомянутые семинары и коллоквиумы носят скорее академический характер, на них собираются, прежде всего, единомышленники, которые подвергают резкой критике известную теорию С. Хатингтона "о столкновении цивилизаций" и убедительно доказывают друг другу пользу и необходимость диалога культур и религий.

Крупнейший российский востоковед академик Е.М. Примаков в своей, недавно изданной и уже успевшей стать бестселлером, монографии "Ближний Восток: на сцене и за кулисами" говорит даже "о кризисе диалога цивилизаций".

Президент Египта Хусни Мубарак высказал по сути аналогичную оценку. "Диалог цивилизаций, длящийся уже много лет", - заявил он в интервью "Российской газете" 1 ноября 2006 года, - "не дает положительных результатов. Мы нуждаемся в новом диалоге, основанном на взаимном уважении, признании равноправия всех стран. Надо стремиться к созданию общей платформы интересов".

Корень проблемы в том, что, Запад настойчиво пытается навязать свое видение этой проблемы, свои ценности и оценки. В этих целях мобилизован достаточно мощный исследовательский потенциал американских и европейских научных центров. По сути дела, "под разными соусами" подается тезис о том, что в основе конфронтации Запада и мусульманского Востока лежат специфические особенности ислама, якобы присущие ему воинственность и экстремизм. На Западе превалирует снисходительное отношение к исламу и взгляд на него свысока, как к религии более низкого уровня. Эти нотки превосходства проявляются достаточно широко и среди политических деятелей и среди интеллектуалов, а также в средствах массовой информации.

У многих на памяти выходящее за рамки элементарной этики высказывание бывшего Премьер-министра Италии С. Берлускони, сделанное в 2001 году о том, что "западная цивилизация стоит значительно выше исламской". ("Мы должны быть уверены в превосходстве западной цивилизации, которая гарантировала благосостояние, уважение к правам человека и, в отличие от исламских стран, уважение религиозных и политических прав"). Примечательно, что в конце октября 2006 года, один из высокопоставленных американских дипломатов А. Фернандес признал, что на Ближнем Востоке Вашингтон продемонстрировал "высокомерие и глупость". Такие заявления, разумеется, не могут пройти незамеченными. В Соединенных Штатах и в ряде государствах союзников распространено восприятие ислама в черно-белых тонах; оно лишено объемного видения, осознания богатейшего культурного наследия исламской цивилизации. И это, несмотря на то, что в среде американских востоковедов немало высококлассных экспертов, хорошо разбирающихся в проблемах ислама. К примеру, один из американских политологов в начале 2006 года подчеркивал, что "Запад, за небольшим исключением, не понимает ислам, не сознает, что в последние годы в мусульманском мире появилась новая мощная элита, которая ничем не уступает интеллектуалам из развитых государств, а иногда и превосходит их и, которая уверена в том, что способна решать проблемы, стоящие перед мусульманскими государствами, самостоятельно, без вмешательства извне".

Этих образованных и просвещенных представителей мусульманских стран, овладевших, как правило, не только духовным богатством исламской цивилизации, но и культурным наследием Запада, особенно возмущает тот факт, что определенные силы на Западе пытаются отожествлять терроризм с исламом. Нельзя не согласиться с высказываемым ими мнением, что это -порочный путь, ведущий в тупик. Политический терроризм не является изобретением какой-либо религии, тем более, монотеистической. Это -весьма порочный путь, ведущий в тупик. Все    заповеди основных трех аврамических религий, практически, совпадают. Они проповедуют добро, высокую мораль, миролюбие и милосердие.

В истории есть немало примеров того, как определенные силы пытались и сейчас пытаются использовать терроризм в качестве средства политической борьбы. В качестве примера можно привести организацию "Тигры Освобождения Тамил Илама". Эта экстремистская организация существует уже тридцать лет и преследует цель создание независимого тамильского государства на севере и северо-востоке Шри-Ланки. Для достижения своих целей эта группировка активно использует методы террора, в основном "бомбового". Жертвами терактов "тигров" стали не только десятки политических деятелей Шри-Ланки, в том числе Президент страны Р. Премадаса, но и Премьер-министр Индии Р. Ганди.

"Тигры" в основном - индуисты, но не утверждают ведь, что эта религия порождает экстремизм. А разве в отношении басков или Ирландской Республиканской армии употребляют термин "христианский терроризм"?

В определенных политических кругах - это касается разных стран -приходят к выводу о том, что терроризм является единственным оставшимся в распоряжении оптимальным и эффективным методом доведения их точки зрения до собственных правительств или до мировой общественности, при этом достаточно, на их взгляд, дешевым. Теракты тамильских камикадзе носят, прежде всего, локальный характер, мировые СМИ на них не концентрируют внимания, и это, прежде всего, потому, что в Шри-Ланке нет ни источников нефти, ни газа, ни больших запасов полезных ископаемых, которые представляли бы интерес для ТНК. Страны же Среднего и Ближнего Востока занимают первое место в мире по запасам и добыче нефти и газа. Те, кто имеют контроль над этими ресурсами, по существу, определяют и диктуют правила игры. Не случайно появился термин "джихаддисты" (это слово арабского происхождения). Тем самым делается попытка связать это понятие с регионом, присвоив ему арабское имя, т.е., как бы "склеиваются" понятия "терроризм" и "ислам".

"Сегодня мир стали пугать исламом", - отмечал Муса Умаров, член Совета Федерации от Чеченской Республики, подводя под это научное обоснование. Широко известна теория о заговоре исламского мира против других религий и цивилизаций вообще, которую тиражируют на Западе. Между тем, "ислам - одна из великих глобальных религий, в ее учении нет понятий войны и насилия. Да, исламская культура отличается от других. Но агрессивную окраску исламу придают экстремисты, которые пользуются верой в корыстных целях". Можно с полным основанием сказать, что аналогичная оценка превалирует среди мусульман в целом.

В понимании Запада, целью диалога является навязывание определенных понятий, символов и ценностей, которые выгодны, прежде всего, ему; причем делается то под лозунгами демократии, то на основании "научных" выкладок. Так, например, взяв на вооружение, предложенную американским политологом Б. Льюисом теорию о том, что "мусульманские страны завидуют Западу, потому что отстали навсегда, и Западу нужно их -де образовывать", представители англо-саксонской цивилизации, выдвигая себя в роли просветителей, пытаются реанимировать такие понятия, как "бремя белого человека", "цивилизаторская миссия" и т.п.

При этом намеренно или в результате уверенности в собственном превосходстве на Западе игнорируют появление на мусульманском Востоке нового поколения политических лидеров, которые не словами, а делом продемонстрировали способность не только обеспечить быстрое экономическое развитие, но и умение решить острейшие конфессиональные и внутриполитические проблемы. Достаточно упомянуть о богатейшем опыте в решении этих задач таких стран, как Малайзия и Султанат Оман.

Трудно спорить с тезисом о том, что некоторые мусульманские страны хрупки, их безопасность зависит от Запада, они не в состоянии самостоятельно справиться с внутренними проблемами. Однако очевидно и то, что ислам черпает силы в интеллектуальном единстве, во все возрастающей солидарности новых социальных групп мусульманского мира.

По мнению американского ученого, вице-президента Ассоциации мусульманских ученых-обществоведов Муктедара Хана, "сегодня можно говорить о появлении новой исламской интеллектуальной элиты и ее способности генерировать идеи, которые одновременно усиливают ее потенциал и освобождают из духовного плена, в котором находятся светские интеллигенты и традиционные улемы". Это, созревшая в глубинах создания, убежденность в том, что решение мусульманских проблем должно прийти изнутри, позволяет новым лидерам исламского мира мыслить более масштабно и избавиться от комплекса неполноценности, который поразил мусульман в период колонизации. Таким образом, без видимого наращивания своих возможностей, мусульмане превращаются в более мощное, чем прежде, сообщество, которое обретает новые силы, в наличии образованной элиты, в собственной воле к саморазвитию. Именно это явление порождает дискурсивное равновесие сил, несмотря на ограниченный дисбаланс материальных ресурсов. "Западу следует разглядеть эту новую сторону исламской цивилизации", - считает М. Хан, - "признать в исламском общественно-политическом движении легитимную силу, то есть рассматривать ее как истинное стремление миллионов мусульман жить по своим правилам, а не как выражение экстремизма меньшинства".

"Пока же, - как отмечал, ведущий колонку комментатора в газете "Бостон глоб" Х.Д. Гринуэй, - администрация Буша не располагает терпением для того, чтобы понять сложнейшее взаимовлияние этнических, религиозных и племенных традиций народов Ближнего Востока, которые она хочет изменить".

Американский политолог Фаваз Гергес предложил разделить мусульманский мир в настоящее время на три части, (имея в виду, что всякое деление условно).
Первая - это большинство правоверных мусульман, которые категорически отвергают терроризм и стремятся строить свою жизнь в соответствии со строгими моральными требованиями исламской религии.

Вторая часть - это очень небольшое радикальное меньшинство -экстремисты, проповедующие массовый террор, убийства ни в чем не повинных граждан. С такого рода радикалами вести диалог бессмысленно, их надо просто изолировать. И, наконец, есть и значительная группа тех, кого относят к фундаменталистам, т.е. лиц, стремящихся к строительству жизни государства на принципах, которые проповедовал Пророк Мухаммед, но без насилия, с помощью развернутой демократии, через систему справедливых выборов. Эта та категория, с которой диалог не просто желателен, но и необходим. Не всегда он будет легким и простым, но их нельзя отталкивать и, тем самым, отправлять в ряды экстремистов. Разумеется, для того, чтобы вести с ними дискуссии, нужно хорошо знать ислам, другие конфессии, различные философские школы; вести разговор на основе черно-белого восприятия мира было бы не только бесперспективным, но и контрпродуктивным. Поэтому идея партнерства цивилизаций, в которую необходимо вовлекать не только умеренных правоверных мусульман, но и фундаменталистов при соответствующей организации этого процесса, может и должна привести к заметным позитивным результатам, вовлечь в диалог тех, кто способен реалистично мыслить и оценивать всю совокупность сложившихся условий без предубеждений и не подгонять действительность под заранее составленную схему.

Последние пять лет со всей очевидностью показали, что только силовыми методами справиться с международным терроризмом невозможно. Нужно налаживать равноправный конструктивный диалог между Западом и мусульманским Востоком. Именно равноправный, где стороны хорошо бы понимали друг друга, а не стремились обратить другого "в свою веру".

Это можно сделать только при участии России. Четыре года назад в Министерстве иностранных дел Российской Федерации впервые в истории работы внешнеполитического ведомства была создана Группа по исламскому фактору. И за этот период мне, ее руководителю, по прямому указанию Президента, довелось посетить около тридцати мусульманских государств, и могу со всем основанием заявить, что Российская Федерация в этих странах воспринимается как дружественная держава, а ее глава, Президент В.В. Путин пользуется огромным уважением. (В последнее время мы получаем все больше и больше писем и обращений от исламских организаций и отдельных граждан, в которых содержится высокая оценка нашей позиции).

В качество лишь одного из примеров можно отметить, что, на состоявшемся в Индонезии в начале октября с.г. Первом симпозиуме АТЭС по налаживанию межкультурного и межрелигиозного сотрудничества, глава одной из крупнейших мусульманских организаций "Мухаммедия", объединяющей свыше 30 миллионов человек, профессор Шамсуддин призвал страны Азиатско-Тихоокеанского региона последовать примеру России, создавшей, успешно функционирующую Группу стратегического видения "Россия - исламский мир". Мусульмане рассматривают наше участие в достижении различных договоренностей и соглашений, как своеобразное свидетельство их реальной объективности, беспристрастности и справедливости.

В этом плане важнейшую роль в налаживании конструктивной дискуссии могла бы сыграть Россия, отношения которой с исламскими государствами быстро развиваются и, которая встала на путь практического сотрудничества с западными странами после 1991 года. Российская Федерация, с одной стороны, принадлежит к христианству, с другой стороны, - к мусульманскому миру. И это дает ей возможность не только лучше понимать обе стороны разгорающегося конфликта, но и оказать добрые услуги в том, чтобы также и Запад и исламский мир лучше понимали и учитывали интересы друг друга. Не случайно, что все больше утверждается тезис о том, что Россия может и должна выполнить роль своеобразного "цивилизационного моста" в этом, жизненно важном для всего человечества, процессе.

Власть Работа власти Внешняя политика Власть Позиция Правительство МИД