Новости

20.04.2007 04:30
Рубрика: Происшествия

Рисковая зарплата

Глава ФНПР считает, что в трагедии на шахте "Ульяновская" виновата неправильная система оплаты труда

Российская газета: Скажите, какова роль профсоюзов в трагедии, которая произошла в Кемеровской области? Планируете ли вы что-нибудь предпринимать в связи с этой историей?

Михаил Шмаков: На мой взгляд, все эти происшествия, как бы наложившиеся друг на друга (я имею в виду взрыв на шахте "Ульяновская", и происшествие с самолетом Ту-134 в Самаре, и случившуюся летом прошлого года трагедию с самолетом Пулковских авиалиний, который перелетал через грозу), имеют одну и ту же причину. Это неправильная система оплаты труда. Дело в том, что обычно сегодня на этих предприятиях стабильная тарифная часть зарплаты работников составляет порядка 20-30 процентов. Остальные 70-80 процентов представляют собой всевозможные доплаты: за налет, за часы, за производительность, за добытый уголь. Таким образом, остановка работы шахты или отказ от рейса ведет к тому, что заработок людей существенно сокращается. Понятно, что такое положение вынуждает работников трудиться даже тогда, когда на предприятии нарушается техника безопасности. В частности, на шахте "Ульяновская", как показало расследование, работники самовольно прекращали действие датчиков уровня метана, потому что система была налажена на то, что отключала работу оборудования тогда, когда уровень газа в воздухе превышал допустимую концентрацию. Отключение работы оборудования вело к остановке шахты, а остановка шахты - к серьезному сокращению зарплат.

Полный отчет о "Деловом завтраке" читайте в одном из ближайших номеров

Происшествия ЧП Аварии и катастрофы Деловой завтрак Трагедия на шахте "Ульяновская"
Добавьте RG.RU 
в избранные источники