Новости

21.04.2007 03:00
Рубрика: Власть

Инспектор, в чем смысл?

Что думает о людях на колесах сотрудник ГИБДД

Обычно их не любят за умение появляться как из-под земли в тот самый момент, когда наша "русь-тройка" несется со скоростью света через населенный пункт, не притормаживая на пешеходных переходах.

Иногда приписывают им нездоровый интерес к своему кошельку. Но не будем забывать, что дорога - одно из лучших зеркал состояния общества, его характера и нравов. Что видят в этом зеркале и что думают о нас гаишники? На шумном столичном перекрестке я включила диктофон, чтобы выслушать старшего инспектора ДПС Александра Лаптева.

Российская газета: Жванецкий сказал про нашего человека за рулем: "Помереть он не боится, а штраф его очень расстроит". Такой пофигизм - специфика русского характера?

Александр Лаптев: Каждый почему-то думает, что "пронесет именно меня". Не знаю уж откуда это у нас, но тенденция такова: богатые и статусные люди на дорогих машинах почему-то считают, что не царское это дело соблюдать правила. Пусть их соблюдают "семерки" и "восьмерки". Ну как же так: еду я в крайнем левом ряду, тороплюсь по делам, а приходится тормозить и пропускать пешеходов или "скорую"! Вы не представляете, какая начинается иллюминация и звуковая какафония, когда какому-то бонзе надо проехать. Водителям на крутых машинах просто в голову не приходит, что торопиться может еще кто-то.

РГ: Откуда это у нас? Компенсация многолетней советской уравниловки или, наоборот, постсоветский выпендреж?

Лаптев: Действительно, кроме тех, "кто из грязи в князи", есть еще одна категория нарушителей на автомобилях попроще. Их психология: хоть здесь в первых рядах, хотя бы на дороге "оторвусь" на полную катушку. Главное для них - выиграть в эмоциях. Поэтому возникают стихийные соревнования. Как будто если он первым дойдет до финиша, что-то изменится в его жизни! Кстати, первые правила возникли стараниями лихачей - уже лет через пять после того, как на улицах городов появились авто.

Думаю, что лихачат и за границей. Но там большие штрафы. А они сдерживают неконтролируемый выброс адреналина. И еще за границей очень развита система доказательной базы: все компьютеризировано, везде видеокамеры. Не с кем спорить, и нет такого чисто психологического противоборства с полицейскими, когда высший пилотаж: нарушить, но чтобы "гаишник" не засек.

РГ: А, может быть, люди просто привыкли соблюдать закон?

Лаптев: Да, эта правовая культура за рубежом повыше. Хотя многие иностранцы, приезжая к нам, тоже очень много чего себе позволяют.

РГ: К примеру, как известный северный народ, подустав от сухого закона, ездит в Питер расслабляться?

Лаптев: Вот именно, полихачить за рулем - это то же самое, что напиться до чертиков... Особенно если за это еще и не очень попадет.

РГ: Скажите, а сами-то вы, уже работая в ГИБДД, нарушали?

Лаптев: ...Нарушал. Если честно, по манере вождения я могу определить коллег, даже если они на личных автомобилях. Есть такие нарушения, которые простой смертный себе не позволит.

РГ: Вам знакомо такое психологическое состояние, как эмоциональное выгорание? Это явление касается гаишников? Извините, вам неприятно, что я так вас называю?

Лаптев: Да нет, нормальная аббревиатура. А по-новому слишком длинно и коряво выходит. Притупление сопереживания, сочувствия к человеку, с которым приходится общаться по работе, конечно, есть.

РГ: Как справляетесь с раздражением от большого количества мигалок и спецномеров?

Лаптев: Без таких номеров, естественно, не обойтись. Но они нужны только тем, кто спасает людей: "скорой", пожарной, милиции. Плохо то, что их раздали направо и налево: чуть ли не каждая десятая машина ездила с маяками и пропусками. Поэтому спецзнаки обесценились. Народ рассуждает так: а чем он лучше нас, что рулит по встречной полосе? Никто никого не пропускает, потому что никто никому не верит. Про "скорую" говорят: "Да они за пивом поехали!"

Ведь до чего дошло: месяц назад проводилась специальная акция: "Пропускают ли "скорую"?" Почти половина водителей не пропускает!

РГ: Поездив по московским улицам, если честно, проникаешься очень нехорошим чувством к своим собратьям на колесах. А какие чувства вы испытываете к водителям?

Лаптев: Я выработал в себе противоядие от раздражения. Бывает так. Останавливаешь водителя и еще не успеваешь руку к фуражке поднять, а он очень агрессивно: "Инспектор, в чем смысл?" Мол, я спешу и разговаривать с вами мне некогда. В таком случае сначала мысленно считаешь до пяти, а потом уже начинаешь разговаривать.

РГ: То есть, как говорят, психотерапевты, строите защиту?

Лаптев: Без этого нельзя, я ведь тоже человек. И, надо признаться, очень эмоциональный. Я, конечно, стеклянные купола вокруг себя не воздвигаю, но иногда приходится держать паузу, пока человек не выплеснет из себя все, что за день накопилось.

РГ: Почему все-таки так много хамов на дороге?

Лаптев: Я тоже много думал об этом. Ведь люди, которые заработали себе возможность ехать в кортеже с мигалками собственным трудом, хамят редко. Приходилось общаться, к примеру, с депутатами на личных авто.

А вот тот, кто урвал что-то моментально, попал, что называется, в струю, не заботится о приличиях на дороге. Кстати, именно такие чаще всего считают, что если инспектор остановил, значит, у него единственный корыстный интерес - "вас ошкурить".

РГ: Что вас больше всего обижает на дороге?

Лаптев: В первую очередь неуважение. Когда ты делаешь отмашку жезлом, а мимо тебя проезжают, как мимо пустого места.

РГ: По глазам можете определить, что за рулем нарушитель?

Лаптев: Скорее по внешнему виду. Не знаю, чем это объясняется, но нарушители почему-то примерно одинаково выглядят, одеваются похоже. Мода у них одна.

РГ: Кто-то умный сказал, что раз большую часть времени мы проводим на работе, то нужно заставить себя эту работу полюбить. У вас получилось?

Лаптев: Я никогда не мечтал быть милиционером. Всегда увлекался электроникой и компьютерами. Работал на оборонном заводе в вычислительном центре. Грянули, помните, реформы Гайдара. Зарплату платить перестали. Сосед по даче и скажи матери: "Что он у тебя оболтусом болтается. Пусть идет к нам в милицию". Я помыкался-помыкался и пошел.

РГ: А в семье "регулировать движение" не пытаетесь?

Лаптев: Не то чтоб регулировать, но за дисциплиной слежу, особенно это касается сына. Меры разрешительные и запретительные к нему иногда применяются. Вот с дочкой я совсем по-другому.

РГ: Как утверждают психологи, эффект стереотипа - одна из самых мощных преград взаимопонимания. Уж так устроены наши мозги, что мы очень легко "ведемся" на формулы типа "все блондинки - дуры, а все цыгане - конокрады". Каков, по-вашему, стереотипный гаишник?

Лаптев: Ну, скажем так, это не худенький дяденька. Впрочем, такому восприятию есть основания. Постоянно на машине, нехватка движения. И очень худым на ветреном перекрестке, когда мороз под двадцать, не продержаться. Да это бы ладно. Плохо другое. Многим кажется, что "гаишник вышел на дорогу исключительно за тем, чтобы взять с вас деньги". Но ведь и водители

гораздо охотнее кладут в карман постовому, чем едут в Cбербанк. Кто только не предлагал, даже преподаватели вузов, которые на своих занятиях учат студентов правовой культуре.

РГ: Помните фильм с Никоненко в главной роли. Упертый в своей честности гаишник. Как вам кажется, это идеальный образ?

Лаптев: Люди-то такие, конечно, есть. Но, к сожалению, какой бы ты честный ни был, побеждает другое мировоззрение. С системой сложно бороться. Проще уступить. А принципы, свои взгляды на жизнь? Они есть . Но куда с ними деваться?

РГ: Мой муж считает, что женщина за рулем то же самое, что обезьяна с гранатой. Согласны?

Лаптев: Не совсем. Все-таки женщина внимательнее мужчины. Но с другой стороны, есть специфика женского вождения. Боязнь на первых порах ее сдерживает. Но когда она переступает порог этой боязни и чувствует, что появилась уверенность и какой-то профессионализм, она становится гораздо опаснее мужчины. Тормозов нет никаких.

РГ: А приходилось сталкиваться с обитательницами Рублевки?

Лаптев: Когда работал в центре, где много ресторанов, банков и крутых контор. В основной массе этот контингент старается решать свои проблемы с ГИБДД с помощью денег. Многие, имея купленные документы, пытаются сразу же напугать. На любое замечание отвечают начальственным тоном: "Так, номер значка? Давай-ка, инспектор, я позвоню твоему начальнику, и все решится!" И, к сожалению, решается... У этих людей есть связи и в органах.

РГ: Какие-то сленговые словечки в вашем профессиональном сообществе есть?

Лаптев: Конечно. Например, выпивший водитель - это "бахус", а неопытная дамочка за рулем - "фикса". Впрочем, есть и секретные слова, которые существуют, чтобы можно было общаться между собой, например, когда людей "пробиваешь" по базе.

РГ: Москву любите?

Лаптев: Если честно - нет. Вся эта суета не по мне. Не то чтобы я москвичей не люблю. Просто обстоятельства вынуждают их толкаться локтями. Смотрю на них и думаю: жизнь заставляет их бежать все быстрее. А зачем? Человеку совсем не это нужно.

РГ: А что нужно человеку?

Лаптев: Да это просто: чтобы был дом, семья и в ней - благополучие.

Власть Безопасность Правоохранительная система