Новости

17.05.2007 04:00
Рубрика: Экономика

Рост есть, счастья нет

Аналитики оценивают возможности российской экономики

Прозвучали три доклада, которые различались и степенью критики по отношению к действиям государства, и оценками вероятности успеха тех или иных сценариев долгосрочного развития экономики. Впрочем, по общему мнению, идея модернизационного проекта везде оказалась в центре внимания.

А сценариев "вычленено" сразу четыре. Условно они обозначены как "рантье", "модернизация", "мобилизация" и "инерция". Председатель правления РИО-Центра Игорь Юргенс первого из выступавших, директора Института экономики РАН Руслана Гринберга, охарактеризовал как сторонника усиления роли государства. Гринберг призвал власти в ближайшие годы придать решающее значение "гуманитарным факторам", увеличению финансирования науки, образования и культуры.

Суть доклада сопредседателя Совета по национальной стратегии Иосифа Дискина, обозначенного Юргенсом как "более умеренный государственник", можно увидеть в призыве к осознанию особенностей России. Поскольку модернизационный проект может возглавить только государство, то оно и должно ответить на запросы новых социальных групп, сложившихся в последнее десятилетие, и предложить план созидания "новой России с новыми ценностями".

По определению Юргенса, "условный либерал" Леонид Григорьев, президент Института энергетики и финансов, сформулировал нынешнюю проблему страны более просто: "Рост есть, а счастья нет". Фоновая ирония, вероятно, была призвана оттенить драматизм положения. По оценке Леонида Григорьева, страна только сейчас начала выходить на предкризисный, образца 1989 года, уровень ВВП. Правда, уровень инвестиций сейчас - ниже в четыре раза. Среди граждан "на порядок выше степень дифференциации интересов, чем в большинстве стран". Платформа, которая могла бы объединить всех россиян, очевидна - территориальная целостность, рост доходов, защита прав собственности, достойное финансирование социальной сферы. Но при этом совершенно неочевидны методы ее воплощения. Далее, превышение ввоза капитала над вывозом было объявлено позитивным событием, но, по мнению Григорьева, это свидетельствует о катастрофической непригодности финансовой системы к инвестированию: "Мы ввозим спекулятивный капитал, который при любой угрозе кризиса начнет метаться". Одновременно с этим "мы по-прежнему не знаем, куда деть 15 процентов ВВП, и сейчас вместо одного Стабфонда создано два".

А теперь - о четырех сценариях. Сценарий "рантье" предполагает попытку жить на "ренту" от природных ресурсов. При этом варианте модернизация отбрасывается на периферию решаемых задач, а ресурсов вполне может не хватить, особенно при неминуемом снижении цен на энергоносители. Второй сценарий, "мобилизационный", базируется на концентрации ресурсов на важнейших направлениях развития, которые управляются "сверху". "Инерционный" сценарий представляет собой скорее тактический, чем стратегический, вариант решения проблем страны, в рамках которого власть по сути работает в режиме "пожарной команды". И, наконец, "модернизационный" сценарий. Он предполагает стратегию укрепления институтов рынка и государства, повышение эффективности бизнеса. "Это самый трудный путь, поскольку никому еще не удавалось модернизировать страну в короткие сроки после столь глубокого и всеобъемлющего кризиса", - отметил Леонид Григорьев. К тому же "не может быть такой модернизации, при которой государство сначала себя вытаскивает за волосы, а затем остальных". А это - о неизбежных и желательных совместных действиях власти, бизнеса и общества при таком повороте сюжета.

Рейтинг "интуитивных вероятностей" реализации того или иного сценария выглядит так. "Инерционный" - 50 процентов, "рантье" и "мобилизационный" - по 20 процентов, "модернизационный" - 10 процентов.

Экономика Макроэкономика