Новости

17.05.2007 00:00
Рубрика: Власть

Момент справедливости

Конституционный суд уточнил процедуру пересмотра судебных решений

Вчера Конституционный суд огласил постановление по проверке норм УПК, и теперь законодателям за шесть месяцев нужно предложить иной порядок возобновления производства по уголовным делам в связи с выявлением новых обстоятельств.

Дело Елены Акимовой было таким типичным бытовым убийством, что никак не позволяло предположить каких-то особенных правовых последствий, если бы президиум Курганского облсуда не обратился в Конституционный суд.

Напомним, что ссора в семье Акимовых случилась 10 января 2005 года, когда, судя по представленным в КС материалам, жена ударила мужа ножом в живот. 3 февраля 2005 года дело оказалось в суде, а 7 февраля потерпевший скончался. Петуховская центральная райбольница представила заключение, что причиной смерти Акимова стали последствия ножевого ранения. Суд вынес решение, по которому Елена Акимова получила 4 года лишения свободы с отсрочкой отбывания наказания до тех пор, пока ее сыну не исполнится восемь лет (тогда мальчику было пять). Однако сестру погибшего приговор категорически не устроил, она пошла в прокуратуру, прокуратура обратилась в суд с просьбой о возобновлении производства ввиду новых обстоятельств.

Президиум Курганского облсуда обратился в КС с запросом, прося проверить на соответствие Конституции положения статей 237, 413 и 418 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Заявитель утверждал, что "указанные нормы уголовно-процессуального закона необоснованно сужают конституционные полномочия суда по осуществлению правосудия".

Взвесив все аргументы, судьи КС поддержали заявителя, признав оспариваемые нормы не соответствующими Конституции, в той части, в какой они "позволяют отказывать в возобновлении производства по уголовному делу и пересмотре принятых по нему решений ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств при возникновении новых фактических обстоятельств, свидетельствующих о наличии в действиях обвиняемого признаков более тяжкого преступления". И порекомендовали законодателям в течение шести месяцев изменить оспариваемые нормы.

Как пояснил судья-докладчик Геннадий Жилин, "вот есть государство, которое осуществляет обвинение, есть - лицо, совершившее преступление, которого привлекают к ответственности, но есть еще и потерпевший. С одной стороны, УПК потерпевшего привлекает в качестве участника процесса со стороны обвинения, а с другой - его права несколько принижены по сравнению с осужденным, потерпевшего как бы оставили на обочине. Ведь если смерть наступила после того, как дело передали в суд, то подсудимый может даже считать, что ему повезло. Нельзя же ставить в зависимость от таких обстоятельств уголовное преследование. Мы рассматривали дело только с точки зрения Конституции, с точки зрения справедливого правосудия, а от подобных случайных обстоятельств нарушается равенство и между осужденными".

Представитель Совета Федерации в КС Елена Виноградова пояснила, что это постановление может иметь серьезные последствия: "Теперь УПК полностью направлен на защиту потерпевшего в уголовном процессе, то есть интересы подозреваемого, обвиняемого и уже осужденного все меньше и меньше защищаются. В перспективе возможны ситуации, когда есть приговор, уже вступивший в законную силу, и человек уже отбывает наказание, но его дело может быть пересмотрено и в худшую сторону".

Власть Работа власти Госуправление Судебная власть Конституционный суд