Новости

23.05.2007 02:00
Рубрика: Общество

Валерий Шадрин: Сейчас мы красим рис

В Москве стартует Международный фестиваль имени Чехова

Но кроме канадцев Москва вновь встретится с работами выдающихся режиссеров Питера Брука и Пины Бауш, Роберта Стуруа и Филиппа Жанти, Деклана Доннеллана и Оливье Пи (в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко состоится премьера оперы "Пеллеас и Мелизанда" К.Дебюсси в постановке известного режиссера, ныне руководителя Парижского театра "Одеон"). А еще спектакли из Японии, Тайваня и Аргентины. Об этом изобилии театральных даров мы беседовали с директором фестиваля Валерием Ивановичем Шадриным.

Российская газета | Вы могли бы стать навигатором, чем-то напутствовать своих постоянных зрителей в предстоящем двухмесячном плавании?

Валерий Шадрин | Наши постоянные зрители (а их немало) пришли покупать билеты на фестивальную программу в первых числах ноября прошлого года. В этом и есть наша сегодняшняя особенность: мы точно знаем, что у нас есть свой зритель, который ждет этого события и за полгода до него покупает билеты. Годы, прошедшие за два десятилетия Чеховского фестиваля, сформировали изысканную театральную публику - не специалистов, которых мы приглашаем, а именно любителей театра, которые покупают билеты. Теперь сами спектакли должны сделать рекламу. Хотя реклама есть, и она уже создала в городе визуальный образ фестиваля.

РГ | А как родилась идея главного фестивального плаката - лубочные человечки, которые смотрят на аэроплан, парящий в небе?

Шадрин | Мы эту картинку выбрали давно: она отражает характер нашего фестиваля с его стремлением вывести театр на улицу, расширить его границы. Ведь у нас бывает обычно и балет, и клоунада, и цирк, и уличная программа. Действа для народа, которые самолетиками привезли из-за океана. Если учесть, что у нас кроме европейцев есть канадцы, японцы, тайваньцы, - это ой-ой-ой сколько самолетиков!

РГ | Что оказалось самым технически сложным?

Шадрин | Весь комплекс спектаклей Робера Лепажа и его театра Ex Machina. Они все разные, даже там, где он играет один ("Проект Андерсен"), - огромная декорация, которую нужно везти, множество света, звука. Очень сложная технологически его "Трилогия драконов".

Из забавных сложностей - ситуация с тайваньским спектаклем "Песни Странников" по мотивам грузинских песен. Для него необходимо три тонны покрашенного риса. Таможня не разрешила нам его ввезти: требуют, чтобы он подвергся сложному химическому анализу. Мы говорим, что это элемент декорации, а они нам не верят: видимо, думают, что мы ввозим сюда рис для продажи. Тогда мы решили купить рис у нас в Краснодаре. Он огромным снопом должен падать с колосников и потому должен быть такой конфигурации, чтобы не повредить актеров на сцене. Уже прилетел технический директор из Тайваня, и восемь дней мы будем красить рис по специальным технологиям, каждую рисинку - уже и технику купили.

РГ | Вместе с "Лебединым озером" уже известного Москве Мэтью Боурна в первые дни фестиваля будут играть грузины - Тбилисский театр им. Руставели покажет несколько спектаклей Роберта Стуруа. Все в порядке с их приездом?

Шадрин | Приезжают. Будут играть. А вот сделать в июне в Тбилиси реплику Чеховского фестиваля - привезти туда "Цимбелин" Доннеллана, тайваньцев, балет Мари Шуинар - не получилось. Прямого рейса нет, правительство ничего обеспечить не может - мы и в Москву театр Стуруа везем через Украину.

РГ | Не боитесь, что участники фестиваля могут столкнуться в Москве с самыми неожиданными проблемами, например с милицией?

Шадрин | Я недавно прочитал, как милиция по ночам отлавливает в Москве иностранцев и, поскольку у них теперь в паспорте нет никаких отметок, штрафует. А наши театральные гости - они же хотят погулять ночью, выйти на Красную площадь, почувствовать город, его атмосферу, хоть чуть-чуть понять, что такое Россия. Мы поговорили с милицией, они нам пока не могут ничего разумного предложить. Значит, надо искать какую-то "ксиву" - наш "бейджик" с эмблемой Чеховского фестиваля для милиции ничего не значит. А ведь к нам приезжают люди со всего мира, которые к театральной России относятся с обожанием. И как бы нам не смазать их чувство! Вот это меня волнует очень - людей-то приезжают тысячи.

РГ | Во время грандиозной театральной Олимпиады 2001 года мэр Москвы делал целый ряд эксклюзивных распоряжений. В этом году что-нибудь подобное планируется?

Шадрин | Прежде всего есть распоряжение Правительства Москвы о проведении фестиваля. Оно касается всего. Фестиваль наш проходит в те месяцы, когда традиционно в Москве отключают горячую воду. И вот специальная комиссия под руководством Людмилы Швецовой занимается тем, чтобы театры не отключали от горячей воды. Представь себе балетные спектакли без душа! И, слава богу, они решают эту ситуацию. А пропуск в Москву грузового транспорта! Тоже целая проблема. Поэтому Юрий Михайлович Лужков - неизменный председатель нашего Оргкомитета.

РГ | Программа, которую вы предложили, во многом элитарна, рискованна с точки зрения больших билетных продаж. Вы вообще больше не боитесь рисковать?

Шадрин | Вспомните начало, когда была разруха, когда был 90-й год. У нас никто никуда не ходил. И в первый раз, я помню, ныне покойный Михаил Александрович Ульянов говорил мне: "Ты что, с ума сошел? Кто пойдет сейчас в театр?!" Действительно, кругом был уличный театр, а настоящий был никому не интересен. И тем не менее на спектаклях Штайна, Отомара Крейчи, Андрея Щербана были полные залы.

Театр должен быть элитарным, но мы стараемся вовлекать в него новые группы зрителей, особенно молодежь. И именно молодежь составляет сегодня самую значительную часть нашего зрителя. Большая часть продаж идет через Интернет, потребителями которого является в основном молодежь.

Я думаю, что публика развивается и ей интересен мировой театральный процесс, который тоже, между прочим, меняется. Там тоже дефицит режиссеров, новых идей, перевес внешних эффектов в стремлении заманить зрителя. Но нам важно сохранить тот высокий уровень театрального искусства, который мы показывали на предыдущих фестивалях.

РГ | У вас огромный опыт. Легко ли вам сегодня делать обобщения о мировом театральном процессе?

Шадрин | Ну как легко? Вот сейчас мы работаем над программой 2009 года. Мы хотим, чтобы главным в ней было направление театра-цирка, или нового цирка, как его называют во Франции. Это очень близко к театру, и это направление сегодня очень популярно в Европе.

С другой стороны, мы хотим сделать акцент на французском театре вообще. Нам это сделать не сложно: мы с Францией, пожалуй, теснее всех связаны. Независимо от конъюнктуры, которая сложится на высших уровнях, в 2009 году мы будем делать французский сезон.

Мы не претендуем и не можем претендовать на то, чтобы отразить в Москве весь театральный мир. Наш выбор субъективный. К кому-то мы просто привязаны, с кем-то больше связаны благодаря финансовой поддержке. Почему из года в год у нас есть французский театр? Потому что они активно участвуют в проекте. Сейчас присоединились канадцы, чуть раньше - тайваньцы. Так же активно сотрудничает с нами Бразилия, а 2011 год, думаю, будет вообще посвящен Латинской Америке.

РГ | Так что - все хорошо?

Шадрин | Ну, проблем, конечно, полно. Самая для меня важная - это нарушение джентльменского договора по финансированию. Когда договариваешься с агентством, с комитетом по культуре на одну цифру, выстраиваешь программу исходя из определенного бюджета, который со всеми согласован, - это одно. И другое - когда неожиданно, после того как вся программа сверстана, из бюджета вынимается кусок в 20-30 млн. рублей. Тогда становишься перед дилеммой - сократить программу уже невозможно, значит, приходится идти на непопулярную меру и поднимать цены на билеты. Чувствую себя очень хреново, но сделать ничего не могу. Я не в силах отменить спектакли и уже достигнутые договоренности. Наша вилка цен - от 300 рублей до 3 тысяч.

Я очень надеюсь, что наш трехлетний бросок - фестивали 2009, 2010 и 2011 годов - будет иметь гарантированный бюджет, который позволит нам избежать лихорадки.

РГ | Назовите какой-нибудь маленький проект, который пока скрыт за фигурами титанов, но лично вам очень дорог и ценен.

Шадрин | Я очень рад, что среди всей этой огромной программы мы покажем маленький канадский спектакль "Чехов коротко". Маленький спектаклик по чеховским рассказам с очень интересным взглядом. Я воспринимаю его как мостик к Чеховскому фестивалю 2010 года, который посвящен юбилею Чехова. Представляете, насколько может быть скучным фестиваль, состоящий исключительно из чеховских произведений? А надо сделать так, чтобы было не скучно. Поэтому мы хотим включить в него и балет, и маленькие рассказы, и пьесы. Будут специальные проекты, копродукции с другими странами. Пока мы держим всю интригу этого фестиваля в тайне. А вот "Чехов коротко" я советую посмотреть.

РГ | Валерий Иванович, нынешний фестиваль впервые пройдет без Кирилла Юрьевича Лаврова, его неизменного президента.

Шадрин | Для нас это ни с чем не сравнимая потеря - мы больше 20 лет были вместе. Мы посвящаем этот фестиваль памяти Кирилла. В нашем буклете будут две траурные странички: одна посвящена Лаврову, а другая - Давиду Боровскому, выдающемуся художнику, который, к несчастью, именно на нашем проекте в Колумбии ушел из жизни. Так что у нас есть и грустная нота тоже.

Общество Ежедневник Образ жизни Культура Театр Международный фестиваль имени Чехова-2007