24.05.2007 23:00
    Рубрика:

    Скандал в Бутове завершен: Прокофьевы пришли к соглашению с властью

    Спор между властью и жителями закончился соглашением

    Кроме Прокофьевых в поселке остаются еще люди, несогласные с предложенными им условиями переезда. Как отразится на них этот вымученный обеими сторонами договор?

    По соглашению Прокофьева получает однокомнатную квартиру по социальному найму на западе Москвы. Однокомнатную квартиру на той же улице дадут и ее сыну - в собственность. Кроме того, Прокофьевы получат компенсацию за сад и землю в размере 1,2 миллиона рублей. Есть в договоре и пункт о нарушении соглашения. В нем сказано, что в случае не выполнения условий городские власти обязуются выплатить Прокофьевым компенсацию в размере выкупной цены их имущества, оцененного в 15 миллионов 552 тысячи 61 рубль.

    В общем и целом Прокофьевы хотя и говорят о вынужденном компромиссе, оказались в выигрыше. Оставить все как есть, то есть не трогать поселок, было практически невозможно. Города, в том числе и столица, растут, причем процесс набирает обороты. А расширить границы можно лишь за счет поглощения пригородов. Такова общая тенденция. Митингами можно только затянуть процесс, но не остановить. Другой вопрос: сколько за землю и жилье заплатить хозяевам?

    На сегодня в Южном Бутове остаются еще 500 домов, и судьба их предрешена. Оставшиеся граждане делятся на две категории - те, кто наотрез отказывается уезжать с насиженных мест, и те, кого не устраивают предложенные властями условия переезда. В судах столицы сейчас находится около сорока дел. И решения по ним принимаются не в пользу граждан.

    Попытки договориться с выселяемыми людьми - это в принципе банальный рыночный торг. Власти хотят дать меньше положенного, а жители получить больше положенного. В особо сложных случаях в ход идут и угрозы с шантажом. Причем этим занимаются обе стороны. При этом власть не стесняется на полную использовать административный ресурс, а жители дать "площадку" политикам и прессе. Бутово оказалось фактически полигоном по отработке "выселенческой модели" для всех регионов страны.

    И все "белые пятна" этой модели видны здесь как на ладони. Да, у нас существует закон (и не один) о правилах и порядке предоставления гражданам жилья, если их старое попадает в сферу государственных интересов и планов. Но прописанные в них нормы до такой степени несбалансированны, расплывчаты и общи, что их можно толковать как угодно. И в пользу человека, и в пользу чиновника или коммерсанта-застройщика. По идее, арбитром в подобных спорах может и должен выступить суд. Но не надо забывать, что в районном суде против обычного обывателя выступает местная же власть. Она в итоге и выигрывает.

    Но виноват не только один суд. В местном законодательстве о предоставлении жилья и компенсации так много лазеек, что цивилизованно решить проблему выселяемого человека с ними попросту невозможно. Будучи настырным, грамотным, имея связи и деньги, переселенец получит от власти то, что его удовлетворит. Скромные и тихие, пожилые и бедные еще спасибо скажут за тот мизер, что им отстегнут чиновники, потому как могли и не отстегнуть.

    В Южном Бутове в прошлом году не выдержали прессинга властей и выехали из своих домов 46 семей. Еще около 150 семей не желают этого делать. И их можно понять. Корреспонденту "РГ" в Бутове рассказали о предложении властей выделить одну квартиру разведенным супругам, которые давно имеют новые семьи. Отказ от такого "дара" чреват решением суда о выселении "без предоставления". То есть суд может приговорить людей к бомжеванию.

    Мировое соглашение с Прокофьевыми успокоило городские власти и раскололо будущих переселенцев. Власть продемонстрировала, что с ней лучше не ссориться. Потому как четких условий игры, прописанных до мелочей правил и порядков переселения, а также внятных размеров компенсаций как не было, так и нет. Кстати, поправки в законы принимают депутаты. Но пока некоторые из них, вместо того чтобы скрупулезно и нудно разрабатывать нужные правила, делают пиар на очередном скандале, который родился из-за отсутствия таковых правил.