Новости

25.05.2007 04:00
Рубрика: Общество

Ценный кадр

Личный фотограф восьми министров иностранных дел рассказал "РГ", как у него конфисковывали негатив

 Другие понимают, с какими нервами связана эта работа. Ведь любая из фотографий, особенно в советские годы, могла стать последней в карьере.

Эдуард Песов, очевидно, единственный фотограф в России, которому удалось в течение последних 45 лет не только делать ценные кадры для первых лиц сначала СССР, а теперь и России, но и самому оставаться для власть имущих ценным кадром. 13 апреля ему исполнилось 75 лет. Сегодня Эдуард Песов продолжает работать личным фотографом министра иностранных дел России Сергея Лаврова.

Российская газета | Кто у вас был первым из VIP-персон?

Эдуард Песов | В самом начале моей московской карьеры эпизодически снимал Никиту Хрущева. После переезда в Москву в 1963 году я работал практически на всех правительственных мероприятиях в ЦК партии на Старой площади. Из министров иностранных дел первым я снимал Андрея Андреевича Громыко. Главой МИДа он был дольше всех. А Сергей Викторович Лавров уже восьмой министр иностранных дел, которого я фотографирую.

Сначала работал в Совинформбюро, позже переросшем в Агентство печати "Новости". Я очень благодарен этой организации. Мне повезло попасть в коллектив, в котором собрались совершенно уникальные мастера фотографии. О них, к сожалению, мало кто сегодня помнит. Такие мастера, как Макс Альперт, Василий Малышев, и другие. Я учился у них.

РГ | А кто из VIPов был самым "капризным"? То есть кто больше всех говорил: "Вот это можно снимать, а это нельзя"?

Песов | Никогда. Ни один из них ничего подобного не говорил. Могло что-то не нравиться. Были такие моменты.

РГ | Иными словами, профессионалам все же доверяли, но постфактум все равно ругали.

Песов | Постфактум говорили. А подчиненные первых лиц даже с работы меня увольняли, пока я ехал в редакцию. Потом, правда, выяснялось, что все это фальшь.

РГ | Что вы подразумеваете под фальшью?

Песов | Была такая история. У одного из тех, кого я снимал, считаю некорректным называть его фамилию, нос был покрыт мелкими сосудами. А раньше как мы работали: снимали, проявляли и показывали готовую продукцию. Так вот на одном из кадров в каком-то ракурсе нос казался чересчур красным. Он и сказал: "Что вы, ребята, сделали - у меня нос красный".

Присутствовавшие при этом его помощники тут же сделали выводы в отношении меня. Выйдя от начальника, они сразу же позвонили моему руководству и потребовали меня уволить. Главный редактор мне по телефону и говорит: "Завтра можете не выходить на работу".

К счастью для меня, в тот же день у меня на Старой площади была еще одна съемка. Воспользовавшись случаем, я подошел к одному из толковых помощников и спросил: "Действительно, моей работой настолько недовольны?" Он рассмеялся и ответил, что все это выдумки: "Если бы тебе не доверяли, то кто бы тебя сюда пустил". Вот такая история приключилась.

Дал Брежневу закурить

РГ | Когда у вас появилась первая цифровая фотокамера?

Песов | После Евгения Примакова. Все новейшее оборудование уже при Игоре Сергеевиче Иванове закупалось.

РГ | Чем вам работа с Шеварднадзе запомнилась?

Песов | Я с ним семь лет проработал. Эдуард Шеварднадзе был либеральным коммунистом. Грузия хоть и была коммунистической республикой, но всегда гибко коммунистической. Она ближе к китайцам была.

РГ | Брежнева вы тоже коммунистическим либералом считаете?

Песов | Леонид Брежнев был удивительным человеком. Расскажу только одну историю. Когда мы как-то раз приехали в Ленинград, в аэропорту, как и положено, Брежнева встречал Романов. Мы первыми спустились по трапу и ждали, когда выйдет генсек. И тут слышим, как Романов говорит своим помощникам: "Убрать их!". И кивает в нашу сторону. Все это видел и слышал Брежнев, который уже спускался по трапу. Спустившись, он обратился к моему коллеге: "Володя, у тебя есть закурить?" Романов побледнел.

Я знал его дочь Галину. Она тоже работала в АПН. У нас вообще работали дети многих высокопоставленных людей. Кого там только не было. Даже анекдот был такой: "Напротив АПН перекрыта улица. Бабуля подходит к милиционеру и пытается понять, что же происходит: "Что такое?" Он ей и отвечает: "Сегодня в АПН родительский день".

Негатив за 10 тысяч долларов

РГ | А фотографии когда-нибудь у вас конфисковывали?

Песов | Был и такой случай. С Горбачевыми. Один раз я летал с ними в Лондон. Тогда Михаил Горбачев был еще секретарем ЦК КПСС. Так вот я во время полета их вместе с Раисой Максимовной сфотографировал. Хороший кадр получился. Очень теплый, нормальный, человеческий. И им фотография тоже понравилась. Как мне потом рассказали, Горбачевы повесили ее у себя на даче.

Возвращаемся обратно из командировки, а меня к себе вызывает заместитель руководителя 9-го Главного управления КГБ. Он меня сразу спросил, где лежит негатив той фотографии? Я говорю: "Негатив лежит у меня в сейфе". А в ответ слышу: "Нет, не может быть, у нас есть информация, что вы его продали за 10 тысяч долларов". Дело в том, что я не имел права по собственному усмотрению где-либо публиковать свои кадры.

"Мы должны ее у вас конфисковать, а ее у вас нет", - продолжался этот неприятный для меня разговор. Когда я в очередной раз заявил, что негатив лежит у меня в сейфе, он предложил: "Мы вынуждены поехать к вам в редакцию. И если она действительно там, где вы говорите, мы ее изымем". Видимо, он продолжал верить в то, что я действительно продал негатив. Он вызвал своего зама. И мы поехали.

Тогда я уже работал в фотохронике ТАСС. Приехав в редакцию, мы, однако, не сразу пошли в мой кабинет, а сначала, по моей просьбе, заглянули к начальнику, чтобы через голову не получилось. Зашли к главному редактору. Я говорю: "Лев Михайлович, познакомься, это заместитель начальника 9-го Главного управления. Они хотят изъять негатив".

Он, конечно же, возражать не стал. Заходим в мою комнату. У меня, конечно, коленки дрожат. Бог его знает, пока меня не было, могло случиться всякое. Все ведь бывает. Открываю сейф. Слава богу, негатив на месте. Короче говоря, они забрали у меня его и уехали, так и не объяснив, для чего он им нужен был.

Впоследствии мне говорили, что видели этот кадр без подписи сначала в какой-то советской провинциальной газете, а потом еще и в немецких изданиях.

РГ | Были моменты, когда техника отказывала в самый ответственный момент?

Песов | Техника никогда не отказывала, а вот люди подводили. Был потрясающий случай, когда меня оставили во Владивостоке во время встречи Форда и Брежнева на улице в 20-градусный мороз в легком костюме. Вот это был ужас. Двери просто заперли, и все. Металлический чемоданчик, в котором лежала вся моя аппаратура от мороза просто примерз ко мне. Тогда такая организационная неразбериха была. Все в новинку было - первый раз американцев во Владивосток на охраняемый объект пустили.

А техника работала безотказно. Я, кстати, один из первых тассовских фотографов на цифру перешел (на цифровую фотоаппаратуру. - Ред.). Цифра вообще вживалась очень тяжело. У нас в России компьютеризация не так уж давно, к слову, началась.

Творцов не трогали

РГ | У вас советские лидеры все такие мягкие и человечные получились. А как же застой, тоталитаризм?

Песов | Застой к личным фотографам не имел никакого отношения. Творцов не трогали.

РГ | То есть имиджмейкеры и тогда тоже были в цене.

Песов | Фотографов любили.

РГ | А личные фотоальбомы вы им делали? Это входило в ваши обязанности?

Песов | Входило в обязанности. Едем в какую-нибудь командировку. Приезжаем обратно, и контора делает альбомы. Но какие альбомы! Сначала печатали маленькие "контрольки". Потом отбирали самые удачные кадры и печатали все это в цвете. Отдавали в переплет. Все было идеально. Уверен, что до сих пор хранится огромное количество подобных альбомов.

РГ | А где они хранятся?

Песов | Думаю, в семьях.

РГ | Речь ведь идет об уникальных кадрах. Это, что ни говори, часть истории нашей страны. На ее сохранение выделяются какие-то средства?

Песов | О чем вы говорите? В архиве фотохроники ИТАР-ТАСС существует раздел "Песов". Такой же раздел есть и в РИА "Новости". Все. Еще у меня в компьютере. Сразу предупреждаю, в комнате установлена сигнализация.

 история фото

РГ | Есть такая фотография, которую вы считаете самым большим вашим профессиональным успехом?

Песов | Каждый эпизод ценен по-своему. Так же, как и каждый кадр. Возьмем, к примеру, случай, который произошел в 2004 году в Брюсселе. Сергей Лавров встречался с главой американского госдепа Колином Пауэллом. Все заходят в комнату, и тут выясняется, что нет американского флага. А переговоры уже начинаются. Американцы судорожно продолжают поиски своего флага. Так и не находят. Тогда Пауэлл берет Российский флаг и говорит: "Ничего, будет только русский флаг". И держит его в руках. В комнате из фотографов был только я.

   досье "РГ"

 

Министры иностранных дел,  с которыми работал Эдуард Песов:

Андрей Громыко - до 1985
Эдуард Шеварднадзе - 1985-1990, 1991 (ноябрь-декабрь)
Александр Бессмертных - 1990-1991
Борис Панкин - 1991 (август)-1991 (ноябрь)
Андрей Козырев - 1992-1996
Евгений Примаков - 1996-1998
Игорь Иванов - 1998-2004
Сергей Лавров - 2004-н/в

Общество Ежедневник Стиль жизни Культура Арт Фотография
Добавьте RG.RU 
в избранные источники