Новости

01.06.2007 06:00
Рубрика: Власть

Луговой и "Береза"

Предприниматель Андрей Луговой назвал Бориса Березовского агентом МИ-6

Вчера Андрей Луговой, обвиняемый британской Королевской прокуратурой в убийстве Александра Литвиненко, и его товарищ и партнер по бизнесу Дмитрий Ковтун провели сенсационную пресс-конференцию.

Впервые с начала раскрутки скандального дела об отравлении Литвиненко вчера его бывшие коллеги подробно рассказали о своих делах с погибшим и его патроном Борисом Березовским.

Роль главного ньюсмейкера этой пресс-конференции взял на себя Андрей Луговой, который зачитал собравшимся журналистам официальное заявление.

Свой выход к прессе он объяснил тем, что прокуратура Великобритании фактически не захотела слушать его и Дмитрия Ковтуна. При этом Луговой заявил, что всегда был открыт для сотрудничества со следствием по делу Литвиненко, как российским, так и британским. Только его почему-то не захотели приглашать в Лондон, хотя он и неоднократно пытался связаться с Королевской прокуратурой через сотрудников британского посольства в Москве и представителя Скотленд-Ярда.

Луговой сказал, что долгое время работал вместе с Борисом Березовским и никогда его не предавал. Причем делал это не столько из-за любви к Борису Абрамовичу, сколько из-за уважения к его бывшему компаньону Бадри Патаркацишвили, с которым, по словам Лугового, его связывают деловые и дружеские отношения.

Дальше он начал сыпать сенсационными разоблачениями. По его утверждению, Березовский и Литвиненко были завербованы британской разведкой МИ-6. Причем первым работать с иностранной спецслужбой начал беглый офицер ФСБ. А уж затем секретами Родины стал торговать Березовский. Он передал англичанам какие-то важные документы, полученные еще в бытность работы заместителем секретаря Совета безопасности.

Как рассказал Луговой, с Литвиненко он познакомился в 2005 году по инициативе Березовского.

- Мне было предложено начать совместный бизнес, заниматься сбором информации о финансово-экономической деятельности предполагаемых российских партнеров в целях обеспечения безопасности английских капиталовложений. Однако спустя буквально две встречи я стал понимать, что все не так просто, - заявил Луговой.

Оказалось, что его банально вербуют.

- Британцев стали интересовать мои связи, финансовые возможности, наличие прямых выходов на администрацию президента России, а также контакты с сотрудниками ФСБ, ФСО, СВР.

Особенно их интересовали возможности получения информации о деятельности ФСБ по так называемому "английскому направлению", - пояснил Андрей Луговой.

Кончилось все тем, что прямым текстом предложили "заняться сбором любого компромата на президента Владимира Путина и членов его семьи". Для начала нужно было добыть информацию об одном из чиновников, который, как говорили представители английских спецслужб, мог что-то знать о Путине.

- Они рассчитывали заманить этого чиновника в Лондон, чтобы в обмен на молчание о его личных банковских счетах получить от него компромат на президента. О ком идет речь, я сообщу следователям Генпрокуратуры, - заявил Луговой.

Дальше пошли настоящие шпионские подробности.

- Для поддержания конспиративной связи мне была выдана трубка английского мобильного телефона, с которого я должен был звонить из Москвы в Лондон. Литвиненко передал мне экземпляр книжки Евгения Гришковца "Рубашка" и сказал, что мы должны использовать шифр, составляя текст с использованием номеров страниц, абзацев и строк, - раскрывал детали Луговой.

Он рассказал, что Литвиненко хотел, чтобы его бывший сослуживец по ФСБ занимался еще и поиском в России бизнесменов, желающих получить политическое убежище в Англии. Все формальности с британской стороной якобы улаживала небезызвестная правозащитная организация "Фонд гражданских свобод".

- Желающий получить политическое убежище должен был опубликовать на территории России несколько статей, критикующих политический курс российского правительства. Эти статьи впоследствии должны были явиться доказательством политической активности беженцев. Желательно после этого инициировать на самого себя уголовное дело экономической направленности, что впоследствии бы расценивалось как давление на бизнес со стороны российских властей за политическую деятельность. Затем и статьи, и постановления о возбуждении уголовного дела, и прочие документы, подтверждающие политическую активность претендента, его преследования со стороны российских властей Литвиненко передавал господину Гольдфарбу. При посредничестве Фонда гражданских свобод, председателем которого является также Александр Гольдфарб, претендент без каких-либо сложностей мог рассчитывать на получение статуса политического беженца, - рассказывал Андрей Луговой.

Именно по такой схеме в Лондоне оказался Березовский.

По его словам, Литвиненко был невысокого мнения об англичанах: "Они же здесь в Великобритании круглые идиоты! Верят во все то, о чем мы говорим, что происходит в России".

Луговой подробно разобрал версию с убийством Литвиненко, обратив внимание, что у него не было мотива устранять бывшего коллегу. С его слов, еще до 1 ноября 2006 года, когда, по версии британского следствия, и произошло злополучное отравление, он дважды встречался с Литвиненко. Причем один раз с глазу на глаз. И если бы действительно хотел убить, то сделал бы это тогда, а не в многолюдном баре при десятках свидетелей.

Кроме того, по словам Лугового, полоний обнаружился на мелких сувенирах и документах, которые Литвиненко передавал ему ранее.

- Вывод у меня один: нас специально метили полонием для грядущего использования в политическом скандале, - предположил он. - В Лондон в этот раз я приехал с женой и детьми. Все они впоследствии были проверены на заражение полонием, и результаты были неутешительные. Это же каким надо быть изувером, чтобы подвергнуть угрозе жизнь своих детей и жены.

Почему среди всех мест в Лондоне, где был найден полоний, ни разу не прозвучал адрес, где мы встречались в октябре с английскими разведчиками? Мне интересно, были ли найдены следы полония в этом офисе, который для них является по сути конспиративной квартирой?

- У меня есть три версии отравления Литвиненко, - заявил Луговой. - Зная и анализируя поведение Александра в последние три месяца 2006 года, я не мог не видеть, что он разочаровался в Березовском, как и в своих британских хозяевах. Он считал, что англичане его недооценивают и мало платят за службу. У меня сложилось мнение, что он постепенно выходил из-под контроля британских спецслужб.

Литвиненко часто выходил за рамки отведенной ему роли агента-вербовщика и пробалтывал в беседах много лишнего. Англичанам не нравилось, что он хвастался своими связями в МИ-6. Поэтому сложно отвязаться от мысли, что Литвиненко убрали.

Луговой озвучил и вторую версию:

- Литвиненко по своей инициативе вышел на испанскую полицию и оказывал помощь в получении информации на так называемую "русскую мафию". Речь идет об аресте Шакро-младшего. Литвиненко рассказывал, что для получения информации о Шакро-младшем он выезжал в Израиль для встречи с Леонидом Невзлиным. Саша хвастался тем, что заработал денег, помогая испанским полицейским. Я не думаю, что его разоблачения в Испании остались без внимания бандитов. Может быть, отсюда и такой варварский способ его умерщвления.

Третья версия от Лугового звучит так:

- Речь идет о Березовском, который хорошо известен как выдающийся мастер политической интриги. Литвиненко мне рассказывал, что Березовский практически снял его с довольствия, уменьшив в три раза зарплату. В последнее время и он, и Саша опасались, что российской Генпрокуратуре удастся договориться с британцами и экстрадировать Березовского в Россию.

В этой связи Литвиненко сообщил Ковтуну, что располагает важнейшими материалами компрометирующего характера относительно противоправной деятельности Березовского на территории Великобритании. Если придать гласности хотя бы часть этих документов, касающихся обстоятельств получения Березовским статуса политического беженца, то у него - у Березовского - были бы огромные проблемы.

Литвиненко намекнул Ковтуну, что особенно сейчас, в период, когда Россия поставила вопрос перед Великобританией об экстрадиции Березовского, было бы очень уместно дать понять Березовскому, что существуют подобные материалы, и определить их стоимость в несколько миллионов долларов.

Литвиненко обратился с просьбой к Ковтуну найти надежного человека, который ознакомил бы Березовского с этими компрометирующими материалами. Литвиненко был абсолютно уверен в успехе подобного мероприятия, ссылаясь на скандальный характер и подлинность имеющихся у него на руках компрометирующих материалов. Могу предположить, что Литвиненко не оставил попыток шантажировать Березовского. Что, вполне возможно, и привело его к столь печальным последствиям.

Эту версию Луговой назвал наиболее вероятной.

- Пусть я потеряю кучу денег, но буду бороться за свое доброе имя, - сказал он. - Я понимаю, что если поеду в Лондон, то меня для сохранения чести мундира засудят, поэтому я в ближайшее время найму лондонских юристов, чтобы перед правосудием Великобритании отстоять свое честное имя. Если британские власти откажутся от рассмотрения дела в суде, буду готов обратиться в Международный суд в Гаагу.

Свое заявление Луговой попросил считать официальным обращением в Генпрокуратуру. В Управлении информации и общественных связей Генеральной прокуратуры корреспонденту "РГ" сказали, что о заявлении Литвиненко они знают, но пока никаких комментариев дать не могут.

Власть Безопасность Армия Происшествия Преступления Криминал В мире Европа Великобритания Дело об отравлении Литвиненко