Новости

14.06.2007 02:00
Рубрика: Общество

Премьер Израиля из города над Бугом

Был ли Менахем Бегин "рукой Сталина" в Палестине?
Этот человек вошел в историю, как первый глава правительства Израиля, заключивший мир с арабским государством, за что в 1978 году был удостоен Нобелевской премии мира. Впрочем, одни о нем сохраняют память как о выдающемся политическом деятеле, другие - как о террористе.

Молодость, учеба, "Бейтар"

Менахем Бегин родился 16 августа 1913 года в Бресте, который тогда назывался Брест-Литовск. Его отец, Дов-Зеев, занимал должность старшины еврейской общины города. Мать, Хася, урожденная Коссовская, как и большинство женщин того времени, вела домашнее хозяйство. К слову, тогда в Бресте почти половину населения составляли евреи, а антисемитских эксцессов не наблюдалось. С детства Менахем Бегин знал несколько языков. Дома говорили на идише, по-польски и по-белорусски. В гимназии, которую будущий шестой премьер-министр Израиля окончил с отличием, он изучал еще немецкий и французский языки. Как и большинство еврейских мальчиков в то время, юный Менахем посещал хедер - начальную еврейскую религиозную школу. Именно там он впервые познакомился с ивритом. В Варшавском университете, обучаясь на юридическом факультете, Бегин по специальной программе изучал английский и русский языки.

Еще будучи гимназистом, Менахем вступил в "Бейтар" ("Союз еврейской молодежи имени Иосифа Трумпельдора"), которая объединяла последователей Жаботинского и Трумпельдора, к слову, также уроженцев России. В 1935 году Бегин заканчивает университет, а годом позже, сразу же после получения звания доктора юриспруденции, его назначают главой "Бейтара" в Чехословакии. Через два года он возвращается в Польшу и становится во главе местного отделения этого союза, объединяющего более 70 тысяч молодых евреев.

В 1939 году Менахем Бегин руководит массовыми манифестациями у английского посольства в Варшаве в знак протеста против ограничения еврейской эмиграции в Палестину, которая тогда, по постановлению Лиги Наций, считалась территорией, подмандатной Великобритании. В том же году Менахем Бегин впервые был арестован и несколько месяцев провел в польской тюрьме.

Борьба за создание Государства Израиль

Начало Второй мировой войны застало будущего главу израильского правительства в Варшаве. Вместе с женой Ализой он перебирается в Вильнюс, который несколькими месяцами ранее стал столицей советской Литвы. Родители, брат, сестра и все родственники будущего нобелевского лауреата, оставшиеся в Бресте, погибли во время немецкой оккупации. В 1944 году, когда Красная армия освободила Брест, из 30-тысячного еврейского населения города в живых остались только десять (!) человек...

В сентябре 1940 года Бегина арестовывают органы НКВД. Известно, что во время допросов в Вильнюсской тюрьме он держался весьма достойно. Не назвав ни одного имени своих соратников по сионистскому движению, он тем не менее не считал необходимым скрывать основные цели, которые это движение преследовало. Израильский историк Михаил Хейфец убежден, что советские органы безопасности, потерявшие во время сталинских чисток 30-х годов свою агентуру в сионистском движении в целом и в Палестине в частности, именно из допросов Бегина смогли понять планы европейских сионистов. Более того, Хейфец полагает, что протоколы допросов Бегина, попавшие, в конце концов, на стол Сталина, сыграли немаловажную роль в решении советского правительства оказать дипломатическую и военную помощь в становлении еврейского государства на Ближнем Востоке. Но даже если признать точку зрения Хейфеца верной, то и в этом случае нельзя забывать, что речь советского представителя в ООН Андрея Громыко, выступившего за создание в Палестине Государства Израиль, относится уже к послевоенному времени. А тогда, за год до нападения Германии на Советский Союз, Менахем Бегин был приговорен к восьми годам заключения. Отбывать наказание он начал в Печорлаге, где участвовал в строительстве железной дороги Печора - Воркута.

В лагере будущий израильский премьер познакомился с Михаилом Гариным (1900-1980), обвиненным в троцкизме и также получившим лагерный срок. Над Гариным, убежденным большевиком, бывшим секретарем ЦК КП Украины и ответственным работником газеты "Правда", издевались уголовники. Менахем Бегин и еще несколько заключенных вступились за Гарина и спасли ему жизнь. Через много лет, когда Бегин в Израиле возглавил партийный блок "Ликуд" ("Сплоченность"), он получил письмо от Михаила Гарина, в котором бывший зэк, проработавший после освобождения более четверти века в газете "Известия", благодарил другого бывшего зэка, ставшего крупным политическим деятелем, за спасение ему жизни.

30 июля 1941 года в Лондоне посол СССР в Великобритании Иван Майский и премьер-министр польского правительства Владислав Сикорский подписали соглашение о восстановлении дипломатических отношений, к которому был приложен протокол об амнистии польских граждан. После этого началось их освобождение из советских исправительно-трудовых лагерей и зачисление в подразделения польской армии, формировавшиеся на территории СССР. Тем самым реализовывалась договоренность между Сталиным и Сикорским о формировании на советской территории национальных польских частей под командованием генерала Владислава Андерса.

В начале 1942 года танковый корпус Роммеля захватил часть Туниса и двинулся в Египет, рассчитывая прорваться на Ближний и Средний Восток. Союзники по антигитлеровской коалиции опасались, что в случае успеха немцев на их стороне выступят режимы Ирана и Ирака. Поэтому для противостояния пронемецким силам, действовавшим в ближневосточном регионе, туда были переброшены части новообразованной армии Андерса. Менахему Бегину здорово повезло, что полк, в котором он служил, оказался в Палестине, на территории нынешней Иордании.

Вопреки встречающемуся до сих пор мнению, Бегин отнюдь не дезертировал из польской армии. После переговоров видных сионистских деятелей, бывших граждан Польши, с генералом Андерсом, тот отдал приказ об официальном увольнении Бегина из армии. Тем не менее этот факт сыграл с будущим израильским нобелевским лауреатом злую шутку. Когда Бегин стал популярным политическим деятелем, неожиданно распространились слухи о том, что о его демобилизации якобы ходатайствовала советская разведка. И в самом деле, англичане долгое время считали Менахема Бегина "рукой Сталина в Палестине". Об этом свидетельствуют недавно рассекреченные документы, хранившиеся в архиве британской разведки. Британские аналитики полагают, что Бегин не был кадровым советским разведчиком, но получал помощь от советских спецслужб "для борьбы с британским империализмом".

Еще находясь на территории Иордании, Бегин руководил "Бейтаром" всей Палестины. Одновременно будущий израильский премьер возглавил "Эцель" ("Национальная боевая организация"), которая вместе с другой еврейской организацией "Лехи" ("Борцы за свободу Израиля") вела вооруженную борьбу с англичанами. Практически до дня провозглашения Государства Израиль Бегин находился в подполье. Он часто менял внешность, пользовался фальшивыми документами. Власти подмандатной Палестины назначили за его поимку или выдачу награду в 30 тысяч долларов, огромную по тем временам сумму.

В 1940-е годы англичане подозревали многих политических деятелей сионизма, уроженцев России, в связях с советской разведкой. Под подозрение попало даже все руководство организации "Хагана" ("Оборона"), демонстративно не участвовавшей в терроре против англичан. Известно, что Ицхак Саде, в 1945-1947 годах начальник Генштаба "Хаганы", на базе которой после провозглашения Государства Израиль в 1948 году была создана регулярная армия, держал в своей полевой палатке портрет Сталина. Многие офицеры "Хаганы", а также "Эцель" и "Лехи" придерживались просоветских взглядов. Впрочем, еще в 1923 году Феликс Дзержинский в служебной записке начальнику советской разведки Меиру Трилиссеру рекомендовал "дружить с сионистами, умело завоевывать их расположение и пользоваться ими в своих целях".

Политик, лауреат Нобелевской премии мира

После провозглашения Государства Израиль, Бегин в октябре 1948 года основал партию "Херут" ("Свобода"). На первых же выборах в кнессет его партия набрала 14 мандатов, и Бегин стал членом парламента. Однако утекло немало воды, пока в мае 1977 года в рамках блока правых партий "Ликуд" выходец из города над Бугом сформировал первое в истории Израиля правительство, во главе которого не стояли израильские социалисты.

Бегин был сторонником строительства израильских поселений на Западном берегу реки Иордан, сохранения всех захваченных в 1967 году территорий. Однако именно Бегин, категорический противник каких-либо уступок, стал первым израильским премьером, заключившим мирный договор с арабской страной. Его подпись стоит под Кэмп-Дэвидскими соглашениями с Египтом. Бегин согласился на вывод израильских войск с Синайского полуострова. Именно за это в 1978 году Менахему Бегину была присуждена Нобелевской премии мира.

Однако проведенная 7 июня 1981 года по приказу Бегина воздушная атака на готовый к пуску ядерный реактор возле Багдада вызвала шквал критики международной общественности. Бегин объяснял: "Мы не можем позволить производить оружие массового уничтожения, которое будет использовано против нас". В июне 1982 года начались военные действия в Ливане, армия Израиля несла потери, израильское общество резко критиковало правительственный курс. Смерть жены нанесла новый психологический удар Менахему Бегину. В сентябре 1983 года он принял решение подать в отставку. Министры правительства преследовали его буквально попятам, требуя отказаться от этого решения, но он был непреклонен. Остаток дней Бегин прожил в своей иерусалимской квартире как частное лицо. Умер он 9 марта 1992 года. Бегина похоронили на Масличной горе в Иерусалиме рядом с женой, умершей за десять лет до него, и по соседству с могилами казненных англичанами боевиков "Эцель", организации, которую долгие годы возглавлял уроженец Бреста.

Общество Ежедневник Стиль жизни Общество История В мире Ближний Восток Израиль
Добавьте RG.RU 
в избранные источники