13.06.2007 23:00

    Прокурор Омской области: Чиновники исполняют свои обязанности под угрозой суда

    Нередко чиновники начинают исполнять свои обязанности только под угрозой суда

    Недокормленные дети в домах-интернатах, заживо сгоревшие в бане студентки, пенсионеры, за бесценок отдавшие свои квартиры, - вот лишь неполный перечень событий, которые в последнее время вызвали большой общественный резонанс. По инициативе областной прокуратуры по каждому из этих фактов проведены масштабные проверки. Виновные наказаны. Чем занимается прокуратура сегодня? Об этом и многом другом на "Деловом завтраке" в Сибирском представительстве "РГ" в Омске наш разговор с прокурором Омской области Сергеем Казаковым.

    Российская газета: Сергей Петрович, уже пятнадцать лет вы руководите областной прокуратурой. Легко ли стать прокурором региона?

    Сергей Казаков: По-моему, достаточно просто. Для начала необходимо получить юридическое образование, что я и сделал много лет тому назад в Свердловске. Потом приехать в Омск, начать карьеру следователем сельской прокуратуры и пройти все ступени иерархической лестницы.

    РГ: Какие сферы находятся под вашим контролем?

    Казаков: Прокуратура является высшим надзорным органом в стране. Одним из главных аспектов нашей работы является борьба с преступностью. Мы контролируем законность деятельности органов предварительного расследования, организуем процесс сбора доказательств. За год суды рассматривают до 18 тысяч уголовных дел, активное участие в которых, выступая обвинителем, принимают наши сотрудники.

    РГ: Какова динамика преступлений в регионе?

    Казаков: Десять лет назад проблемой, которая будоражила всех, были заказные убийства. В настоящее время причиной большинства убийств является сведение личных счетов и сиюминутная выгода. Недавнее убийство торгового представителя одной из торговых компаний в Октябрьском округе его бывшим коллегой с целью забрать из автомобиля крупную сумму денег - типичный случай. Но распорядиться этими средствами преступнику не удалось, он был арестован и скоро предстанет перед судом.

    РГ: Растет ли число бытовых преступлений?

    Казаков: Я бы сказал, меняются причины, по которым люди совершают преступления. В начале 1990-х годов воровали меховые шапки, теперь охотятся за мобильными телефонами. Стало меньше насильственных убийств, а вот число людей, погибших в пьяных драках, не снижается.

    РГ: В последнее время нередки случаи мошенничества в социальной сфере. Каким образом прокуратура контролирует подобные дела?

    Казаков: Большинство последних нарушений стали известны именно благодаря нашим проверкам. Одно из самых громких дел, взбудораживших общественность, связано с Нежинским геронтологическим центром. Условия проживания там неплохие. Но для того, чтобы туда попасть, пенсионерам выставлялось условие - продать за символическую плату или подарить собственное жилье работникам данного соцучреждения. Выявлено несколько десятков таких случаев. Было возбуждено уголовное дело, но потом следствие пришлось прекратить. Знаете, почему? Большинство стариков отказались востребовать свои квартиры обратно. Они попали в значительно лучшие условия, и желания возвращаться обратно в свои дома не возникло ни у одного из пенсионеров. Парадокс, не правда ли?

    Обнаружили мы факты нарушений и в другом соцучреждении. Выяснилось, что в интернате для детей-инвалидов воспитанников недокармливают. Начали проверять и вышли на фирму, которая выиграла тендер на поставку продукции в это учреждение, но словно забыла об этом. Кроме пары грузовиков и склада, который на поверку оказался совершенно не пригодным для хранения продовольственной продукции, у предприятия ничего не было. При этом компания являлась поставщиком продукции сразу для нескольких детских учреждений. В одном из них объем недопоставленной продукции оценивается в 240 тысяч рублей. В настоящее время следствие продолжается.

    РГ: Читатель Николай Сергеев спрашивает, проверяете ли вы предприятия ЖКХ?

    Казаков: Как правило, мы начинаем проверять то или иное предприятие лишь в том случае, когда к нам обращаются граждане. После одного такого заявления выяснили, что в домах на улице Котельникова, 7, 10 лет Октября, 117, а также Комкова, 4, вместо того чтобы производить учет тепла по установленным счетчикам, компания брала плату по средним тарифам, которые в несколько раз превышали реальное потребление. В отношении предприятия были применены меры прокурорского реагирования, и региональные руководители в Сибирском федеральном округе достаточно оперативно разобрались с этой ситуацией. В итоге кое-кому из местных энергетиков крепко досталось. И не мудрено, ведь за месяц-другой суммы переплат превышали сотни тысяч рублей.

    Помимо этого, когда в прошлом году в шахте лифта погиб грудной ребенок, мы заставили коммунальщиков проверить все лифтовое хозяйство. Аналогичные меры были предприняты и после того, как в одной из омских бань погибли студентки. После тотальной проверки закрыли несколько бань и саун. К ответственности привлечено более сотни должностных лиц.

    РГ: Читательница Тамара Петерс интересуется состоянием парка аттракционов, в котором пострадал ребенок.

    Казаков: После этого случая мы заставили контролирующие органы проверить все аттракционы города. Оказалось, что в парке Советского округа они работали бесконтрольно, не имея разрешения на эксплуатацию. Сегодня все проверки закончены. Мы обязали руководителей аттракционов оформить все документы, как предусматривает закон. Виновные в трагедии будут привлечены к ответственности.

    РГ: Создается впечатление, что некоторые чиновники начинают исполнять свои обязанности только под угрозой уголовного преследования.

    Казаков: К сожалению, это так. Многолетняя практика показывает, что привлечение к уголовной ответственности - самый эффективный способ воздействия. Порой только в этом случае люди начинают задумываться о том, что ненадлежащее исполнение ими собственных обязанностей может привести к весьма драматическим последствиям.

    РГ: Еще один недавний громкий случай - незаконное выселение жильцов и перестройка дома на улице Кирова, 47. Как обстоят дела там?

    Казаков: Здание это трехэтажное, гостиничного типа. Потихоньку квартиры там скупались и перестраивались по усмотрению одного из омских предпринимателей. Омичи стали к нам обращаться и высказывать свои опасения относительно участи здания. Афера затевалась с таким умыслом, чтобы в дальнейшем выселить всех жильцов и устроить в здании торговый комплекс. Нам предстоит серьезно разобраться не только с инициатором незаконных квартирных манипуляций, но и с жилищными контролирующими органами, которые это допустили. Не исключено, что "двигателем" вопиющих нарушений была личная заинтересованность чиновников.

    РГ: Приходится ли вам в своей работе сталкиваться с противодействием других структур?

    Казаков: Помимо всех прочих обязанностей прокуратура привлекает к уголовной ответственности и работников правоохранительных органов. Эти дела, как правило, связаны с превышением служебных полномочий. Естественно, бывают случаи некоторого сопротивления.

    РГ: А кто контролирует саму прокуратуру?

    Казаков: Суд. Кроме того, внутри нашей структуры существует достаточно жесткое отношение к любым проступкам работников. На мой взгляд, такой требовательности нет ни в одной другой сфере.

    РГ: Сложно ли попасть к вам на работу?

    Казаков: Пожалуй. И у этого сразу несколько причин. В последние годы у нас нет текучести кадров. Вдобавок мы достаточно щепетильны в подборе сотрудников. Испытательный срок - полгода, и это действительно испытание. Бывали случаи, когда очень толковые люди с блестящим образованием не могли вписаться в систему. Причина в том, что им приходится очень много работать, при этом деятельность сопряжена с постоянным стрессом. Несмотря на это, кадрового дефицита мы не испытываем. В нашем резерве примерно столько же претендентов, сколько сотрудников. Тесно сотрудничает наша кадровая служба с юридическим факультетом ОмГУ, поскольку диплом диплому рознь. Есть учебные заведения, которые выдают юристу документ об образовании, но в учебном плане, например, отсутствует криминалистика и судебная медицина. А на уголовное право, которое должно изучаться два года, отводится всего шесть месяцев. Специалисты, которые имеют пробелы в знаниях, нас не устраивают.

    РГ: Насколько, по вашим сведениям, коррумпированы вузы?

    Казаков: В год регистрируется примерно от 100 до 120 случаев взяток, и большинство из них - за сдачу экзаменов.

    РГ: В числе прочих вопросов специалисты прокуратуры контролируют реализацию нацпроектов. Существуют ли какие-либо нарушения в этой сфере?

    Казаков: Определенные трудности есть и там. В рамках нацпроектов государством выделяются огромные средства, однако далеко не всегда они расходуются по назначению. Приходится вмешиваться прокуратуре. Буквально на днях наши сотрудники установили, что руководительница одной медсанчасти получила и израсходовала на выплату заработной платы 85 тысяч рублей, полученных из фонда медицинского страхования. Средства были выделены на организацию профилактических осмотров, которые так и не были проведены.

    РГ: Сергей Петрович, пожалуй, наиболее болезненная тема сегодня - это подростковая преступность. Как вы можете оценить ситуацию?

    Казаков: На первый взгляд, число таких преступлений медленно, но снижается. Однако по демографическим причинам год от года самих подростков становится все меньше. В то же время так называемый коэффициент преступлений растет. Две трети правонарушений несовершеннолетних в основе своей имеют корыстные побуждения.

    РГ: В чем, на ваш взгляд, причина растущей детской преступности?

    Казаков: По-моему, в семье. Если детей любят и внимательно относятся к их проблемам, они редко становятся преступниками.

    РГ: Может ли рядовой омич подать жалобу в областную прокуратуру?

    Казаков: Разумеется, наши дежурные работают круглосуточно по адресу: улица Ленина, 1, и по телефону 357-357.