Новости

19.06.2007 06:00
Рубрика: Экономика

Бедные банки небедной страны

Капитализация наших кредитных учреждений остается недопустимо низкой
В обозримом будущем публичное размещение акций не станет основным источником дополнительных капиталов для российских банков. Им, по мнению большинства специалистов, останется собственная прибыль кредитной организации. Однако и этот источник сократится. В результате останется практически единственный выход - продаваться: мелким банкам - крупным, а крупным - иностранным инвесторам.

Во всяком случае, именно такой вывод напрашивается из обсуждения проблемы капитализации отечественной банковской системы на состоявшемся в Санкт-Петербурге XVI Международном банковском конгрессе. Правда, озвучить его напрямую решилась только заместитель директора по финансовым институтам международного рейтингового агентства Standard&Poor,s Екатерина Трофимова.

- С нашей точки зрения IPO не будут доступны для большинства российских банков. Значительно большее значение имеет привлечение стратегических инвесторов, - отметила она.

Любовь к пузырям

Недостаточная капитализация отечественной банковской системы уже несколько лет остается самым больным, пожалуй, вопросом. Разговор об этом идет на каждой более или менее крупной встрече финансистов и отвечающих за эту сферу деятельности чиновников. Теперь задачу увеличить капиталы поставил перед банками уже и президент страны.

Однако выполняется она пока худо. Нет, конечно, с 1998 года величина собственного капитала российских банков возросла, по словам заместителя руководителя главной инспекции кредитных организаций Банка России Юрия Соколова, на 1455 процентов. Больше того, впервые доля кредитных организаций с капиталом более 5 миллионов евро превысила долю тех, у кого этой суммы нет.

Но активы-то за это время увеличились на 1833 процента. Как результат, отношение капитала к активам снизилось на 3 процента. То же мы видим и по результатам 2006 года.

По отчету Центробанка, в прошлом году активы возросли на 44 процента, а капитал - только на 36. Это, правда, больше, чем в 2005 году (31 процент), но обращает на себя внимание одна нехорошая тенденция: если в 2005 году темпы роста капитала банков увеличились по сравнению с 2004 почти вдвое, то в прошлом приращение составило всего 5 процентов. Соответственно, и отношение капитала банковского сектора к внутреннему валовому продукту увеличилось всего на 0,6 процента, в то время как отношение активов к ВВП - на 7,3 процента.

К тому же не очень ясно, насколько данные о собственных капиталах банков соответствуют действительности. Тот же Юрий Соколов отметил, что в результате инспекционных проверок "выявлены многочисленные нарушения, допускаемые банками при расчете собственных средств". По-простому это означает: отечественные банкиры продолжают по мере возможности "надувать" свой капитал. Хотя Банк России несколько лет ведет с использованием "ненадлежащих активов" (например, когда две аффилированные структуры друг друга кредитуют, а потом кредиты эти заносятся в собственный капитал обоих) решительную борьбу, тем не менее первый заместитель председателя ЦБ Геннадий Меликьян вынужден был констатировать: проблема до сих пор не решена. Просто технологии стали более изощренными. Правда, Геннадий Георгиевич заявил, что, по его мнению, банкиры стали лучше понимать: "надутый" капитал наносит в первую очередь вред их собственному банку. Однако от понимания до действия у нас в стране - дистанция огромного размера. Генеральный директор Агентства по страхованию вкладов Александр Турбанов, в свою очередь, сообщил: когда в распоряжение его агентства попадали некоторые банки, у которых была отозвана лицензия, их реальный капитал составлял иногда всего 5 процентов указанного в балансе.

Кыш, "кэш"

Причина создания фиктивного капитала проста: владельцы банков пока не спешат отвлекать свои средства из более прибыльного бизнеса и отправлять их в банковскую сферу. До самого недавнего времени, по словам Екатерины Трофимовой, кредитные организации рассматривались их собственниками как некое приложение к основному бизнесу, необходимое для его обслуживания. В результате даже дивиденды во многих банках практически не выплачивались, что для мирового банковского сообщества нонсенс.

Сейчас, по оценке иностранных экспертов, ситуация несколько меняется. Банки начинают рассматриваться как источник прибыли. На это работает, к примеру, рост рентабельности банковского капитала (2 процента за прошедший год), да и сам уровень этой рентабельности (26,3 процента). Министр финансов Алексей Кудрин вообще высказался на конгрессе в том духе, что в ближайшее время рентабельность банковского дела будет превышать рентабельность нефтегазового сектора.

Но пока это не улучшает, а скорее ухудшает положение с ростом капитала. Дело в том, что главным источником этого роста до сих пор служила собственная прибыль банка. По данным Меликьяна, в 2006 году она составляла 40 процентов общего прироста. Но если владелец (а тем более акционеры) начинает рассматривать банк как источник дохода, то прибыль перестает использоваться на приращение капитала, а начинает изыматься. Именно это нам и прогнозируют в ближайшем будущем иностранные эксперты. В принципе с ними согласен и первый заместитель председателя Центробанка. Геннадий Меликьян высказался в том духе, что доля прибыли как источника роста капитала будет уменьшаться. Тем более и ее собственный прирост уже в этом году шел медленнее, чем в прошлом (41,8 против 47,3 процента).

Последнее время модно стало говорить о публичном размещении акций как основном средстве наращивания капитализации. Особенно после того как успешно прошли размещения Сбербанка и Внешторгбанка. Ведь эти две организации на внутреннем и внешнем рынке привлекли разом 437 миллиардов рублей - четверть всего собственного капитала российской банковской системы!

Однако прогнозы специалистов не слишком оптимистичны. Причем если Меликьян и Трофимова ссылались больше на неготовность банков продемонстрировать необходимую для IPO прозрачность и удовлетворять другим требованиям мирового рынка (на что глава ЦБ Сергей Игнатьев отреагировал: "Ну так будьте прозрачнее"), то старший аналитик по финансовому сектору одной из российских финансовых корпораций Антон Табах считает, что нынче и ситуация на рынке неудобная.

- После IPO ВТБ и СБ западные инвестиционные фонды собрали в своем портфеле достаточно акций российского банковского сектора, - говорит он. - Теперь интерес для капиталовложений западных инвесторов представляют только те банки, которые являются лидерами на каких-нибудь узкоспециализированных секторах отечественного кредитного рынка. А таких немного. К тому же после этого размещения инвесторы стали более привередливыми, требуют разъяснений по таким вопросам, которые недавно даже и не возникли бы. К примеру, у Внешторгбанка интересовались даже: не продиктованы ли государством некоторые его сделки?

Что же касается отечественных портфельных инвесторов, то у них мало капитала. Для примера: в этом году на фондовом рынке уже размещено акций российских компаний на 20 миллиардов долларов, а совокупный капитал ПИФов (с учетом пенсионных денег) составляет всего 35 миллиардов. И не все эти средства можно вкладывать в акции.

Наконец, российским банкам на фондовом рынке придется конкурировать с кредитными организациями других стран, которые пока выглядят притягательнее.

Так что, утверждают специалисты, возможности рынка публичного размещения переоценены.

Кто придет к нам с Запада

Вот и выходит, что остается только привлечение стратегических инвесторов. Если исключить, конечно, "экзотические" предложения некоторых участников вроде вложения государственных золотовалютных резервов в частные банки. Вообще, что касается прямого государственного участия в капитализации банковского сектора, то на конгрессе прозвучало только предложение Геннадия Меликьяна к Банку развития: применить ту же схему, которую использует ЕБРР. Европейский банк реконструкции и развития входит своими капиталами в капитал частного банка, вводит своих людей в его руководящие органы, помогает улучшить состояние, а потом продает свои акции. "У нас можно было бы делать так же", - заметил первый заместитель главы Центробанка.

А вот что касается стратегических инвесторов... По мнению Екатерины Трофимовой, многие наши банки уже переросли инвестиционные возможности своих владельцев. Но если нужно продавать, кто купит? Ответ достаточно очевиден: западные банки. Что они и делают. По официальным данным, доля банков, контролируемых иностранным капиталом, составляла на начало года в пассивах 17,3 процента, в активах - 12 процентов. Сейчас, по словам Алексея Кудрина, нерезиденты контролируют 18 процентов банковского сектора. Это при том что еще год назад министр финансов говорил о том, что 25 процентов будет через семь лет. Геннадий Меликьян сообщил, что в ЦБ от имени банков, желающих войти на российский рынок, обращаются чуть ли не еженедельно.

Причем теперь на территории России не создаются с нуля новые кредитные учреждения. Просто покупают наши банки. Представители ЦБ оценили это как положительный фактор: значит, верят в их устойчивость. Но некоторые специалисты продолжают говорить о возможной потере финансовой безопасности, как это произошло в странах Восточной Европы. Правда, Алексей Кудрин поспешил заверить, что в условиях вступления России в ВТО оговорено право правительства страны вводить квоты на долю иностранных банков в отечественной финансовой системе.

Экономика Финансы Банки Экономика Финансы Фондовый рынок Экономика Финансы Инвестиции Госфонды и контрольные органы Центральный банк Бизнес - Главное