Новости

26.06.2007 02:00
Рубрика: Культура

Антитеатральный "Мольер"

На московском кинофестивале показали фильм-фантазию о жизни великого драматурга

Лоран Тирар - имя во французском кино заметное, но для российского зрителя новое.

Его первой лентой, с которой познакомилась наша широкая публика, стала картина "Мольер". Учитывая выбор тематики, молодого режиссера, уже признанного у себя на родине мастером комедий, можно было бы заподозрить в давней и, скорее всего, взаимной любви к пыли театральных кулис и сетям околотеатральных интриг. Отнюдь: приехав в Москву на кинофестиваль, Лоран Тирар признался, что в театре ему скучно и что современные постановки пьес Мольера его совсем не вдохновляли.

Фильм о Мольере он решил снять, прочитав о нем книгу Булгакова. "Французскими историками книга Булгакова о Мольере не воспринимается всерьез, но мне она очень понравилась, - делился он перед показом. - Причем настолько сильно, что я решил пойти еще дальше вашего классика и сочинить свою историю про жизнь Мольера".

Итак, Франция, 1658 год. После многолетнего турне по провинции Мольер и его труппа (бедные, но довольные) возвращаются в Париж. Реальное в этом киноповествовании Лорана Тирара - только начало и конец: то, что однажды по молодости, в 24 года, за долги Мольер попал в тюрьму, исчезнув из нормальной жизни на шесть месяцев, и то, что впоследствии он прославился и стал великим французским драматургом. Все остальное режиссер выдумал, взяв, правда, своей фантазии в подмогу сюжеты и коллизии всех мольеровских пьес, из которых соткан фильм. Только поданы они как реальные ситуации из жизни Мольера, которые потом он опишет в своих произведениях, навсегда ославив в них своих знакомых.

Некий месье Журден выкупает Мольера из тюрьмы (а это уже заимствование сюжета пьесы "Шесть персонажей в поисках автора" другого автора - Луиджи Пиранделло, пришедшегося здесь тоже кстати). Журден сначала вводит Мольера в фиктивный мир воображаемых страстей, а потом прогоняет в мир реальных людей. "На спектаклях по Мольеру я тосковал, - рассказывал Тирар. - Но три года назад, перечитывая пьесы Мольера, я вдруг понял, что в них есть много замечательного. Только их надо немного переделать - и я стал снимать фильм, чтобы поделиться со зрителем своим ощущением восприятия Мольера. И потому что я захотел рассказать о прошлом на современном языке. Я преклоняюсь перед Мольером, но у него есть некая дистанция со своей аудиторией, а мне бы хотелось ее сократить - поговорить о тех же самых вечных проблемах, но на более понятном языке". И надо признать, удалось ему это выполнить с блеском: во Франции, например, "Мольера" посмотрели больше миллиона зрителей, что по масштабам страны - очень и очень много.

Визуально у Лорана Тирара получилось невероятно красивое кино. Плюс интеллектуально очень смешное: когда полутонами, импрессионистическими мазками, с частотой проходящих поездов в метро подаются шутки, почти каждая из которых достойна отдельного, еще не существующего приза Московского кинофестиваля за самую удачную остроту в кадре. Потому что можно любить или на дух не переносить слащавость индийского кино. Можно засыпать на счет раз или же, напротив, впадать в восторженную прострацию при первых же тактах шведских или немецких драм. Но французский юмор Лорана Тирара игнорировать или демонстративно не понимать совершенно невозможно: раз смешно, значит смешно, если красиво, то так - что глаз не оторвать.

Вот лишь один эпизод. Двое знатных господ на охоте обсуждают возможную взаимовыгодную свадьбу своих детей. Выскакивает заяц. За ним бросается роскошный холеный дог размером с корову. Звучит выстрел. По вытянувшемуся лицу владельца дога и безучастно-виноватому стрелявшего, без картинки понятно: зайцу удалось скрылся, а убита собака, никак не ожидавшая такого вероломства от друга своего хозяина. Секундный кадр - и дохлого дога несут, как добычу. Но юмор не в том, что вместо зайца на охоте убили собаку, а в том, что после выстрела не было издано ни крика, ни слова упрека, ни звука отчаяния - все было передано только аристократически сдержанной мимикой, - а ползала уже сползало от хохота под кресла.

...Плакат, которым оказался завешен весь город во время кинофестиваля, - как замечательный актер Ромен Дюри, сыгравший Мольера, с модным саквояжем идет по маковому полю - это не репродукция картины импрессионистов, а кадр из "Мольера" Лорана Тирара. В фильме и в жизни Московского кинофестиваля по хронометражу он занимает секунды три. Но именно его многие выбрали знаковой открыткой 29-го ММКФ: настолько хорош кадр и настолько очарователен фильм, в котором подобных импрессионистических живописных моментов - миллион. И они совсем не вызывают ряби в глазах. Как и не вызывает раздражения морализаторский финал картины: любимая женщина Мольера умирает от чахотки, завещая ему писать смешно о несмешном именно тогда, когда хочется плакать. Чтобы создать новый жанр - трагикомедии - и с ним войти в историю Франции и мира. "Мольер не стал бы Мольером, если бы не прошел через такое испытание и не принес такую жертву. Смерть возлюбленной - это цена, которую необходимо было заплатить и пережить, чтобы стать великим актером", - объяснял режиссер неожиданную смену лада картины с мажора на минор, и потом все в обратном порядке. Ну да, кинематографически вроде все правильно и логично - мол, даже для того, чтобы писать искрометные комедии, в жизни нужно пройти через большую трагедию. Главное при этом - не разменять талант, не утратить любви к жизни и идти только своей дорогой. А все остальное - приложится.

   прямая речь

Лоран ТИРАР, режиссер:

- Я пытался рассказать, что Мольер использовал трагедию как основу для создания нового жанра комедии. И я полностью разделяю его точку зрения, что наиболее удачные сюжеты для комедии - как раз те, в которых есть трагизм. Было бы большой ошибкой в жизни разделять трагедию от комедии, - они всегда подпитывают друг друга, и я их не воспринимаю как разные жанры.

Когда я писал сценарий, об актерах не думал. Мольера я представлял себе как человека харизматичного, веселого, обаятельного, достаточно красивого и невероятно артистичного. Мне казалось, что такого актера, который мог бы вместить в себя все эти качества, в природе не существует. Тогда я решил забыть о придуманном образе и просто обратился к исполнителям, которые живут и работают рядом со мной. Ромен Дюри - актер известный, но, насколько вы помните, не комический. В нем не было ни капли плутовства. Но лучшего Мольера мне теперь трудно себе представить...

Культура Кино и ТВ 29-й Московский международный кинофестиваль
Добавьте RG.RU 
в избранные источники