Новости

27.06.2007 04:00
Рубрика: В мире

Браун взял Британию без боя

Десять с лишним лет простоявший за спиной Тони Блэра в качестве правительственного министра номер два, Гордон Браун, наконец, вышел из тени.

Браун взял Британию без боя. Конкурс на замещение вакантной должности премьер-министра объявлять не потребовалось. Лейбористы не стали утруждать себя внутрипартийными выборами: конкурентов у Брауна попросту не обнаружилось.

После объявления Блэром даты своего ухода все вероятные кандидаты поспешно сняли свои кандидатуры, отдав "голоса" канцлеру казначейства. В минувшее воскресенье на чрезвычайной партконференции в Манчестере Брауна попросту "утвердили" главой Лейбористской партии.

Вступление в должность нового британского премьера становится таким образом, по едкому замечанию британских комментаторов, "рукоположением" или "коронацией".

Вот как может выглядеть сухая, пригодная для отдела кадров характеристика нового главы британского правительства. Возраст - 56 лет. Родился в семье священнослужителя. Национальность - шотландец. Образование - высшее, закончил отделение истории Эдинбургского университета. Член Лейбористской партии со студенческой скамьи. С 1983 года - депутат парламента от Лейбористской партии. С мая 1997 года по июнь 2007-го - канцлер казначейства Ее Величества, что соответствует должности министра финансов. Женат, имеет двоих детей. Хобби - политика.

А теперь, выражаясь языком математики, раскроем скобки и попробуем все это расшифровать. Фундамент мировоззрения Брауна базируется на идеях рабочего социализма с последующим дрейфом в направлении нового "идеала" в лице экс-главы американского Центробанка Алана Гринспена.

В университетские годы новый британский премьер был страстно увлечен однокашницей - проживавшей в Британии в изгнании наследницей румынского престола принцессой Маргаретой, прапрапраправнучкой английской королевы Виктории. Пылкий роман влюбленной пары длился пять лет, после чего Гордон изменил принцессе с Лейбористской партией.

В студенческие годы, во время матча по регби, получил сильное увечье - ранение глаза, после которого едва не ослеп. Этим объясняется некоторая особенность его взгляда - изувеченный глаз кажется неподвижным.

В 32 года избирается депутатом парламента от Лейбористской партии и уже на этом этапе делает набросок состава своего будущего кабинета министров. О нем говорят, что он так одержим политикой, что не высморкается в носовой платок, прежде чем не просчитает, какие это будет иметь политические последствия.

Определение его личных качеств носит крайне противоречивый характер: "мрачный интриган, сеющий распри", "деликатный, щедрый, с великолепным чувством юмора", "политик надежный, но обидчивый и злопамятный". Все "слагаемые" сходятся, однако, к тому, что Браун - "ума палата". В плане интеллекта и серьезности он перевешивает Блэра. За упрямство и несгибаемую волю получил кличку "железный канцлер". Еще одно прозвище - "Сталин".

Гордон Браун, однако, оказался слишком яркой фигурой, чтобы поблекнуть за десятилетие в тени своего босса - Тони Блэра

Скромен в быту, самоотвержен в работе, но напрочь лишен харизмы и блэровского обаяния. Никогда не будет публично пить "кока-колу" из банки, как это проделывал Тони. А также не будет "неформально" заседать со своими министрами, развалясь на диванах и без галстуков. Попытки обворожить прессу и публику фактически обречены на провал.

Долгие годы оставался холостяком. Терпеливо сносил громкие сплетни о своей нетрадиционной ориентации. В 2000 году женился на Саре Макаулей - 37-летней симпатичной рыжеволосой руководительнице пиаровского агентства. Их первый ребенок, Дженнифер Джейн, родившись недоношенной, умерла десяти дней от роду. В 2003-м появился на свет сын Джон, еще через два года - Джеймс Фрейзер. Младший сын Браунов страдает тяжелым врожденным недугом - циститным фиброзом.

Свою личную жизнь Гордон и Сара старательно скрывают от посторонних. В отличие от четы Блэров на публике Брауны появляются вместе лишь в исключительных случаях. Своих детей они позволили фотографировать только тогда, когда Сара выходила из роддома с новорожденным.

Крайне маловероятно, что застенчивая жена Гордона Брауна станет таким же ярким персонажем публичной жизни Британии, как Шери Блэр. Одевается Сара старомодно, практически не пользуется макияжем и, по мнению экспертов, экстренно нуждается в смене имиджа. Браун имеет репутацию примерного семьянина, но отпусков по уходу за ребенком канцлер казначейства, не в пример своему премьер-министру, не брал.

"Я готов. Я готов служить" - так заявил Гордон Браун британцам, готовясь к вступлению в должность. Становясь новым главой правительства, Гордон Браун места жительства не меняет. В то время, когда Тони Блэр, вручивший поутру королеве прошение о резигнации, спешно выдворяется с пожитками из своей служебной квартиры, Гордон Браун остается где и был.

В Британии канцлер и премьер-министр традиционно живут под крышей одного дома, в соседних квартирах - номер 10 и номер 11. Блэр и Браун при заселении жилых помещений над премьерской канцелярией поменялись традиционными местами, ибо премьерская, номер 10, была тесновата для многодетных Блэров, тогда как Браун был на ту пору одиноким холостяком.

В принципе же традиция передачи власти в Британии весьма причудливая: экс-премьера выдворяют с насиженного места быстрее, чем депортируют из страны провалившегося шпиона, буквально через несколько часов после поражения его партии на выборах. Фоторепортеры с восторгом запечатлевают при этом весь скорбный сюжет погрузки экс-премьерского скарба в стоящие во дворе правительственной канцелярии машины.

От столь унизительной процедуры бывший британский премьер-министр Гарольд Вильсон сбежал в свое время через черный ход. Что же касается Тони Блэра, то он покинул сегодня власть с парадного подъезда. Что и логично: Тони выборов не проигрывал, он просто взял и уступил премьерское кресло своему давнему товарищу и сподвижнику.

"Товарищество" Блэра и Брауна, впрочем, вопрос отдельный. Если верить очевидцам, Шери Блэр, явно невзлюбившая Брауна за посягательство на авторитет ее супруга, не раз в сердцах кричала на своего соседа: "Бога ради, Гордон, перестань так по-хамски относиться к Тони!" Отношения этих двоих, восхвалявших друг друга на публике, на самом деле все десять лет были ни чем иным, нежели жесткой конкурентной борьбой.

Известно также, что все последние годы Шери Блэр настойчиво уговаривала мужа изгнать Брауна из правительства. Однако Тони, очевидно, побоялся, что не осилит вытянуть без Гордона "репку" успешного руководства страной. Опыт не раз доказывал Блэру, что без Брауна дела не клеились.

Согласно стойко бытующей в Британии легенде, Блэр еще в 1994 году, после смерти Джона Смита, тогдашнего главы партии лейбористов, заключил с Брауном хитроумную сделку. За обедом в лондонском ресторане "Гранита" Тони якобы убедил Гордона снять свою кандидатуру из списка претендентов на лидерство под тем предлогом, что у него самого было вроде как больше шансов обольстить британского избирателя. И пообещал при этом, что в случае победы на всеобщих парламентских выборах "со временем" передаст Брауну свой пост. Время передачи власти затянулось на долгих десять лет.

Все эти годы Браун дышал Блэру в затылок, ожидая, когда же, наконец, будет отдан должок. Между тем Тони, выигрывая для своей партии одни парламентские выборы за другими, отдавать должок не спешил.

Браун, однако, оказался слишком яркой фигурой, чтобы поблекнуть за долгое десятилетие в тени своего босса. Доказывая свое право на лидерство и взимая "плату" за уступку власти, Браун вынудил Блэра целиком и полностью отдать в его распоряжение такие гигантские "вотчины", как внутренняя политика страны и ее экономика. Предоставление полной независимости от правительства Банку Англии стало первым актом суверенного правления Брауна. Канцлер казначейства дистанцировал своего премьер-министра от своих "удельных княжеств" так далеко, что дело доходило до ситуаций откровенно анекдотичных. Когда Браун решил, что Великобритания не будет присоединяться к единой европейской валюте, он не счел нужным даже проинформировать об этом Блэра. "Случайно" узнав о судьбоносном для страны решении, Тони вынужден был обращаться за разъяснениями к пресс-секретарю Брауна, сидевшему в это время в пабе за кружкой пива. И пресс-секретарь канцлера любезно разъяснил главе правительства, что в период данного парламентского созыва Великобритания вводить "евро" не будет.

Разделение власти между Блэром и Брауном стало со временем настолько явным, что, по словам Лэнса Прайса, бывшего руководителя по связям с общественностью от Лейбористской партии, "было такое ощущение, будто работаешь в коалиционном правительстве". Наконец, стало трудно определить, кто же реально рулит страной - Тони или Гордон. Очевидно одно: вся имеющаяся на сегодняшний день внутренняя политика Британии и ее успешная экономика в основе своей уже "брауновская".

Чего никак не скажешь о политике внешней. Эта "вотчина" была целиком и полностью "блэровской", и Браун не выказывал к ней практически никакого интереса. Как будет разруливаться на международной арене новый премьер, остается поэтому большим и открытым вопросом.

Очевидно, что Браун заметно больший евроскептик, чем Блэр. Очевидно, что в вопросах глобальной политики он не "дока", а по природе своей не бог весть какой дипломат. И уж точно не шоумен и не "душка", как Тони.

Видный политолог, профессор Лондонской школы экономики Майкл Кокс на мой вопрос о том, изменится ли при Брауне внешняя политика Британии, ответил следующее: "Гордон Браун на удивление молчалив в вопросах внешней дипломатии. Прямо-таки как Будда. Поэтому что-либо просчитать на сей счет очень сложно. Но нельзя исключить, что Браун не разделяет всех взглядов Блэра на мировую политику и что развороты последуют".

Серьезным разворотом можно будет счесть уже одно то, что в отличие от Тони Блэра Гордон Браун явно не будет "сидеть на коленях у американского президента". Это была сугубо личная пагубная страстишка Тони, от которой его не смогли излечить ни его правительство, ни парламент.

Вероятнее всего, Браун будет менее лоялен и Евросоюзу, исповедуя принцип "дружба дружбой, а денежки и законы врозь". Его внешнеполитическим коньком будет Африка. Браун одержим стремлением побороть детскую нищету на этом континенте. Он не обещает немедленного вывода войск из Ирака или расследования по вторжению в Ирак. Но он уже признал допущенные британским правительством ошибки и намерен исправлять их усердным восстановлением Ирака.

В целом же общие прогнозы сходятся на том, что с уходом яркого и харизматичного Блэра Британия будет выглядеть на мировой сцене более бледно.

А вот на сцене внутриполитической с большой долей уверенности можно ожидать большие тектонические сдвиги. По слухам, Браун готовит целый ряд реформ в области государственного управления, в результате которых роль министра финансов в недалеком будущем радикально изменится, а то и вовсе исчезнет. Вероятно, будет пересмотрена и роль казначейства в целом. Логично предположить, что Браун тем самым подсекает потенциального противника, не желая, чтобы кто-то так же рулил страной с ним на двоих, как он сам делал при Блэре.

Вообще же ходят слухи, что Браун готовит серию столь мощных конституционных реформ, что они буквально потрясут нацию. В частности, видный британский публицист и экономист Уилл Хаттон, величающий Брауна "крупнейшим реформатором британского государственного аппарата за последние полвека", предсказывает, что Браун войдет в историю как политик, который в отличие от Блэра оставит после себя заметнейшее наследие.

Вопрос сегодня, однако, в том, а сколько времени отпущено Гордону Брауну на предсказанные ему исторические подвиги?

Браун вполне вероятно предпримет непросчитанный никем доселе маневр: объявление всеобщих парламентских выборов много раньше, чем доселе ожидалось. Уже сделанное Брауном объявление о назначении координатора по проведению выборов в лице нынешнего министра транспорта Дугласа Александера, откровенно сигналит о том, что выборы могут состояться не в 2009-м, но весной следующего года.

Этот внешне рискованный ход на самом деле может обернуться фанфарами для главы лейбористов Гордона Брауна и похоронным звоном для главы оппозиционных консерваторов Дэвида Кэмерона. Бравурная увертюра собственной, отличной от блэровской, программы, те первые 100 дней правления, к которым он тщательно готовился целых 10 лет, могут резко взвинтить акции его правительства. К выборам- 2008 новый премьер-министр подойдет еще свеженьким и ненадоевшим. А тот факт, что Браун не желает носить власть как старое пальто с чужого плеча и готов подтвердить свое право на лидерство легитимным мандатом от избирателей, разумеется, только добавит ему очков.

В мире Европа Великобритания Тони Блэр Персона: Гордон Браун