Новости

03.07.2007 05:55
Рубрика: Экономика

Гарантирует ли Стабфонд стабильность

Если распределить эти средства сегодня, то каждый россиянин получит немногим более 20 тысяч рублей

По традиции, каждое бюджетное чтение в Законодательном собрании в конце концов превращается в обсуждение судьбы Стабилизационного фонда. Предложения не блещут новизной - от популистских "раздать всем поровну" до вроде бы обоснованных планов лоббистов "вытащить" с помощью дармовых средств ту или иную отрасль. И только стоические усилия министра финансов Алексея Кудрина не дают вторгнуться огромной денежной массе в российскую экономику.

Если говорить об очередных попытках "приватизировать" Стабфонд или просто пустить его на социальные нужды или хотя бы на поддержку Пенсионного фонда, как делает Норвегия, то математика показывает беспочвенность притязаний. Так, Стабилизационный фонд России достиг на 1 июня 3 триллионов рублей (116,9 миллиарда долларов), а аналогичный фонд Норвегии вырос в первом квартале до 1,876 триллиона крон (308,8 миллиарда долларов). А сколько жителей в России и сколько в Норвегии? Есть и другие расчеты: если раздавать накопленные средства Стабфонда и платить ежемесячно в течение 3 лет, то ежемесячная сумма выплаты составит 570 рублей на человека. Негусто! К тому же использование накоплений в обороте повысит инфляцию процентов на 20, а потому "добавки" никто и не заметит.

В то же время понятно, что держать такие резервы без движения было бы крайне расточительно.

Стоящий перед глазами пример нефтяного фонда Норвегии давно подсказал выход - размещать деньги за границей. Если помните, несколько лет шла дискуссия, вкладывать ли их в государственные ценные бумаги, гарантирующие сохранность, но дающие невысокий доход, или - в акции крупнейших предприятий и банков. Последние - довольно рискованное, хотя и более выгодное вложение. Стабилизационный фонд будет разделен на Резервный фонд и Фонд национального благосостояния. Резерв останется резервом, управлять им будет Центральный банк, а назначение его - покрыть дефицит бюджета. Министр финансов Алексей Кудрин назвал условие, при котором в 2008-2009 годах может начаться расходование средств Резервного фонда: это произойдет, если цена на нефть упадет ниже 45 долларов за баррель.

Что же касается Фонда национального благосостояния, то минфин подготовит правила использования средств только осенью. Пока же министр заявил, что средства Фонда национального благосостояния будут вкладываться исключительно за рубежом, примерно 60 процентов инвестируются в акции, а 40 - в облигации. Министр уже выслушал немало упреков в свой адрес, в частности, в том, что финансирует чужие экономики вместо того, чтобы помогать своей.

Но не это оказалось самым трудным в предстоящих операциях. К вторжению российских средств не готов и Запад. Как писала еще в мае итальянская "Корьерра делла сера", "Алексей Кудрин - лицо новой глобализации", на том основании, что появление на мировом финансовом рынке нового типа игроков - государственных фондов - может вызвать "тектонический сдвиг" в глобализации. "До настоящего времени она, - писала газета, - происходила по англосаксонской модели открытых рынков, где играют частные инвесторы. Теперь меняется не только вывеска, но и качество. Англо-американская гегемония закончилась с приходом русских, китайцев и "нефтяных владык".

8 миллиардов долларов, которые, по планам Кудрина, будут направлены на покупку зарубежных ценных бумаг, слишком маленькая сумма, чтобы вызывать такие обвалы в мировой экономике. Отчего же они забеспокоились?

Думаю, что Запад привык работать с бедными партнерами, с должниками, которым можно было навязывать свои планы развития, выделяя при необходимости небольшие ниши в мировой экономике. И не более того. Разве что он терпел непомерно разбогатевших арабских шейхов, да и то - что вторжение в Ирак, что попытка "запретить" ОПЕК, что наконец принятие Энергетической хартии ЕС с явно колониальным подтекстом - иллюстрируют, как предпочитают они вести диалог с такими партнерами. То же - и в отношении России. Пока она выстраивала свою суверенную государственность, пыталась реструктуризировать советскую экономику и брала кредиты, ее поощряли. Когда же она расплатилась с внешними долгами, стала уходить от сырьевого направления экономики к развитию высоких технологий, нашлась масса причин для того, чтобы обвинить ее в том, что она сошла с пути демократизации. И все энергетические разногласия, придирки к энергетическим проектам России только подтверждают, что Запад не хочет играть на равных. Он требует права работать в России, не предоставляя взамен ровным счетом ничего - не допуская российские компании к своим потребителям, не давая им войти в свой бизнес и так далее. Естественно, что появление России-банкира и России-инвестора на финансовых рынках вызвало неадекватную реакцию.

Думаю, что реальная опасность, если считать это опасностью, все-таки существует. Конечно, Кудрин не Сорос, обрушивать финансовые и валютные рынки он не будет по определению. Но вложить деньги в самые "голубые" фишки, вложить много, чтобы стать миноритарием, а то и просто совладельцем какой-то известной компании - такой вариант может быть. Но это-то и пугает, вероятно, больше всего. До сих пор не утихают скандалы, связанные с тем, что российским компаниям и банкам, в том числе и государственному ВТБ, удалось приобрести больше 10 процентов акций европейской аэрокосмической компании EADS. Вспомните, как вытесняли из Европы российских металлургов, нефтяников, авиаперевозчиков, пытающихся инвестировать свои капиталы!

Определенная некорректность в поведении наших западных партнеров вызвана не только антироссийской направленностью. В конце концов бизнес всегда преодолевал политические разногласия быстрее и эффективнее, чем правительства. Но на сегодня возникла угроза самому бизнесу упомянутой "англосаксонской модели". В мировой экономике происходит перераспределение баланса сил в пользу развивающихся экономик. Как отмечают исследователи, за последние десять лет Россия больше других стран повысила свою конкурентоспособность, почти на 5 процентов. Этому способствовало установление политической стабильности в стране, высокий экономический рост и улучшение государственных финансов за счет экспорта сырья. И не она одна стала богаче - происходит перераспределение баланса сил между развитыми и развивающимися странами. Компании из Индии, Китая и России, а также стран Персидского залива скупают промышленные активы по всему миру. И европейцы, а также американцы и японцы к этому неготовы.

Нельзя сказать, что против наших миллиардов выстраивается Великая стена. Не так давно в России побывал заместитель министра финансов США Роберт Киммит, предложивший своим российским коллегам инвестировать средства Стабфонда в свою экономику. Еще раньше произошел визит в Москву заместителя министра финансов Японии Хироси Ватанабе, предлагающего принять участие в облигационном займе своей страны. Значит, капиталы наши на Западе все-таки нужны?

Господин Киммит заверял, что нет в США тотального контроля над иностранными инвестициями, что проблемы национальной безопасности затронули не более 8 процентов из примерно 1400 сделок по международным слияниям и приобретениям, которые состоялись в США в 2006 году. Возможно, это и так, но именно в США в то же самое время появились публикации с высказываниями других высоких чинов о том, что создание государственных фондов благосостояния в ряде стран, в которые инвестируются излишки золотовалютных резервов, могут вызвать потенциальные негативные последствия для международной финансовой системы. Эти высказывания один из обозревателей трансформировал так: "США не допускают перспективы вторжения иностранных инвесторов в свои важные сырьевые и энергетические ресурсы. Но если государственные фонды станут доминирующими покупателями акций и прочих активов, то в мире разыграется интригующий спектакль: крупнейшие частные компании попадут в руки правительств, чью веру в капитализм можно назвать весьма условной".

Проще говоря, американцев волнует конкуренция с такими фондами, но никакого рецепта они не предлагают. Только выдвигают уже неоднократно использованные обвинения в непрозрачности таких фондов и возможном использовании их в политических, а не в экономических целях. Как будто бы сами никогда не использовали свои средства для проведения политического курса!

Между прочим, в интервью "Коррьере делла сера" Кудрин исключил возможность того, что в своей политике фонд будет руководствоваться политическими соображениями. То есть он будет стремиться приобрести крупную нефтяную компанию, нежели западное оборонное предприятие. Понимают это и представители бизнеса. Но, может быть, именно поэтому и стараются отгородиться от новых конкурентов. Хотя бы временно. Хотя бы для того, чтобы пересмотреть свою инвестиционную политику.

В конце концов речь идет о громадных деньгах. Так, подсчитано, что в государственных фондах разных стран - от Норвегии до Китая - находится порядка трех с половиной триллионов долларов. По прогнозам, эти государственные инвестиционные средства через 15 лет, к 2022 году вырастут до 27,7 триллиона долларов. К тому же, как считают многие специалисты, государственные чиновники вряд ли будут агрессивными игроками, они скорее склонны к сдержанности и осторожности. И потому, как писала одна из газет, "если в дверь стучатся 28 триллионов, лучше открыть дверь".

Экономика Макроэкономика Экономика Финансы Инвестиции Бизнес - Главное Стабилизационные фонды
Добавьте RG.RU 
в избранные источники