Новости

19.07.2007 03:35
Рубрика: Власть

Директор в стиле техно

"Крепких хозяйственников" скоро сменят технократы, считает полпред президента в Приволжье Александр Коновалов

Российская газета | Непосредственно перед назначением на должность полпреда вы были прокурором Башкирии. Так совпало, что и большинство обращений от читателей "РГ" в ваш адрес поступило именно из этой республики - мы все их сейчас передаем вам лично в руки. Горькие письма. Женщина, у которой убили сына, жалуется на бездействие сотрудников милиции, и не она одна. Ветеран, имеющий 12 орденов и медалей, никак не может получить льготные лекарства. Люди обеспокоены тем, что даже в Уфе не убирают мусор, в плохом состоянии ЖКХ, а в ответ на все обращения в мэрию - отписки... Что же за город такой заколдованный и чем там занимается местная власть, если люди с подобными жалобами вынуждены идти к полпреду президента?

Александр Коновалов | "Букет" жалоб вроде бы разнородный, но на самом деле весь он "из одной грядки" растет. Конечно, такие проблемы должны решаться не на федеральном и даже не на региональном уровне - это компетенция муниципальных властей. И, к сожалению, характерны они не только для Башкирии. Везде люди жалуются на милицию, всюду - провалы с реализацией льгот и с ЖКХ. Я тоже сейчас задумался, отчего эти письма пришли именно из Башкирии - региона далеко не бедного. На фоне остальных в Приволжском округе там ситуация еще более-менее пристойная. В Башкирии почти 100-процентная газификация, прекрасные дороги, сельское хозяйство не "лежит на боку", развивается промышленность. В республике добывают и перерабатывают нефть, и регион вполне может обеспечить населению социальную поддержку. Но при всем при этом в сфере управления там, простите за прямоту, абсолютный совок. Люди это прекрасно видят, и потому главной проблемой становится отсутствие доверия к власти, неспособной вести с ними открытый диалог и объяснять логику своих действий.

РГ | А чем закончилось громкое дело о милицейских "зачистках" в Благовещенске?

Коновалов | Я застал это дело в самом разгаре и вплотную им занимался. С одной стороны, его пытались всячески раздуть до совершенно невообразимого состояния - по публикациям в СМИ (кем-то, я думаю, щедро проплаченным) выходило, что сотрудники ОМОНа чуть ли не младенцев живьем ели. Вранья хватало. Но сейчас демонстрируется другая крайность - активная волокита судебного рассмотрения. И, я думаю, позиция региональных властей в этой волоките играла не последнюю роль.

Как бывший прокурорский работник я хорошо знаю, насколько наша судебная система громоздка и тяжеловесна. Сказка про белого бычка может длиться годами. Кстати, в Петербурге приснопамятное дело в отношении преступной группы под руководством бывшего депутата Законодательного собрания тоже рассматривалось 5 лет, пока не взялись всем миром и не пригрозили адвокатам лишением статуса за провокации и намеренную волокиту. То, что люди не видят немедленной реакции властей на беззаконие, конечно, бесследно не проходит.

Думаю, что благовещенское дело мы до конца доведем обязательно. И не только его. Я имел жесткий и прямой разговор с окружными милицейскими начальниками после вопиющего случая в Стерлитамаке, когда милиционер сбил на автомобиле беременную женщину и она потеряла неродившегося ребенка. Но надо понимать, что этот стиль "государственного менеджмента", взаимоотношения власти с людьми присутствует не только в Башкирии. Его надо решительно ломать.

"РГ" | Есть ли новости в скандальном уголовном деле тольяттинского мэра?

Коновалов | Действующий мэр находится под стражей, расследование, по-видимому, закончится к концу лета и будет рассмотрено в суде. Пока то, что ему инкриминируют, "тянет" на немалый срок заключения. Сейчас городом управляет и.о. мэра, но в марте, думаю, состоятся выборы главы города.

РГ | Сколько в вашем округе осталось не переназначенных губернаторов? Когда придет срок, вы будете высказываться за них или против?

Коновалов | Их трое - президенты Марий Эл и Удмуртии и губернатор Кировской области. До 2009 года, когда истекают их полномочия, еще надо дожить. Не думаю, что они будут форсировать события. Когда вопрос о доверии будет поставлен, я изложу свою позицию руководителю администрации президента и главе государства с учетом текущего момента. Очень много будет значить общественное мнение: не секрет, что в некоторых регионах Приволжья губернаторы имеют (и довольно давно) отрицательный рейтинг доверия граждан. Предложить такого лидера для переназначения на прежний пост - прямая демонстрация неуважения к общественному мнению.

РГ | И все же случаи, когда прежнего губернатора все-таки не переназначили, можно пересчитать по пальцам. На федеральном уровне "смена элит" идет, а в регионах следующему президенту достанется не то что "путинская", а еще ельцинская команда. Как вы относитесь к тому, что эти люди фактически получают право бессрочного пребывания во власти?

Коновалов | Пройти процедуру переназначения для главы субъекта Федерации - палка о двух концах. С одной стороны, вроде бы президент демонстрирует ему свою поддержку и он получает новый импульс для работы на пятый, седьмой, десятый срок, но ровно на то же самое время приобретает перспективу в любой момент закончить карьеру, если доверие президента будет утрачено.

Надеюсь, что лет через пять к власти придут одинаково подготовленные технократы, которым проще станет договариваться между собой

Я стою скорее на консервативных позициях и склоняюсь к пословице насчет того, что на переправе гужевой транспорт не меняют. Если человек совсем уж явно не продемонстрировал неспособность работать, если с его стороны нет предательства государственных интересов, интересов народа - думаю, менять его сейчас большого смысла нет. Другое дело, что всегда необходимо оценивать любого чиновника с моральной точки зрения. И если кто-то попался на взятке, если зафиксированы и подтверждены злоупотребления властью, тогда никакие прежние заслуги роли играть не могут. Не хотелось бы, чтобы такие факты выявлялись в нашем округе, но если что-то подобное произойдет, то, безусловно, меры мы примем сразу. Но именно по закону, а не из политических соображений - кто чей, из какой команды...

РГ | Ну, в вашем округе "новых команд" практически нет...

Коновалов | Да, Приволжский округ, наверное, в стране на первом месте по количеству "политических тяжеловесов" на душу населения. Причем эта самая "душа населения" - моя. Конечно, диалог с ними вести непросто. Но в то же время эти люди - Минтимер Шаймиев, Муртаза Рахимов, Константин Титов - очень интересные, сильные личности, мощнейшие управленцы. Надо отдать им должное: на стыке политических эпох их опыт, позиция и определенная "консервативность здравого смысла" очень сильно поспособствовали тому, чтобы ситуация в России не пошла абсолютно вразнос. Конечно, они не идеальны и не безупречны, и со временем им на смену придут новые менеджеры - более прагматичные, более технократичные, чем "крепкие хозяйственники" былых лет. Но "тяжеловесы" свою очень важную роль сыграли и пока что продолжают играть.

РГ | Регионы, входящие в ПФО, отличаются порой как небо и земля: Мордовия и Татарстан, Нижний Новгород и Киров... Где-то передовые технологии во всем, включая государственное управление, совсем рядом - тихий застойный "совок". Как можно привести их интересы к одному знаменателю и сгладить особо резкие различия?

Коновалов | Да, время для этого настало. Нужен новый виток в межрегиональной интеграции - тем более что многие регионы Приволжья демонстрируют сейчас довольно уверенную поступательную динамику. Но в то же время мы видим, что к нормальному взаимодействию они зачастую вовсе не стремятся. Например, в соседних регионах начинают строить практически одинаковые предприятия автомобильной промышленности. Что будет со сбытом их продукции, логистикой, электросетями - неизвестно. Такое впечатление, что каждый ведет "натуральное хозяйство" и рассчитывает только на свои силы. С одной стороны понятно - на первом этапе это для регионов хорошо, потому что сразу дает рост налогооблагаемой базы. Но с другой - стратегического мышления нам явно не хватает. Раньше было проще: по команде Москвы, скажем, в Уфе строили нефтеперерабатывающий завод, обслуживавший и татарскую нефть, и башкирскую. Потом все развалилось. Башкирия осталась с избыточными перерабатывающими мощностями, а Татарстан, наоборот, строит сейчас новый нефтехимический комплекс. Надеюсь, что лет через пять к власти придут одинаково подготовленные технократы, которым проще станет договариваться между собой. А сейчас Удмуртия решила строить мост и договорилась с кировчанами, что транспортная магистраль через Кировскую область пойдет в проекции этого моста. Пока мост делали, кировчане проложили дорогу в другом месте. Мост сейчас пустует, никакой эффективной отдачи от него нет.

РГ | А чем мотивировали изменение планов?

Коновалов | Да ничем.

РГ | Александр Владимирович, а может ли в данном случае полпред вообще как-то повлиять на ситуацию? Властных полномочий не так уж много, финансовых рычагов нет вообще, зато под крылом великое множество структур с совещательным голосом - Общественный совет, совет округа и масса прочих...

Линия президентского контроля в регионах должна быть не менее мощной, чем в советское время - "народного" или партийного

Коновалов | Не стану скрывать: в прокуратуре лично мне было гораздо проще. Хотя казалось, что все тяжело и муторно, теперь я понимаю, что это были безмятежные золотые годы моей жизни. Все понятно. Есть Уголовный кодекс и приказы Генпрокурора. Где-то в Москве сидит недосягаемый Устинов, который все знает и всем дает правильные распоряжения. Вариантов выбора, шагов влево-вправо практически нет, некоей моральной ответственности на тебе очень мало - ты должен лишь действовать в рамках своей компетенции. На посту полпреда - необъятное поле деятельности. И действительно: нужно видеть все аспекты того, что происходит, - политику, экономику, общественное мнение. Именно для этого и созданы структуры, о которых вы говорите. Каждая воздействует на определенную "целевую группу" - Общественный совет округа, Антикоррупционный центр, Центр межрегионального экономического развития и т.д.

РГ | Как вы считаете, а сможет ли сам институт полпредов пережить 2008 год и развиваться дальше?

Коновалов | Об этом, наверное, лучше спросить моих старших, более опытных коллег. Им виднее. А я сам, честно говоря, об этом сильно не задумываюсь. Стараюсь делать свое дело, оно достаточно большое и непростое. По крайней мере я уверен, что именно аппарат полномочных представителей в состоянии вести эффективный и, главное, объективный мониторинг всего, что происходит в регионах округа. Недавно вышел указ президента, в котором перечислены четыре десятка параметров, по которым будет оцениваться работа исполнительной власти на местах, 1 августа ждем дополнительную документацию с разъяснениями, по какой методике собирать и оценивать информацию. Понятно, что обеспечить ее объективность и правдивость сможет только полпредство - без него не обойтись. Кроме того, я ратую за то, чтобы полпредства активно сотрудничали со Счетной палатой. Линия президентского контроля в регионах должна быть не менее мощной, чем в советское время - "народного" или партийного. Нужна "дубинка", которая бы заставляла дрожать крупной дрожью любого недобросовестного чиновника, бюрократа или бизнесмена. И, безусловно, именно полпредства в состоянии содействовать межрегиональным проектам - "собирать земли", не допускать даже малейших намеков на дезинтеграцию и новое развитие "центробежных" процессов внутри страны.

Сейчас очень много говорят о том, что полпреды "ушли в сторону", "залегли на дно", их не видно и не слышно - а раз так, то зачем они вообще нужны? Но это несколько, скажем так, обывательский взгляд на вещи. Им просто по роду деятельности нет особой нужды привлекать к себе повышенное внимание. И потому, например, самый, на мой взгляд, эффективный и максимально приближенный к президенту полпред в Центральном федеральном округе Георгий Полтавченко в рейтингах известности, которые составляют социологи по опросам граждан, много лет занимает последние места. Хотя то, что делает он и его аппарат, суперполезно и будет актуально еще на долгие годы вперед.

А вашего покорного слугу часто сравнивают с предшественником, Сергеем Владиленовичем Кириенко. Он постоянно был на виду, везде присутствовал и во все вникал... Но забывают, что время было несколько другое. Страна стояла перед угрозой развала, нужно было авральными, антикризисными методами решать большие и сложные задачи - естественно, что это вызывало пристальное внимание общества. Сейчас государство вышло на такой этап, когда поставленные задачи могут и должны решаться не авралами, а системной рутинной работой.

РГ | Возвращение ко временам парада суверенитетов многие усмотрели в том договоре РФ с Татарстаном, который после долгих споров на днях все-таки принял Совет Федерации. Не опасен ли этот случай тем, что другие субъекты Федерации немедленно захотят последовать примеру Татарстана и потребовать "привилегий" себе?

Коновалов | Здесь я могу судить лишь в пределах своей компетенции. Но, на мой взгляд, де-факто Татарстан особым статусом среди других регионов РФ обладал и без всякого договора с Москвой. Это очень мощный, динамично развивающийся субъект федерации, по своему экономическому уровню он опережает большинство регионов страны.

Не думаю, что этот договор действительно был настолько нужен. Тем более что при внимательном прочтении он выглядит в достаточной мере "декоративным". Говорю как юрист - там нет ни одного серьезного пункта, который ставил бы Татарстан в привилегированное положение в ряду прочих субъектов. Мне не кажется, что подписание такого документа спровоцирует "лавинообразное разрастание процесса нового сепаратизма", как нас пугают. Это скорее дань традиции, истории и современному значению второго по численности народа в России.

РГ | А как реагируют на подписание документа ближайшие соседи по округу?

Коновалов | В Приволжье есть регион, который всегда ревниво относился к Татарстану. Казань и Уфа спорят так же, как Вологда с Костромой или Москва с Питером, постоянно стремятся в чем-то друг друга обогнать. Вечное соревнование - кто лучше играет в хоккей, добывает нефть, строит автомобили и так далее. Кстати, очень часто эта конкуренция только на пользу. Но сейчас, конечно, ажиотаж вокруг договора в Башкирии наверняка возникнет. В других регионах к этому отнеслись спокойно: никаких комментариев я не слышал. Что лишний раз подтверждает, что этот факт - не из разряда "политических бомб".

РГ | В предвыборный период сдетонировать как "бомба" может что угодно. Наступает время, когда даже в сугубо "декоративном" интерьере может разыграться полноценный драматический спектакль. Сможет ли полпредство вовремя вмешаться и "переписать сценарий", где задействованы грязные политтехнологии?

Коновалов | Задача полпредств - сделать все от них зависящее, чтобы эти предвыборные кампании грязными не были.

РГ | Как?

Коновалов | Для начала (выражаясь предельно мягко) - методами политических консультаций, рекомендаций и согласования кадровых позиций. Если это не поможет, то будем координировать деятельность силовых ведомств. Конечно же, мы понимаем, что сейчас, когда идет смена политических циклов, на выборах депутатов Госдумы и президента РФ любую мелочь наши "доброжелатели" будут обыгрывать крайне жестко и с максимальным резонансом. Именно поэтому мы сейчас активно занимаемся не только политической стороной выборов, но и тем, что относится к ситуации в социальной сфере, ЖКХ, тарифам, армии и т.д. Любой сбой в системе жизнеобеспечения будет подан как результат "недееспособности власти". Правда, и здесь я бы не стал ситуацию драматизировать. У нас сейчас гораздо больший запас прочности, чем 10 и даже 5 лет назад.

РГ | Среди вопросов "жизненного обеспечения", которые поднимают наши читатели, очень часто недобрым словом поминаются приволжские дороги. Даже федеральные трассы вроде М5. Это вечная проблема, как у классика, или ее все-таки пытаются решить?

Коновалов | Не все дороги в Приволжье одинаково плохи. Трасса Уфа - Оренбург, на мой взгляд, шикарная. А около Чебоксар - ужасная. Эту проблему мы пытались обсуждать в конце мая как раз в Чебоксарах, на очередном заседании совета округа, и только что в Саратове. Ремонт дорог федерального значения должен финансировать центр. Поэтому некоторые регионы - та же Чувашия, например, умышленно ничего не делают, чтобы не тратить бюджетные средства на "нецелевуху". Идут на принцип: пусть ездят по ухабам, бьют подвески и понимают, что нужно давать деньги на ремонт. В других местах все-таки находят компромиссные варианты. Или сделали вот в прошлом году прекрасный участок трассы Москва - Нижний Новгород в районе Владимира. Но нормальных дорог рядом нет, по ней сразу пошли большегрузные фуры - и через полгода хорошей трассы снова не стало.

Вообще проблема шире - в том, как вообще частные лица и хозяйствующие субъекты (в первую очередь коммерческие) используют общественную инфраструктуру. Вот побывал первый вице-премьер Сергей Иванов в Мордовии, в Рузаевке на вагоностроительном предприятии. Ему там продемонстрировали новую тележку для вагонов, которая позволяет двигаться с большей скоростью, перевозить больше груза, а главное - не разбивать железнодорожные пути, как это делают обычные тележки. А транспортные операторы, которым конструкторы свою новинку предложили, закупать ее отказались: дорого, невыгодно. Пусть старые ходят. На состояние путей нам наплевать - тарифы-то одни и те же. И так во многих сферах.

РГ | У всех субъектов вашего округа есть одно общее достояние - Волга. Развивается ли она как транспортная артерия, что будет с волжскими ГЭС, что делать с экологией великой реки?

Коновалов | Вы задали больной вопрос. Волге, на мой взгляд, уделяют сейчас незаслуженно мало внимания. Понятно, что ряд регионов ПФО больше тяготеет к Уралу. Но Волга - это все-таки символ округа, и находится она в бедственном положении. Из-за серьезного обмеления в Нижегородской области близ Городца Волга по сути распалась сейчас на 2 участка, и две трети речного транспорта вынуждены в этом месте производить перевалку груза по суше. Это сдерживает и туристический бизнес. Вторая застарелая проблема - Чебоксарский гидроузел. Из-за того, что он эксплуатируется не на полную мощность и вода стоит на отметке 63 метра от уровня моря вместо 68, в Чебоксарском водохранилище мелководья вдвое больше, чем это допустимо. С другой стороны, если бездумно поднять уровень воды, то это будет чревато последствиями, которые история еще не знала: подпор воды на протяжении 200 с лишним километров от Чебоксарской до Нижегородской ГЭС, затопление 900 тысяч гектаров земли, включая треть территории Марий Эл, деградация лесного фонда. Видимо, те, кто разрабатывал этот проект в 70 - 80-е годы, в какой-то момент ужаснулись и решили его просто заморозить. Мы эффективного решения тоже не знаем, но проблему оставлять как есть тоже нельзя. В начале этого года я докладывал об этом президенту, он поручил разобраться Совету безопасности.

РГ | Какова ваша оценка перспектив приволжской авиастроительной отрасли и, в частности "Авиастара"? За российский рынок сейчас активно борются иностранные компании... Между тем внутри страны может иметь хороший спрос Ту-334, запустить который в серийное производство удастся только при государственной поддержке.

Коновалов | В Приволжском округе сосредоточено 65 процентов предприятий российского авиапрома. На "Авиастаре" за последние годы наметилось некоторое оживление, он получил неплохие заказы - в первую очередь на "Русланы". О перспективах Ту-334 я судить не готов, но уверен, что решение будет принято оптимальное. Проблемой занимаются профессионалы, и внимание к развитию авиационной отрасли на самом высоком уровне сейчас уделяется очень пристальное.

РГ | Про вас писали, что человек вы верующий и воцерковленный, имеете религиозное образование и чуть ли не тайный монах. А что на самом деле значит вера в вашем жизненном опыте?

Коновалов | Слухи насчет "тайного монашества" - одна из самых идиотских и безграмотных сплетен, которые в последние годы запускались. А вот православное богословское образование я действительно получил - заочно учился в Свято-Тихоновском гуманитарном университете, еще в период моей работы в прокуратуре.

На мой взгляд, для страны только к лучшему то, что сегодня традиционные конфессии (в том числе и православная) вернулись в число общепризнанных и авторитетных общественных институтов, которым люди по-настоящему доверяют. Это сплачивает нацию, в исторической перспективе делает неразрывной связь прошлого с будущим. Во всем мире это тоже мощный объединительный фактор - не случайно совсем недавно произошло объединение Зарубежной и Русской православной церквей. Ну и, наконец, вера означает твою причастность к огромному пласту культуры, причем такому, который настраивает тебя на мир с другими людьми, на самосовершенствование. Во внутриконфессиональные дела лезть не должен никто. Но, я думаю, церковь вполне может претендовать на гранты от государства наравне с другими общественными организациями, если она лечит наркоманов, ухаживает за инвалидами, стариками или сиротами.

РГ | Как вы относитесь к идее преподавать основы православия в школах?

Коновалов | Рискуя навлечь на себя гнев многих православных людей, должен сказать: я не сторонник немедленного введения основ православной культуры в школах в некоем унифицированном варианте. Это может принести немалую пользу, но во многих случаях - сопоставимый вред. На мой взгляд, лучше было бы вести речь о каких-то уроках милосердия, на которых детям будут рассказывать и об этике разных конфессий, и о коллективизме, и о взаимоотношениях в семье...

РГ | Образование объявлено одним из четырех приоритетных национальных проектов. Как с ними со всеми обстоят сейчас в Приволжье дела?

Коновалов | Как и везде, самые большие сложности с нацпроектом по жилью. В некоторых регионах Приволжья (не буду пока их называть, соблюдая тайну доследственных проверок и, возможно, будущего следствия) выявлены проблемы с выделением земли, с соблюдением порядка торгов. Зато, например, в Саратове за счет того, что под комплексную застройку отводятся большие площади, цену на квадратный метр удается держать не выше 20 тысяч рублей. Тоже немало, но все-таки не запредельно. Правда, в идеале надо бы выйти на цивилизованный вариант, существующий во всем мире: когда все межевания проведены, коммуникации проложены, а энергетики выстраиваются в очередь, чтобы подключить к своим сетям готовые объекты. Не как сейчас, когда застройщики сами строят сети, а потом дарят их генерирующей организации и еще за все это платят. Пока же в округе очень ощутим дефицит недорогого жилья, доступного по ипотеке. Той же молодежи элитные новостройки не по карману, даже если залезть в 25-летнюю кабалу.

В образовательной сфере сказывается то, что во многих регионах Приволжья (кроме, пожалуй, Самарской области) весьма значительна доля сельского населения, там много малокомплектных школ. И закрыть их порой нельзя, потому что обучение там ведется на национальном языке. Есть примеры другого рода: в Чувашии в каждой деревне есть библиотека, школы подключены к широкополосному Интернету, в Мордовии в 80 процентах деревень - цифровое телевидение... Это важно не для отчета, а для того, чтобы уже в ближайшем будущем иметь "удаленный доступ" к качественному образовательному продукту.

Самым успешным нацпроектом мы привыкли считать "Здоровье". В нем было много того, что реализовать было достаточно легко: повысить зарплаты, закупить оборудование. Правда, есть пробуксовки в том, что касается профилактики болезней. Мы только что подводили итоги первых 5 месяцев года и видим, что количество людей, прошедших диспансеризацию, и врачей, которых для этого обучают, в несколько раз меньше плановых цифр.

РГ | Сейчас, когда Сочи выиграл право проводить Олимпиаду-2014, многие российские города хотят претендовать на право быть столицами летних Игр или чемпионатов мира. В Приволжье есть такие веяния?

Коновалов | Положа руку на сердце, придется признать: из всех приволжских городов, конечно, на роль европейского центра претендовать может пока лишь Казань. И по инфраструктуре, и по качеству деловых и спортивных сооружений. Думаю, что надо воспользоваться и насладиться сочинским достижением в полной мере, а стадионы строить по всей стране. Если все пойдет дальше так же, как сейчас, то страна будет развиваться семимильными шагами, а Олимпиады, чемпионаты мира, Европы посыплются к нам как из рога изобилия. За них уже не придется бороться, вырывая сотые доли секунд у корейцев. Это станет подтверждением подлинного и неоспоримого авторитета нашей страны в мире. Посмотрите, сколько соревнований мирового уровня уже прошло в Корее, в Японии, в Америке. Никто же не сомневался - можно их там проводить или нет, дать право или не дать. Думаю, что у нас со временем будет то же самое.

РГ | Судя по вашей комплекции, вы спортсмен? Или только болельщик?

Коновалов | Рост у меня 2 метра ровно. Не самый высокий, до Петра I не дотянул... Я в юности занимался греблей. Очень люблю хоккей, зимой ходил почти на все матчи чемпионата мира. Сейчас у меня "дополнительный бизнес": два месяца назад стал по предложению Российской федерации баскетбола президентом студенческой баскетбольной ассоциации. Очень интересный проект, и я за него взялся с энтузиазмом. Стараюсь найти пул единомышленников, которые хотят и, главное, могут поднять студенческий спорт на новый уровень. Это ведь мощнейший фактор для оздоровления молодежной среды - в прямом и переносном смысле. Думаю, наличие хорошей спортивной базы и тренерского штата, возможность предоставить молодым людям время для бесплатных занятий спортом надо включить в перечень критериев при аттестации вузов. Будем сейчас "обрабатывать" на этот счет министра Фурсенко. А "Российскую газету" приглашаю в сентябре этого года в Пермь, где пройдет фестиваль студенческого баскетбола. В числе прочего там состоится матч студенческой сборной с командой "бывших студентов" - обещаю, что на площадке вы увидите много неожиданных, но хорошо вам известных лиц.

РГ | Кроме хоккея и баскетбола, есть у вас еще какое-то хобби?

Коновалов | С хобби сложнее. Времени нет. Даже "любимым чтением" долгие годы у меня были материалы прокурорских проверок и уголовные дела. Что уж сейчас говорить, когда каждый час занят.

Власть Работа власти Регионы Президент Полпреды Президента в федеральных округах ПФО Деловой завтрак Лучшие интервью
Добавьте RG.RU 
в избранные источники