Новости

25.07.2007 00:00
Рубрика: Общество

От полемики устав

Руководители РАН и минобрнауки разошлись на каникулы при своих интересах

Новый устав Российской академии наук, одобренный в марте на общем собрании, может быть внесен на утверждение правительства, когда руководство академии решит оставшиеся спорные вопросы в минфине и минэкономразвития.

Такой поворот обрела ситуация после того, как в минобрнауки перестали настаивать на ряде своих требований, в том числе ввести для РАН наблюдательный совет, а по вопросам финансирования и управления имуществом переадресовали академиков в профильные ведомства Алексея Кудрина и Германа Грефа. Сообщивший об этом журналистам министр образования и науки Андрей Фурсенко частично подтвердил, а частично уточнил высказывания президента РАН Юрия Осипова, сделанные им незадолго до этого в Совете Федерации.

Тогда, по сообщениям информагентств, академик Осипов заявил, что "минобразования одобрило устав РАН в варианте, который был предложен академией".t И уточнил: "Речь идет о том варианте устава, который мы представили в министерство". Однако, по словам Андрея Фурсенко, это не совсем так.

- Мы работаем вместе с РАН и с нашими коллегами из других ведомств по поводу согласования устава в таком виде, в каком он мог бы быть утвержден правительством, - заявил министр.

И подтвердил:

- Вопросы, связанные с организаций науки, мы с академией согласовали.

В то же время, по его словам, остались "две группы вопросов" - это принципы финансирования академии и управления ее имуществом. Одна часть относится к министерству финансов, другая - к министерству экономического развития и торговли, а точнее - к Росимуществу.

- По каждой из этих групп есть определенная система разногласий, которые, на наш взгляд, должны быть разрешены в рамках переговоров Академии наук, минэкономразвития и минфина, - изложил свое видение министр. - После того как эти разногласия будут сняты или после того как они будут четко зафиксированы, если не могут быть сняты, этот документ поступит в правительство.

И вот тогда, пояснил Андрей Фурсенко, уже правительство будет принимать решение, каким образом оставшиеся разногласия могут быть урегулированы. Таким образом, глава минобрнауки отвел от своего ведомства упреки, что именно его подчиненные тормозят утверждение нового устава РАН и пытаются низвести нынешний статус академии до положения клуба ученых по интересам.

Напомним, что одновременно с вариантом устава, который был разработан внутри самой академии, появился на свет так называемый модельный устав - именно его минобрнауки рекомендовало взять за основу. Причем рекомендовало не только РАН, но и еще пяти академиям, получившим в соответствии с поправками в Закон "О науке и государственной научно-технической политике" статус государственных (РАМН, РАСХН, РАО, РАХ, РААСН).

Одним из пунктов модельного устава, который вызвал наибольшее отторжение, стал пункт о создании наблюдательного совета. Уже в самой этой идее академические начальники увидели покушение на свою самостоятельность, попытку "ввести внешнее управление" и категорически ее отвергли. После трех месяцев позиционной войны чиновников минобрнауки и академического руководства, их поочередных апелляций к законодателям, правительству и президенту, публичного негодования и тихих кабинетных уступок, нежданно возведенный бастион бескровно пал.

- Минобрнауки больше не настаивает на введении наблюдательного совета для РАН? - был задан прямой вопрос Андрею Фурсенко.

- Не настаивает, - ответил он. - Академия считает, что наблюдательный совет для работы РАН не нужен. Я же считал и считаю, что он был бы полезен. Независимо от того, как бы он ни назывался - наблюдательный или общественный, такой совет был бы полезен для работы Академии наук.

Но в данном случае, изложил министр свою личную точку зрения, "позиция академии может и должна быть определяющей". При этом он сослался на свои встречи с академиком Юрием Осиповым, с которым обсуждал возникающие "дополнительные риски". По словам Фурсенко, президент РАН признал, что "работа по взаимодействию академии с общественностью должна быть усилена".

Не знаю, следует ли считать такой работой выступление перед сенаторами, но речь академика Осипова в Совете Федерации была выдержана в наступательных тонах, изобиловала экономическими выкладками и призывами поддержать академическую науку. И первое, что надо сделать, взывал президент РАН к законодателям, - отменить налоги на землю и имущество академических учреждений.

- Из-за несогласованности документов минфина и налоговых служб о порядке компенсации и взимании налогов, - приводил свои резоны Юрий Осипов, - у организаций Российской академии наук образовалась значительная задолженность перед региональными бюджетами по налогу на имущество и земельному налогу. Территориальные органы Федеральной налоговой службы начисляют огромные пени и штрафы, а в ряде случаев прибегают к помощи судебных приставов...

Из его речи следовало, что сумма компенсации, которая требуется Академии наук в 2007 году для уплаты налога на имущество и земельного налога, достигает 1,12 миллиарда рублей. Коллизия очень непростая, и радикально изменить ее, по мнению президента РАН, "можно только на уровне законодательства". Как можно догадаться, этот и другие имущественно-правовые аспекты существования академии и есть главный предмет разногласий при рассмотрении устава РАН в ведомствах экономического блока.

Юрий Осипов пожаловался сенаторам, что "затяжка с утверждением устава РАН в минфине и минэкономразвития создает дополнительные проблемы". И в который раз повторил, что во всем мире "фундаментальная наука финансируется государством и крупными частными фирмами", а без опережающего развития фундаментальных исследований решение актуальных задач страны невозможно.

- Государственные средства должны быть признаны инвестициями в будущее научно-техническое развитие страны, - заключил академик Осипов.

Однако законодатели в предвкушении летних отпусков более чем сдержанно реагировали на подобные призывы. А спикер Сергей Миронов многозначительно заметил, что "надо дать поконкурировать различным взглядам на будущее фундаментальной науки". И пообещал, что в Совете Федерации будут действовать по принципу "не навреди".

Между тем

Реформы в Академии наук и сопутствующие сокращения нужны "не ради повышения зарплат оставшимся сотрудникам, но исключительно для того, чтобы с позиций передовых научных направлений убрать непродуктивный по меркам нынешнего времени балласт и принять на вакансии талантливую молодежь", - так сформулировал задачу текущего момента вице-президент РАН Жорес Алферов. Оставить в Российской академии наук 300 институтов или уменьшить эту цифру до 250 - вовсе не главная цель реорганизации, считает ученый. По его словам, гораздо важнее с принципиальных позиций оценить, что конкретно РАН дает нашей стране и мировому сообществу в целом. Пилотный проект повышения зарплат в академии, при одновременном сокращении числа сотрудников и институтов, в корне неверно расставляет акценты, заявил Алферов. 50 тысяч работающих в РАН - это не так много, и финансовое положение страны позволяет мобилизовать для разумной, продуктивной реорганизации необходимые ресурсы. "Мы 15 лет держали круговую оборону, борясь за сохранение уникальной академической структуры, - замечает нобелевский лауреат. - Теперь, когда РАН выжила, решены проблемы с уставом, можно предпринять соответствующую времени и проблемам разумную реорганизацию ее структуры".

Общество Наука Наука и образование РАН Реформа РАН