02.08.2007 00:30
    Рубрика:

    Российские юристы обсудили роль Европейского суда по правам человека в отечественной судебной системе

    Место и роль Европейского суда по правам человека в Страсбурге в российской судебной системе пытались вчера определить юристы на конференции в Москве.

    Страсбург начинается в Москве - во всяком случае для юристов. Именно такое впечатление складывалось на заседании, устроенном Гильдией российских адвокатов и Московским бюро по правам человека, на тему "Роль Европейского суда по правам человека в совершенствовании правоприменительной практики в России".

    Главным отсутствующим героем оказался глава Конституционного суда Валерий Зорькин: каждый участник стремился высказаться по поводу его предложения так усовершенствовать российскую судебную систему, чтобы наши граждане обращались в Европейский суд (ЕСПЧ) после исчерпания национальных средств правовой защиты. Напомним, что в Верховном суде сейчас разрабатывается законопроект под руководством судьи ВС Владимира Давыдова, при помощи которого юристы надеются лучше использовать возможности национальной судебной системы. Речь идет о создании в рамках президиума Верховного суда инстанции, которая бы рассматривала дела в порядке надзора. Особенно это касается тех случаев, когда российские граждане жалуются на неисполнение уже вынесенных в их защиту судебных решений. Такая инстанция не ограничивает право граждан обращаться в ЕСПЧ (а, по данным на апрель 2007 года, из более чем 90 тыс. жалоб в Страсбурге более 20 тыс. было подано против России), но помогла бы ускорить рассмотрение заявлений российских граждан.

    "С предложением Зорькина я согласен, - заявил член исполкома Гильдии, адвокат Вячеслав Цымбал, - потому что Страсбург задыхается, Россия же огромная и просто забросала его жалобами. Если его идея будет воплощена разумно, толково, когда наиболее квалифицированные люди будут рассматривать наиболее серьезные ущемления прав человека, то это будет замечательно". Однако его коллега, правовой эксперт МБПЧ Борис Пантелеев был не столь оптимистичен: "В конце концов, если бы мы, как планировалось концепцией судебной реформы, дополнили судебную систему ювенальной и административной юстицией, то, может быть, никто бы и не оценил выступление Зорькина как попытку создать эрзац-суд". ЕСПЧ, по мнению Пантелеева, отстаивает концепцию присутствия у человека неотъемлемых и неотчуждаемых прав, "а у нас права и обязанности - неразрывное целое - и это и есть корень противоречий, потому что тогда все права - для законопослушных граждан, а не для нарушителей". "Гражданин не должен и не обязан знать свои права, но обязан знать права других", - поддержал правовой эксперт Илья Рассолов.

    Внимание юридической общественности к Европейскому суду было более чем приятно присутствовавшим журналистам, ведь накануне, во вторник, ЕСПЧ вступился за российских представителей прессы. Решение касалось пензенских журналистов Виктора Дюлдина и Александра Кислова (они критиковали в своем издании пензенское областное правительство), а также представителя прессы из Курска Виктора Чемодурова (он судился с тогдашним губернатором Александром Руцким). Вячеслав Цымбал, как выяснилось, хорошо помнил курское дело: "Журналисту не удалось тогда решить это здесь в нашем национальном законодательстве, и фактор времени сыграл свою роль - просто до Путина, у меня, понимаете, особое отношение к его президентству, так вот до Путина была анархия: привлечь к ответственности сильного мира сего было очень и очень проблематично. После того как действительно стабилизировалось государство, начало законодательство работать и действовать, то сейчас посмотрите - запросто привлекают к уголовной ответственности вице-губернаторов за взятки, посмотрите - сенаторов запросто с поличным берут, прямо из зала выводят. В судах общей юрисдикции сейчас широкое поле деятельности, чтобы предъявить претензии представителю государства - губернатору, председателю правительства, мэру, муниципальным чиновникам. Так что я поддерживаю это решение".