Новости

07.08.2007 02:40
Рубрика: Власть

Депортация в субботу

"Российская газета" почти год следила за судьбой "нелегалки" Людмилы Журавлевой, которая, вопреки здравому смыслу, но согласно закону, была разлучена со своим маленьким сыном и мужем и депортирована в Туркмению.

Вместе с руководством ФМС и с помощью многих людей мы все-таки добились тогда воссоединения молодой семьи. Сотни откликов получила "РГ". Мы даже оптимистично назвали акцию газеты "Журавлевы возвращаются", потому что они нужны России.

И вот новая история, о которой без боли опять нельзя писать.

4 августа из московского спецприемника, официально именуемого Центром временного содержания иностранных граждан N 1 ГУВД г. Москвы, были выдворены в Узбекистан "нелегалы" Киселевы - отец (42 лет) и сын (19 лет). Второй, несовершеннолетний сын "нелегала" Геннадия Киселева, попавший недавно в автоаварию и закованный сейчас в гипс, остался в подмосковном городе Королеве на попечении чужой женщины.

Впрочем, Марина Бережнова, бывшая просто соседкой Киселевых по съемной квартире, теперь уже не чужая этой семье. Младший Сашка давно называет ее мамой и все уговаривал отца с Мариной пожениться, но что значит для него эта женщина, Геннадий осознал, только попав за решетку. Если бы не Марина, никто б и не узнал, что именно в субботу, когда все учреждения закрыты и помощи попросить не у кого, Киселевых надумают высылать.

Историей бедолаг Киселевых я занимаюсь уже не первый месяц, занимается ими и юрист "Гражданского содействия", и даже аппарат Уполномоченного по правам человека в РФ. Пытаясь добиться встречи с Киселевыми, я говорила со многими сотрудниками московского ГУВД, пройти в центр они мне так и не разрешили (даже после того, как Уполномоченный Лукин попросил об этом), но все в один голос заверяли, что напрасно мы поднимаем панику и что не будет такого, чтобы русских людей выдворяли из России.

Им уже приказали собрать вещи. Им уже сообщили, что отъезд в аэропорт в три часа дня. Откуда-то Марина достала мобильный телефон и.о. начальника центра Бейсика Гугавы, который заверил меня и Марину, что ни о каком выдворении знать не знает и кто, мол, вам сообщил такую глупость. То же самое Гугава не раз повторил адвокату и другим встревоженным правозащитникам.

В три часа дня Марина сообщила, что Киселевых уже сажают в машину. Тут уж я бросилась разыскивать по телефону Владимира Лукина. Он, как и я, не мог поверить, что, вопреки всем заверениям, Киселевых все-таки выдворяют.

Поразительное дело: в то самое время, когда их уже везли в Домодедово, всем нам вероломно врали, что никто не собирается их депортировать.

В аэропорту у Геннадия, судя по всему, отобрали мобильник. Он буквально на минуту позвонил Марине по чужому телефону уже из самолета. Она, рыдая, говорила мне, что любит этого человека, как никогда в жизни никого не любила, и что была бы готова хоть сейчас лететь вслед за ним, если б были деньги.

Киселев приехал на историческую родину три года назад. Спасать своих сыновей. Еще в начале 90-х он потерял хорошую работу (на самом крупном в Узбекистане предприятии - Ташкентском авиационном заводе им. Чкалова - он работал токарем-универсалом, но завод рухнул сразу, как распался Союз). И с тех пор началась мучительная эпопея поисков работы. Он рассказывал, что в Узбекистане на каждом шагу чувствует свою второсортность.

- Если будут стоять девять русских специалистов и один узбек, на работу возьмут, конечно, узбека, - говорит Киселев.

Когда тяжело заболела жена Анжела и требовались большие деньги на операцию, он попытался стать бизнесменом - открыл магазинчик по продаже аудиокассет, но быстро прогорел, залез в долги, пришлось продавать двухкомнатную квартиру и переселяться к матери. Операция не помогла, Анжела умерла в 2002-м, оставив на попечении Геннадия двоих несовершеннолетних сыновей и двоих больных старух - свою и его мать. Чтобы прокормить большую семью, мотался в Россию на заработки. Но когда одна за другой умерли обе бабушки и ничто уже не связывало его с Узбекистаном, он решился на отчаянный поступок.

- Продал по дешевке однокомнатную квартиру матери, денег хватило только на три билета, взял, что называется, под мышку своих сыновей и рванул в Россию, - рассказывает Киселев.

В постановлении суда было написано: "...учитывая характер и степень тяжести содеянного... подвергнуть Киселева Г.А. наказанию в виде штрафа (3000 рублей) и административного выдворения... путем принудительного и контролируемого перемещения... за пределы Российской Федерации".

Точно такое же постановление вынесла судья Бабушкинского райсуда Москвы Чернышева Т.В. в отношении сына Геннадия - Евгения. Суды сейчас завалены делами по выдворению нелегалов. Конвейер!

"...Гр. Киселев Г.А. виновным себя признал, пояснил, что не обращался в установленном порядке за регистрацией по месту своего пребывания в г. Москве, приехал в г. Москву 27 июля 2004 г.".

Не собираюсь оправдывать правовое невежество Киселева и таких нелегалов, как он, которые приезжают в Россию как к себе домой и даже не подозревают, что их историческая родина давно де-юре развелась с ними. И действительно, согласно действующему законодательству, таких "иностранцев", не имеющих той самой проклятой прописки, любой судья не глядя может приговаривать к выдворению. Им совершенно неважно, что Киселев искренне не хотел превращаться в нелегала, но ему просто негде было зарегистрироваться. Он собирался вместе со старшим сыном подзаработать в Москве и потом купить какой-нибудь домишко в деревне. А когда появилась в его жизни Марина, перспектива жизни у Киселевых стала совсем радужной. Теперь отец и сын согласно тому же иезуитскому закону пять лет не имеют права появляться в России.

"Российской газете" потребовалось выступать почти год, чтобы добиться возвращения из Туркменистана "нелегалки" Людмилы Журавлевой, которую так же вот выслали, разлучив с маленьким ребенком и мужем. Сколько теперь уйдет сил и времени, чтобы вернуть Киселевых?! Соотечественников, прибывших к нам на ПМЖ и вдруг ставших на своей родине "нелегалами", около миллиона в стране. Может быть, эта история и станет последней точкой в затянувшемся споре о том, нужна или нет России иммиграционная амнистия?

Когда верстался номер

Нам удалось связаться с директором Федеральной миграционной службы, генералом Ромодановским, который только что вернулся из отпуска. Константина Олеговича взволновала трагедия семьи Киселевых. Он был искренне возмущен, узнав, что множество жалоб, которые посылались в разные инстанции в защиту Киселевых, переправлялись ФМС и оставались потом без ответа. "Мы будем самым тщательным образом разбираться, какова здесь доля вины наших сотрудников, - заверил Ромодановский, - и если столкнемся с черствостью и слепым формализмом, виновные будут наказаны".

Власть Право Права человека