Новости

Письмо 10 академиков, ответы им разных церковных иерархов - весь этот конфликт, очевидно, ничем не кончится и кончиться не может.

Понятно, что ни одна сторона ни в чем не убедит другую, да и государственная политика и настроение общества не изменятся.

А именно: рискну предположить, что "Основы православной культуры" не будут введены в качестве обязательного предмета в школе, равно как не станет теология одной из официальных научных специальностей, утверждаемых -ВАКом. В этом смысле академики как бы "одержат верх". Но "Основы православия" не будут введены в школе вовсе не из-за их письма, а потому, что этому противятся куда более могущественные силы - представители "других конфессий", а попросту говоря - мусульмане. Ссориться с мусульманским духовенством, шире - с мусульманами, составляющими добрых 20-25% населения, ни одно вменяемое руководство страны не будет и не может. Вот уж точно - не нужны великие потрясения, особенно на пустом месте. Что же касается введения теологии в список научных специальностей, утверждаемых ВАКом, то это "архитектурное излишество" не слишком-то нужно и самой Церкви - ведь богословские диссертации и так успешно защищаются, ВАК тут, в сущности, третий лишний.

Но все это не будет "победой академиков": просто сохранится статус-кво. Сохранится и общее настроение власти/общества в сторону усиления идеологической (а значит, и организационной) роли Церкви. Правда, здесь - дорога без конца, полного слияния государства и РПЦ все равно не будет в многонациональной современной стране.

Но в желании усилить роль РПЦ (как и во многом другом) - "народ и партия едины, раздельны только магазины".

Это вполне понятно. Бесконечные разговоры о "национальной идее" могут вестись сколь угодно долго - такие вещи все равно выдумать и внедрить нельзя. Всеобщим национальным занятием, спортом, хобби давно стало - как во всем западном мире - непрерывно растущее потребление, и только потребление. Однако "Ты помидор любишь? - Кушать - да, а так ненавижу!" - ИДЕОЛОГИЯ потребления непопулярна среди "потребителей России". Идеологию они предпочитают потреблять какую-то иную. И при всем различии разных партий, наций, социальных групп и т.д. хоть как-то интегрируют в подавляющее большинство общества "вечные ценности" - державность, "оборонное сознание", государственнический патриотизм и т.д. В утверждении этой идеологии роль РПЦ переоценить невозможно. Православная церковь всегда (сколько мы можем заглянуть в глубь веков) существовала как патриотическая, государственническая, державная, более того "державообразующая".

"Православие - Самодержавие - Народность". Конечно, буквально эту формулу (русский ответ на "Свободу - Равенство - Братство") сегодня никто не повторит. Но державный дух, соединявший этот треугольник, остался и укрепляется. Причем укрепляется усилиями сверху при полной поддержке снизу. А этот державный дух одновременно является и церковным. Об этом говорит вся история РПЦ.

Даже такая ее страница (которую сегодня не больно-то любят вспоминать), как отношения Церкви со Сталиным. Известно, что он преследовал христиан немногим слабее, чем Нерон. Но известно и то, что при первом же послаблении Церковь охотно пошла на сотрудничество с ним. Из конформизма? Да, разумеется, был такой мотив, все люди только люди, не рвутся принять земные муки. Из патриотизма? Да, разумеется, во время войны для русского человека не было вопроса "с кем вы?" (хотя Зарубежная русская церковь отвечала на этот вопрос, как известно, иначе...).

Но помимо этого был еще один момент, была и некоторая идеологическая основа для сближения. Антихристианский, атеистический режим был в высшей степени державным. И для Церкви, также воспитанной (и воспитывавшей своих духовных чад) в державном духе, этот мотив власти был вполне близок.

Усиление государства и усиление государственнической Церкви как неотъемлемой части этого Государства - две вещи нераздельные.

Так обстоит дело на земле. А Церковь - как ни крути - организация в том числе и вполне земная, политическая. Да, она не участвует в выборах, не высказывается по поводу тех или иных партий, но, повторяю, ее идеологическая роль, ее идеологическая функция в государстве российском абсолютно прозрачны и, вообще говоря, не так уж сильно изменились по сравнению, скажем, с XIX веком.

Уважаемые академики в своем взволнованном письме смешивают два существенно разных вопроса.

Вопрос первый, весьма локальный. Политическая роль вполне конкретной организации под названием РПЦ в жизни вполне определенного общества на данном этапе его (общества) развития.

Вопрос второй. Глобальный - о соотношении науки, логики и религии.

Вопрос стержневой для всей человеческой культуры.

Не в газетной колонке анализировать то, о чем написаны миллионы пламенных слов Марком Аврелием и Паскалем, Ньютоном и Кантом, Фомой Аквинским... Сотни страниц можно заполнить только перечислением имен тех, кто задумывался про "звездное небо над нами и нравственный закон внутри нас". Коротко говоря, все философы, писатели, да просто все нормальные люди думали, думают и будут думать об этом. Нет и ответа на эти вопросы... кроме: "Верую - ибо абсурдно". Кстати, эта замечательно отчеканенная формула на самом деле вовсе не парадоксальна, а очень проста. А именно: если это разумно, т.е. может быть логически доказано, то верить не нужно, довольно аргументов и фактов. Если же логика бессильна, а факты отступают (что бывает чуть ли не во всех "последних вопросах" человечества), то остается верить. Или "не верить" - что часто тоже является вопросом не логики, а веры. "Одни верят, что Бог есть, другие - что Бога нет. То и другое - недоказуемо".

Гете выразил ту же мысль более торжественно: "Кто, на поверку,/ Разум чей/ Сказать осмелится: "Я верю"?/ Чье существо/ Высокомерно скажет: "Я не верю"?/ В Него,/ Создателя всего,/ Опоры/ Всего: меня, тебя, простора / И самого себя?.. И это назови потом/ Любовью, счастьем, Божеством./ Нет подходящих соответствий,/ И нет достаточных имен,/ Все дело в чувстве, а названье/ Лишь дым, которым блеск сиянья/ Без надобности затемнен".

Впрочем, этот агностицизм (сомнения и колебания в вере), экуменизм (не отдается предпочтения ни одной из конкурирующих религий, тем более из конкурирующих церковных организаций) суть злая ересь, не имеющая ничего общего с обучением школьников "Основам православия".

Вопрос веры считается самым интимным, куда более интимным, чем вопрос об "интимных отношениях"... Так что не буду тут исповедоваться. Напомню лишь простые слова: "Бойся Бога". А что это значит - каждый понимает по-своему...

Общество Религия Колонка Леонида Радзиховского