Новости

14.08.2007 04:30
Рубрика: Власть

Князь и Владимир

Вчера президент России Владимир Путин и князь Монако Альбер II посетили крепость Пор-Бажын в Туве

Встретившись в Санкт-Петербурге, президент Владимир Путин и князь Монако Альбер II отправились в Республику Тыва на озеро Тере-Холь, где ведутся раскопки древней крепости Пор-Бажын.

Озеро Тере-Холь расположено практически на самой границе России с Монголией. И, возможно, оно было бы одним из многочисленных озер нашей страны, если бы посередине озера на острове на высоте 1300 метров над уровнем моря сохранились развалины древней крепости Пор-Бажын.

Вчера Путин и Альбер II посвятили день осмотру места раскопок. Тем более что в эти дни в Пор-Бажын работает целая исследовательская экспедиция, собравшая студентов и преподавателей университетов из разных городов России. Гидом для высоких гостей выступил руководитель экспедиции, доктор искусствоведения Тигран Мкртычев.

Крепость Пор-Бажын, что в переводе с тувинского означает "глиняный дом", была построена в 757 году нашей эры по приказу главы Уйгурского каганата Элетмиш Бильге Кагана. Семью годами раньше он вторгся войском на территорию современной Тувы для захвата территории. Возможно, крепость изначально планировалась как своеобразный плацдарм для того, чтобы укрепиться на этих местах. Но со временем, считают историки, она превратилась в летнюю резиденцию.

За год, что возводилась крепость, строителям пришлось завезти на остров тысячи тонн глины и обожженного кирпича. Собственно, архитектурно крепость близка к китайским глинобитным сооружениям тех времен.

Владимир Путин и Альбер II начали осмотр с крепостных стен и основного входа. По словам Тиграна Мкртычева, через ворота гости попадали на церемониальный двор, расположенный перед центральным дворцом. Сам дворец стоял на высокой платформе, в основе которой использовался гранит.

Здесь в экскурсию включился сопровождавший высоких гостей глава МЧС Сергей Шойгу. Он, в свою очередь, сообщил, что неподалеку нашли и само место, где этот гранит добывался. Президенту России и князю Монако показали исторические следы проживания здесь людей - на глиняных плитах сохранились отпечатки детских и женских ступней, следы животных.

Князя Монако заинтересовало, каким образом глава Уйгурского каганата, приказавший построить крепость, добирался сюда. Переход, рассказал гид, занимал около шести суток, и, конечно, в походе использовались лошади.

По словам главы экспедиции, итогом ведущихся раскопок должно стать восстановление отдельных элементов крепости. И в то же время их часть предполагается законсервировать для будущих поколений, чтобы они сами могли все увидеть.

Несмотря на то что приезд Путина и Альбера II оказался для археологов неожиданным, они все же быстро сориентировались в ситуации. Буквально через несколько минут после появления на раскопе гостей попросили сфотографироваться вместе.

Приезд президента и князя получился не только экскурсионным - один из вертолетов, на котором Путин и князь Монако передвигаются по Туве, на время превратился в медицинский. В лагерь археологов ранее за медицинской помощью обратилась семья из деревни Кунгурут, расположенной в восьми километрах от места раскопок. Несколько дней назад у них заболела 10месячная дочка, и с каждым днем ее состояние только ухудшалось. Врачи "Центроспаса" МЧС, побывавшие в деревне для осмотра ребенка, приняли решение для незамедлительной эвакуации, в которой и был задействован один из вертолетов президента России. На нем девочку с родителями доставили в столицу Тувы Кызыл.

командировка

Елена Шмелева, Москва - Пор-Бажын

На Тере-Холе продолжает свою работу экспедиция по восстановлению обросшей массой легенд и сказаний древнеуйгурской крепости VIII века. Началась третья смена.

Пор-Бажын встретил студентов стеной дождя. Ребята вымокли в момент, не успев добежать от вертолета к палаточному лагерю. Теплые печки а-ля "буржуйка", горячий обед и оперативное расселение исправили ситуацию. 142 студента из четырех университетов - МГУ имени М.В. Ломоносова, Санкт-Петербургского, Красноярского педагогического и Тувинского поспешили увидеть раскопки.

А сделано уже немало. Раскопаны шесть основных объектов - центральное сооружение, привратные и фортификационные сооружения, церемониальный и хозяйственные дворы. Общая площадь раскопок составляет 0,7 га, продолжаются гидрологические работы по изучению акватории озера.

Наши

Среди ребят третьей смены - победители конкурса "Российской газеты" Ольга Куренова, Вадим Отто, Салават Нажметов.

Ольга Куренова - студентка Кемеровского университета культуры и искусства, факультет режиссуры и актерского мастерства, будущий руководитель кино-фотостудии, педагог.

- Я помню тот день, когда к нам в общежитие принесли телеграмму из "Российской газеты" с вестью, что я стала победительницей конкурса. Я бежала в интернет-зал к друзьям, и мне хотелось кричать от счастья.

Снимать фильм о крепости Оля начала уже в вертолете, от ветра из иллюминатора у нее летели во все стороны слезы, но начало было положено.

- На этой картинке будут титры. Мысли о фильме еще идут, они приходят, как правило, во сне, - призналась Ольга. - Это будет моя курсовая работа о Пор-Бажыне, мы снимаем в университете натурный этюд. Второй фильм - о нашей группе, победителях конкурса. Очень хочется приехать и показать готовую работу коллективу вашей редакции.

Вадим Отто, третьекурсник геологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова. Этому молодому человеку с гитарой наперевес повезло несказанно. Дело в том, что со второго курса студентов в экспедицию не брали, а Вадим как победитель конкурса "РГ" попал в третью смену. Лето у будущего геолога оказалось трудовым. С июня по конец июля он проходил практику в Крыму, в Бахчисарайском районе горного Крыма, где вот уже полвека (с 1937 года!) находится база факультета. В Туву Вадим приехал уже с навыками геологического проектирования, умением ориентироваться на местности, пользоваться многими геологическими приборами. Мало кто знал на факультете, что молодой человек отдыху предпочтет в августе новую экспедицию.

Салават Нажметов оканчивает аспирантуру этой осенью. У него семья, маленький сын Рустам и масса специальностей, которые дают ему возможность содержать семью. Помимо физики, которую он обожает, он прекрасно знает английский и преподает в российско-турецком лицее в Челябинске. "Пор-Бажын - это для меня приключение, поход. Я ожидал, что условия будут тяжелее. Мне интересны раскопки, археология".

Впервые

Тигран Мкртычев, заместитель генерального директора по научной работе Государственного музея Востока, один из научных руководителей проекта, назвал экспедицию уникальной: "Впервые в отечественной практике собраны воедино высокопрофессиональные научные силы. Тот объем естественнонаучных исследований, который был выполнен на этом памятнике, в России проводился также впервые. На Пор-Бажын съехались лучшие российские специалисты по сырцовой археологии, команда опытных архитекторов, владеющих современными компьютерными методиками и прошедших многолетнюю экспедиционную школу Бориса Маршака в Педжикенте. С находками Пор-Бажына работают известные реставраторы - "золотые руки", ведется камеральная обработка материала, который планируется передать в музей в Кызыле. Таким образом, весь комплекс археологической экспедиции "закрыт" высококлассными спецами".

В свое время открывший этот памятник этнограф, сотрудник Минусинского музея Дмитрий Клеменц не только нанес на карту, но и поставил Пор-Бажын в ряд интереснейших объектов древней уйгурской культуры. Раскопки Севьяна Вайнштейна в 50-е годы прошлого века лишь подтвердили настоятельную необходимость изучения памятника, однако в то время продолжения не последовало. Подводя результаты своих работ, Вайнштейн высказал предположение, что это летняя резиденция уйгурского кагана Моюн-Чура.

В раннем средневековье уйгурские племена выступали то в качестве союзников Китая, то воевали с Поднебесной. Имеются многочисленные китайские источники по истории уйгуров, однако их материальная культура изучена недостаточно хорошо. По письменным источникам известно о существовании шести уйгурских городов. В одной из столиц уйгурского каганата - Кара-Балгасуне - ученые Турции провели археологические работы. Данные письменных источников свидетельствовали о том, что для строительства своих городов уйгуры привлекали согдийцев (выходцев из Средней Азии) и китайцев. Этого мнения придерживались и целый ряд российских ученых, изучавших уйгурские памятники. Но раскопки Пор-Бажына этим летом показали отсутствие следов согдийского влияния. Уже с первых дней работы стало ясно, что строительно-архитектурные приемы восходят к китайской традиции.

Археологи легко выделили функционально-планировочные зоны памятника: с восточной стороны располагались ворота, оформленные привратными сооружениями, через них посетитель попадал в обширный внешний двор, который играл распределительную функцию. Прямо располагались ворота, которые вели во внутренний церемониальный двор. Там находились крытые галереи, где запросто могло поместиться человек двести.

Галереи переходили в пандусы, которые поднимали посетителей на площадку центрального сооружения. Археологи шутят, что, вероятно, на пандусах при желании они найдут след от колен слуг кагана.

В центре двора возвышалось основное здание, в архитектуре которого, как установлено, прослеживаются многочисленные китайские черты. Предположительно, вдоль стен двора находились два павильона, один из которых в настоящий момент исследуется. Именно здесь удалось расчистить останки сгоревшей кровли и деревянных конструкций, на основании которых ученые с большой вероятностью смогут реконструировать внешний вид этого здания. Боковые сооружения соединялись с центральным зданием крытыми пандусами.

Центральное сооружение повторяет традиционные китайские дворцы, в частности, ближайшая аналогия в планировке имеется в столице Танского Китая Чанъане.

Дело в том, что каган Моюн-Чур в 750 году помогал Китаю в подавлении восстания Ань Лушаня. В качестве благодарности кагану Моюн-Чуру отдали в жены китайскую принцессу Нинго. Она-то и отправилась с мужем в столицу уйгурского каганата Кара-Балгасун.

Кстати, планировка дворца в Кара-Балгасуне очень напоминает Пор-Бажын. Да это и не удивляет. Ведь молодая жена прибыла в каганат с огромной свитой. Наверняка там были и строители, и архитекторы, и художники. Создать знакомую обстановку для жены кагана не составило им труда. Не исключено, что Пор-Бажын является уменьшенной копией дворцового сооружения в Кара-Балгасуне. Вероятно, дворец был летней резиденцией.

Найдено девять драконьих ушастных глиняных морд. Единственное, чего не могут пока решить ученые, где же располагались эти устрашающие всех и вся личины драконов. Может быть, на колоннах? Но колонны сами по себе уже архитектурные конструкции, и их дополнять нет смысла. В Китае обычно украшается конек крыши. Это при трехмерной скульптуре. Но здесь мы имеем рельеф. Значит, все-таки должно было быть некое плоскостное решение.

Место для строительства было выбрано не случайно - красивейшая долина с озером неподалеку, акватория которого, как показали исследования гидрологов, была совершенно иной. Вполне возможно, при строительстве были использованы и древние принципы фэн-шуй. Как следует из правил, за спиной воина обязательно должна быть гора. Повернувшись лицом к воротам Пор-Бажына, убеждаешься: так оно и есть. В настоящий момент памятник находится на озере, которое хотя и не очень глубокое, но представляет собой своеобразное зеркало, в котором отражаются берега.

Одна из проблем, с которой столкнулись исследователи, заключается в высоком поверхностном слое вечной мерзлоты в долине. За тысячелетия вода накапливалась в долине, как в гигантской тарелке, в то же время это привело к тому, что под озером происходят процессы оттаивания, сильно разрушающие береговую линию. Однако исследователи надеются, что эти геологические процессы носят долговременный характер и не смогут повлиять на судьбу памятника. Все усилия направлены на то, чтобы не только раскопать этот уникальный объект и получить максимально возможную информацию, но и сохранить его для будущих поколений в качестве музейного объекта.

Архитектор из Санкт-Петербурга Александра Бехтер:"Очень интересен рухнувший во время пожара свод перекрытия, масса деталей, которые возможно реконструировать. Отчетливо видны два слоя черепицы, затем слой обмазки в 16 сантиметров ярко-оранжевого цвета и дерева. Все это зарисовали. Во второй смене на нашем раскопе отлично трудились восемь студентов из Тувы, тщательно, со скальпелями расчищали сантиметр за сантиметром следы сооружения эпохи династии Тан. Судя по всему, здесь было очень много деревянных многоярусных конструкций, служивших и украшением. В том числе и балки каркасно-консольной системы, но кочевники за века растащили все на кострища".

Из докладной записки

Дмитрий Васильев, руководитель отдела истории Востока Института востоковедения РАН, изучает сейчас камни с древними тамгами и письменами в районе Тере-Холя:

- Существуют источники, в которых сообщается об уйгурах в период правления Элетмиш Бильге Кагана (Боян-чора, Моюн-чура) и расцвета Уйгурского каганата.

В отношении крепости Пор-Бажын (или, как она была тогда названа, Касар Коруг) сообщения имеют место в Селенгинской надписи, Терхинской надписи, частично - в Карабалгасунской надписи.

Географическое положение крепости Пор-Бажын (Касар Коруг) определяется в уйгурских надписях как "западные предгорья священной родовой земли Отюкен, в верховьях реки Тесь, поблизости от источников". В ходе обследования окрестностей озера Тере-Холь и раскопок крепости выявлены две тюркские рунические надписи.

Первая выгравирована на более древнем оленном камне, установленном на северном берегу озера, на возвышенности Арт-Таш, вблизи от поминальных сооружений скифского времени. Надпись состоит из двух строк и предварительно расшифрована как "Иркин Бучу".

Иркин - высший титул у карлуков, входивших определенное время в Уйгурскую конфедерацию и часто воевавших в союзе с ними против общих противников. В данном случае этот титул может обозначать и наместника кагана в провинции, и начальника внутренней службы при кагане (возможно, коменданта крепости, который решил оставить память о себе, выгравировав свое имя на более древнем памятнике). Вторая надпись была найдена в раскопе на участке дворца и представляет собой грубо процарапанное посетительское граффити. Текст сохранился частично, но можно предположить, что ее автором был стоявший на страже у дворца воин, оставивший память о себе записью: "Я, солдат ..., это написал".

Изыскательской группой востоковедов в ходе полевых работ в урочище Кара-Булун в Улуг-Хемском хожууне два дня назад выявлены также семь неизвестных ранее и неопубликованных наскальных рунических надписей уйгурского периода, ведется работа по дешифровке. В августе археологические исследования продолжены, но в сентябре начнутся реставрационно-консервационные работы, а также подготовка к музеефикации объекта. Будет проведено сворачивание лагеря. На Тере-Холе оставят охрану. И так до следующего полевого сезона. Приключения продолжаются!

Власть Работа власти Внешняя политика Экспедиция на озеро Тере-Холь