Новости

24.08.2007 03:10
Рубрика: Происшествия

Следствием установлено...

Глава Следственного комитета при Генпрокуратуре России Александр Бастрыкин - о версиях крушения "Невского экспресса"

Есть все основания утверждать, что подрыв "Невского экспресса" будет раскрыт.

Массив собранных улик и следов преступления достаточен, чтобы выйти на террористов. Такое утверждение высказал на "Деловом завтраке" в "Российской газете" председатель Следственного комитета при Генпрокуратуре, первый заместитель Генерального прокурора Александр Бастрыкин.

"Реальны три версии"

Российская газета: Александр Иванович, вы только что вернулись с места крушения "Невского экспресса". В газетах, в том числе и в нашей, как основные выдвигались три версии этого преступления: акция чеченских террористов, эхо новгородских криминальных конфликтов, диверсия националистов. К какой из них склоняется следствие?

Александр Бастрыкин: Вы правы, сегодня мы рассматриваем три наиболее реальные версии. Это чеченский след, это реакция криминальных сообществ Новгородской области после смены губернатора. Третья - это теракт экстремистских молодежных группировок Москвы или Санкт-Петербурга.

Как известно, недавно в Петербурге был взрыв в Макдоналдсе. Установлено, что его совершила молодежная экстремистская группировка. К сожалению, формы протеста со стороны молодежи против социальной несправедливости зачастую принимают криминальные оттенки.

"Следствие по взрывному устройству выводы уже сделало"

РГ: На какие выводы наводят первые результаты следствия?

Бастрыкин: В Санкт-Петербурге уже завершена криминалистическая экспертиза взрывного устройства. Я разговаривал со специалистами, и они доложили, что установили характер взрывного устройства, механизм приведения его в действие, взрывчатое вещество, которое было использовано. Что важно - выявлены некоторые специфические особенности этого устройства, которые для следствия очень важны. По понятным причинам, я эти особенности называть не буду.

Что нас порадовало, так это то,что, как говорят криминалисты, найдены некоторые индивидуальные идентификационные признаки. То есть характерные особенности, которые могут привести нас к создателю этого взрывного устройства. Такие признаки существуют.

РГ: Выстраивается ли некая цепочка уже раскрытых преступлений, которая указывает на молодежный экстремизм?

Бастрыкин: Повторюсь, что мы не исключаем версии, что экстремистски настроенная часть молодежи причастна к новгородской трагедии.

РГ:  Правда, что среди задержанных есть и чеченец?

Бастрыкин: Правда. Есть несколько задержанных, в том числе и чеченец. Вообще-то делать сейчас какие-либо прогнозы рано. Закон нам позволяет задерживать по подозрению в совершении теракта на 30 суток. И в течение этого срока проверить возникшие подозрения.

РГ: Как считают эксперты, взрыв осуществили профессионалы или "подрывники из Интернета"?

Бастрыкин: У специалистов сложилось впечатление, что террористы профессионально знали, как собрать взрывное устройство, но не знали специфику железнодорожного транспорта. Есть некоторые особенности, которые предусматривают противодействие сходу поезда с рельсов. Например, контррельсы. Кроме того, преступники не рассчитали, что состав проскочит быстро. Все это говорит о том, что они знакомы со взрывным делом, но не знают специфику железнодорожного транспорта.

"Это преступление мы раскроем"

РГ: Как вы сказали, одна из версий - к теракту причастны молодежные националистические группировки. Чем вы можете объяснить распространение экстремизма среди молодых россиян?

Бастрыкин: К сожалению, ситуация такова, что сегодня молодежь выступает порой с протестом криминального характера против социальной несправедливости, каких-то ошибок в национальной политике.

Молодежью сегодня никто не занимается. Нет ни пионерской организации, ни комсомола. А именно они закладывали основы нравственности. Плохо или хорошо это эти организации делали - другой вопрос.

Молодежь довольно часто предоставлена сама себе. И социальные формы протеста против несправедливости порой выливаются в такие криминальные дела.

Вспомните хотя бы взрыв на Черкизовском рынке в прошлом году. Ведь его тоже устроили молодые люди. Правда, они хотели сделать что-то вроде предупредительного "хлопка", но не учли мощность взрывного устройства. И погибли люди.

РГ: Сегодня у каждой крупной партии по две-три молодежные организации. Может быть, дело в том и состоит, что всякого рода экстремистские группировки создают при себе молодежные организации. Экстремизм, помноженный на юношеский максимализм, и дает вот такой результат? Это вопрос вам не как следователю, а как политику.

Бастрыкин: Вопрос как раз по адресу. У меня есть определенный опыт работы с молодежью. Я был секретарем областного комитета комсомола в Ленинграде при Валентине Матвиенко, когда она была первым секретарем. Это еще в начале перестройки, в 1982-1985 годах. Непосредственно занимался досугом, патриотическим воспитанием, организовывал оборонно-спортивные лагеря. Сейчас этим никто не занимается. Конечно, создаются молодежные отряды при партиях. Но носит это скорее декларативный характер. А молодой человек хочет услышать ответы на насущные вопросы современной жизни.

На днях я смотрел интересную передачу с Людмилой Нарусовой "Сто вопросов взрослому". Ребята задавали очень острые вопросы. Как жить? Куда мы идем? В чем смысл существования? Ведь теракт на Черкизовском рынке - это своего рода протест молодежи против того, что там творилось. Не занималось государство - молодежь занялась.

В Петербурге я дал задание прокурорским работникам найти в университете или в каком-нибудь другом научном заведении специалистов-политологов, историков. Чтобы они проанализировали эту ситуацию с точки зрения истории анархического движения в царской России. Тогда тоже взрывали поезда. И это были социальные протесты со стороны революционно настроенной молодежи.

Из подобных преступлений надо делать выводы. Это же не драка в пивном баре, а серьезный теракт с политическими последствиями, с политической подоплекой. Государству, всему обществу надо сделать выводы, понять, почему это происходит. Ведь надо иметь сильную мотивацию, чтобы решиться пустить под откос поезд, где 300 человек, включая женщин и детей.

РГ: Можете ли вы рассказать, как идет расследование последних громких убийств?

Бастрыкин: Касаясь следствия по убийству журналистки Политковской, которое находится в нашей работе, могу сказать, что есть очень хорошие перспективы в его скором раскрытии. Но больше говорить пока не буду. Тайна следствия незыблема.

Происшествия Терроризм Теракты Происшествия Правосудие Следствие Правительство Генпрокуратура Подрыв поезда "Невский экспресс" в 2007 году