Новости

24.08.2007 03:00
Рубрика: Общество

Андрей Кончаловский: Реакционный "Глянец"

К юбилею Андрея Кончаловского - известному режиссеру исполнилось 70 лет - центральные телеканалы подготовились основательно.

Первый канал показал документальный фильм "Личная жизнь Андрея Кончаловского", "Россия" - "Считаю себя подающим надежды. Андрей Кончаловский". Канал "Культура" отметил вклад мастера в театральную жизнь лентой "Андрей Кончаловский и сцена", кроме того, порадовал зрителей ретроспективой фильмов режиссера.

Сам Кончаловский не раз обращался к телевидению. В конце 90-х снял телефильм "Одиссея", а в прошлом году поставил уникальный цикл для телеканала "Культура" - "Культура - это судьба".

Однако не только телеработы заставили много говорить о Кончаловском в эти дни. Сам режиссер встретил юбилей, буквально разрываясь между премьерами и презентациями собственных работ.

- День рождения я отмечаю практически в самолете, - признался он на премьере своего нового фильма "Глянец" в кинотеатре "Пушкинский", - одну картину снимаю, другую - представляю, книжка выходит... Считаю, что это лучший способ праздновать.

Как раз по поводу настоящих и новых работ корреспондент "РГ" задал Андрею Сергеевичу несколько вопросов.

Российская газета | На что будет похож мюзикл "Щелкунчик", который вы сейчас снимаете в Будапеште? Он будет напоминать классический балет, рок-оперу (ведь автор текста песен - Тим Райс) или же голливудский блокбастер, вроде "Одиссеи"?

Андрей Кончаловский | Фильм не будет напоминать ни то, ни другое, ни третье. Он будет похож на знаменитый фильм "Мэри Поппинс" с Джули Эндрюс или на "Звуки музыки", на классическую сказку для детей и взрослых. Тим Райс - талант, он может делать и оперу "Иисус Христос - суперзвезда" и "Короля-льва", он сразу почувствовал, что здесь есть материал для произведения, которое может жить долго, на что и я надеюсь.

РГ | Только что был представлен ваш новый фильм "Глянец". Чем вы объясняете такой интерес к жизни богатых и модных со стороны людей, к этому миру не принадлежащих? Чем, на ваш взгляд, отличается ваше видение гламурного общества от того, что есть в текстах Оксаны Робски, Сергея Минаева и других?

Кончаловский | Мое отношение к "глянцу" скорее всего можно сравнить с отношением писателя Виктора Пелевина. Я дружен с ним и в определенном смысле нахожусь под его влиянием: это большой художник, поэт с горьким романтизмом. Глянец - это колоссальная индустрия создания ложных образцов и стандартов. Мода - это стандарт, который не должен стоять на месте, а поскольку он меняется, значит, предыдущий был ложным. Мы живем в мире постоянно меняющихся стандартов, это и есть глянец.

РГ | Обратимся к вашему документальному фильму "Культура -это судьба". По времени выход фильма на телеканале "Культура" совпал с выходом программы "Апокриф" Виктора Ерофеева, посвященной "клиповому сознанию". Фильм напоминает тот самый диск с информацией о Земле и землянах, который был отправлен в космос в надежде, что его перехватят инопланетяне. Неужели он создан тоже для инопланетян?

Кончаловский | В названии фильма заложено то, что я имел в виду. Мы часто игнорируем значение культуры в развитии общества, мы совершаем ошибку, принимая человека за универсальное явление. Нет универсального человека, есть человек - киргиз, казах, француз, эстонец, русский, китаец... В этом заключена ошибка марксистов и либералов, которые стремятся к универсальности своих категорий. Я имел в виду, что именно культура определяет политику страны, а не политика определяет культуру.

Идеи о культуре и государстве нашли свое отражение и в новой книге Кончаловского "На трибуне реакционера", написанной в соавторстве с политологом Владимиром Пастуховым.

"Цену жизни нельзя назначить указом правительства, так же как нельзя приказать людям быть хорошими. Об этом свидетельствует история человечества", - цитата из книги.

Отвечая на вопрос корреспондента "РГ", является ли его новое издание неким итогом его рассуждений о судьбах России и человечества, Андрей Кончаловский заметил, что надеется на то, что книга не последняя и вызовет такой резонанс, что авторов вызовут на политическую дуэль.

Фильмы Андрея Кончаловского

"Мальчик и голубь", 1963
"Первый учитель", 1965
"История Аси Клячиной, которая любила, да не вышла замуж", 1967
"Дворянское гнездо", 1969
"Дядя Ваня", 1970
"Романс о влюбленных", 1974
"Сибириада", 1978
"Сломанное вишневое деревце", 1982
"Возлюбленные Марии", 1985
"Поезд-беглец", 1985
"Стыдливые люди", 1985
"Дуэт для солиста", 1986
"Танго и Кэш", 1989
"Гомер и Эдди", 1990
"Ближний круг", 1992
"Курочка Ряба", 1994
"Одиссея", 1997
"Дом дураков", 2002
"Лев зимой", 2003
"Глянец", 2007

Что сказал Кончаловский

Виктор Дружинин, доктор философии, профессор

Не без интереса прочитал в вашей газете интервью с Андреем Кончаловским, приуроченное к его 70-летию ("Реакционный "Глянец" - "РГ-Неделя" N185 от 24.08.2007 г.).

Я, естественно, присоединяюсь к поздравлениям юбиляра - уважаемого Андрея Сергеевича. Считаю его фильм "Одиссея" одной из лучших современных экранизаций великого Гомера (если не лучшей). Но есть в вашей публикации два момента, с которыми не могу согласиться. Хотя, возможно, мои замечания следует отнести не к словам самого Кончаловского, дававшего интервью вашей газете, а к корреспонденту-автору этой публикации, либо к редактору, готовившему ее к печати. Ибо понятно, что существует контекст разговора, из которого интервьюер может выбрать те или иные цитаты (удачные или не очень). Приведу одну из таких: "Кончаловский: ...Нет универсального человека, есть человек - киргиз, казах, француз...

В этом заключена ошибка марксистов и либералов, которые стремятся к универсальности своих категорий. Я имел в виду, что именно культура определяет политику страны, а не политика определяет культуру". Две позиции в этой цитате, на мой взгляд, требуют более детального обсуждения.

Первая - относительно "... ошибки марксистов и либералов...". Действительно, понятие "человек" употребляется многими авторами (не только представителями упомянутых направлений) универсально, когда нет особой необходимости подчеркивать этнические корни (когда имеется в виду человек как представитель живого мира, в отличие от других живых существ). Но проблема этногенеза чрезвычайно сложна, и наверняка А. Кончаловскому было, что сказать на эту тему, - и, возможно, он и сказал, но внятно это в интервью не прозвучало. Хотя, рискну предположить, что именно об этом было бы интересно услышать читателям. Но мысль мэтра оказалась обедненной, прозвучала трюизмом.

Вторая позиция - относительно слов "культура определяет политику страны, а не политика определяет культуру". Ну, во-первых, сие звучит слишком категорично и однонаправленно, - очевидно, что взаимосвязь между этими явлениями существует в обоих направлениях. А, во-вторых, общеизвестно, что существуют сотни различных определений культуры, - какое из них Кончаловский имеет в виду, осталось неясно. Жаль!

Общество Ежедневник Образ жизни Культура Кино и ТВ Андрей Кончаловский