28.08.2007 03:00
    Рубрика:

    Тулеев: Россия уверенно возвращает себе лидерство в мире по добыче угля

    Итоги визита первого вице-премьера Российской Федерации Сергея Иванова в Кемеровскую область комментирует губернатор Аман Тулеев

    Российская газета: Аман Гумирович, одним из событий юбилейных торжеств в Кузбассе на очередном праздновании Дня шахтера стал приезд в область первого вице-премьера РФ Сергея Иванова...

    Аман Тулеев: И не случайно. Горняцкий центр России - Кузбасс, дающий более половины ее общей угледобычи, отмечал сразу тройной юбилей - 60-летие Дня шахтера, 60-летие начала открытой угледобычи в регионе и 100-летие Кемеровского рудника. Так что участие в таких торжествах одного из первых лиц страны вполне объяснимо.

    РГ: Обычно такие визиты не ограничиваются тостами да поздравлениями.

    Тулеев: Верно. И главным итогом наших встреч с Сергеем Борисовичем стало подтверждение договоренностей Центра и области о перспективах развития в ней угольной отрасли. Ими в качестве приоритетных определены такие направления, как: углехимия (глубокая переработка угля), строительство технопарка в сфере высоких технологий и промышленная добыча метана из угольных пластов. Задача - превратить газ метан из врага шахтеров в союзника.

    Что касается добычи газа, мы показали Сергею Борисовичу, что эксперимент по добыче метана прошел удачно. Промышленные запасы метана подтвердились. Уже есть опробованные технологии его добычи.

    РГ: Какой еще из подобных проектов в регионе вы выделили бы?

    Тулеев: Прежде всего - это глубокая переработка угля в дорогостоящие конечные продукты. Это, например, синтетическое жидкое топливо - дизельное, бензин, это этанол и метанол. Кстати, еще на мартовском заседании правительства по развитию Кузбасса Иванов выступил за развитие у нас углехимии как основы производства высокотехнологичной продукции.

    Уже выбраны три площадки для технопарка, есть конкретные проекты. Один из них - создание общероссийского Центра сервисного и технологического обеспечения горнодобывающей промышленности. Россия ведь лет на 15 отстает от ведущих стран в угольном машиностроении, все еще покупая за рубежом до 80 процентов шахтного оборудования. Преодолеть такую ситуацию - стратегическая задача.

    В Кузбассе есть своя металлургическая и машиностроительная базы, высококвалифицированные специалисты, потребители горно-шахтного оборудования. С такой основой уже можно приступать к созданию на базе областного технопарка Всероссийского центра угольного машиностроения. А вкупе с вышеперечисленным еще и Центра по глубокой переработке угля.

    РГ: Как первый вице-премьер оценивает состояние угольной отрасли в целом по стране и в Кузбассе в частности?

    Тулеев: Самое главное, отметил он, что Россия уверенно возвращает себе лидерство в мире по добыче угля. При этом он особо подчеркнул, что производительность труда в отрасли достигла рекордных 180 тонн на рабочего в месяц, заметив, что в советские времена о такой производительности и не мечтали. Сергей Борисович также заверил, что к концу 2010 года вследствие реструктуризации угольной промышленности из ветхого и аварийного жилья будут переселены более 17 тысяч шахтерских семей. В этот же период будут реконструированы и заменены около 250 объектов социальной инфраструктуры, предоставляющих основные коммунальные услуги жителям шахтерских поселений.

    РГ: Что бы вы еще добавили к сказанному?

    Тулеев: То, что наша угольная отрасль - единственная в стране - реформировалась с позитивным результатом. За 10 лет мы, по сути, совершили экономическое чудо: отрасль впервые за время существования стала не только вся частной, но главное - рентабельной. Беспрецедентное явление в мировой экономике. Скажем, схожая реструктуризация в таких угольных державах, как США или Австралия, растянулась на 30 лет, при том что экономическая ситуация там была лучше нашей.

    Начиная с 1998 года в угольную отрасль только Кузбасса инвестировано 137 миллиардов рублей, построено 42 новых предприятия по добыче и переработке угля, строится еще 21. За это время создано 20 тысяч новых рабочих мест, зарплата шахтеров выросла почти втрое.

    Все это позволило нам, впервые за 100 лет угледобычи в регионе, добыть в том году рекордные 174 миллиона тонн угля. Прежде такой показатель назвали бы недостижимым, а сейчас он стал реальностью! Таких темпов развития отрасль не знала даже в лучшие для нее советские времена. Всего же с начала промышленной угледобычи в Кузбассе (с 1860 г.) мы выдали к августу 2007 года 7 миллиардов тонн угля. Подсчитано: если всем им засыпать территорию области, получится гора 300-метровой высоты! Вдвое выше египетских пирамид!

    Сейчас на регион приходится 56 процентов российского угля, и 76 - наиболее ценных коксующихся марок. Иначе говоря, Кузбасс - основа угольной отрасли страны, базис для развития ее промышленности, ее энергетической безопасности.

    РГ: В чем видит свои главные перспективы на будущее Кузбасс?

    Тулеев: Хотя наши горняки дают до 70 процентов общероссийского угольного экспорта, основные надежды они связывают с рынком внутренним. Благодаря главе нашего государства и правительству РФ принято принципиальное решение увеличить долю угля в топливном балансе страны. К 2020 году спрос на электроэнергию вырастет вдвое, а на энергетический уголь - более чем в 2,5 раза. Поэтому нам в Кузбассе потребуется увеличить общий объем добычи угля до 270 миллионов тонн в 2025 году.

    В целом углю вновь отводится роль мощного резерва экономического прогресса, ключевого стабилизатора всей экономики. Все это вселяет в нас, в каждый угольный регион страны уверенность в завтрашнем дне, в стабильности своей жизни и работы.

    РГ: Жаль, что оптимизм портит пессимизм по поводу безопасности горняцкого труда...

    Тулеев: В этом вы, увы, и правы, и нет. Так, лишь в том году в обеспечение безопасности вложено 4,5 миллиарда рублей, почти вдвое больше предыдущего года. Всего же за последнее десятилетие в безопасность направили почти 20 миллиардов рублей. В результате за это время смертельный травматизм снизился сразу в 5 раз! Количество аварий уменьшилось вдвое! Однако очень горько, невыносимо трудно смириться с тем, что тяжелые аварии на шахтах все же происходят...

    РГ: Вы, конечно, говорили об этом с первым вице-премьером. К каким основным выводам пришли?

    Тулеев: Во-первых, необходимо, как уже не раз призывали власти, собственники шахт и ученые Кузбасса, - срочное принятие законодателями адекватного нынешнему дню единого федерального кодекса стандартов безопасности ведения горных работ, чье нарушение будет жесточайше караться.

    Во-вторых, надо повысить ответственность собственников за безопасность труда на своих предприятиях, стимулировать их вкладываться в это дело, а за нарушение установленных норм или требований надзорных органов - судом лишать бизнеса. Кстати, в США при Рейгане подобные меры быстро приструнили хозяев шахт, позволили резко снизить на них травматизм.

    Ну и, наконец, надо повышать дисциплину самих шахтеров, которые порой ради заработка идут на риск. Доходы шахтера никак не должны зависеть от снижения выработки вследствие приостановки подземных работ из-за их опасности.

    Но самое главное, считаю, бессмысленно покупать западное оборудование XXI века и при этом продолжать мыслить и действовать по старинке, надеясь "на авось" и на то, что можно что-нибудь вручную подкрутить и починить.

    Нам нужно кардинально менять сознание занятых в угольной отрасли людей, приучать к ежеминутной и непрерывной оценке всех рисков. И я вновь повторю: уголь любой ценой - нам не нужен.

    РГ: Что бы вы пожелали своим землякам-шахтерам в год тройного юбилея?

    Тулеев: Прежде всего обращусь к их матерям и женам. Вы, дорогие женщины, выбрали особую судьбу - напряженное ожидание и постоянную тревогу за родного человека. Спасибо и низкий поклон за вашу любовь и заботу, терпение и преданность, стойкость и веру, что оберегают ваших сынов и мужей. Будьте здоровы и пусть будут живы и здоровы все, кого вы любите и ждете!

    Самим же горнякам желаю самого главного: безопасных забоев, легких и щедрых пластов, прочной кровли над головой. И, как говорят в Кузбассе, чтобы количество спусков в шахту равнялось количеству подъемов на-гора.