Новости

01.09.2007 03:00
Рубрика: Культура

Репетиция дуэли

Венецианский фестиваль, день второй
Гостей Венецианского фестиваля всегда встречали крылатые львы. В этом году они покинули свои пьедесталы и притулились сбоку. А главным символом стал черный шар - всесокрушающая чугунная баба, которая в фильме Феллини "Репетиция оркестра" ломает башню из слоновой кости, где укрылись от реальности жрецы искусств.

Намек ясен. Поэтому в программе фестиваля обещано много актуальных картин - социальных и пацифистских. Но пока самые долгие аплодисменты сорвал чистейший образец "искусства для искусства" - английский фильм Sleuth (в российский прокат выйдет под названием "Игра навылет"), где встретились самые интеллектуальные художники кино и театра: драматурги Энтони Шеффер и Гарольд Пинтер, актеры Джуд Лоу и Майкл Кэйн, а с ними - режиссер Кеннет Брана, известный шекспировскими постановками и экранизацией оперы "Волшебная флейта" Моцарта.

Не знаю, как будут делить между двумя актерами премию за лучшую мужскую роль: оба показали высший пилотаж, не покидая экрана в течение двух часов и удерживая на себе напряженное внимание искушенного зрительного зала. Не знаю, как разойдется между двумя драматургами премия за лучший сценарий: Шеффер написал утонченную интригу, уже однажды экранизированную Джозефом Манкевичем, а Пинтер ее виртуозно модернизировал, умножив драйв своим фирменным остроумием. Наконец, не знаю, сумеет ли кто-нибудь переплюнуть режиссерскую виртуозность Браны, который из чисто театральной словесной дуэли двух персонажей сделал Большое Кино, динамичное и парадоксальное в каждом кадре.

Пересказывать сюжет некорректно: очень важно, что его извивы непредсказуемы. Перед нами матч в трех таймах, и в каждом дело обретает новый поворот. Дуэлянтов двое: один постарше, другой помоложе - собачатся из-за женщины, которая так и не возникнет в кадре. Впрочем, предмет спора уже не имеет большого значения: обоим важен процесс доказательства своей "самости", каждому нужно максимально унизить другого. Их диалоги безупречно смешны (иногда из-за хохота в зале не слышно убойных реплик), их поступки безупречно жутки и открывают темные бездны человеческих натур. Вся эта почти водевильная абсурдятина с обманутым мужем, драгоценностями в сейфе и безумными провокациями помещена в стерильно футуристическую, как реторта, обстановку набитого электроникой миллиардерского дома. Перед художником фильма Тимом Харвеем, за отсутствием в Венеции призов за оформление, надо снять шляпу: он придумал идеальную лабораторную площадку для психологического эксперимента и одновременно - для убедительной реализации двух характеров. В 1972 году Майкл Кэйн уже играл в фильме с тем же названием младшего из героев, а теперь ему досталась роль старшего, в которой 35 лет назад блеснул Лоуренс Оливье. Такие состязания всегда сообщают проекту дополнительный азарт.

В итоге получилась вещь, которой трудно подобрать аналог: то, что было театральной пьесой и могло в лучшем случае стать телефильмом, оказалось благодарным материалом для кинематографа. То, что выглядит приятным пустячком, стало очередным приговором нашей цивилизации. Идея картины принадлежит Джуду Лоу, и то, что продюсерам удалось добыть денег на такой проект, можно считать чудом - правда, вполне обеспеченным звездными именами. Результат удивителен: мы получили один из самых умных зрелищных фильмов года.

Идет второй день фестиваля, но уже старт предвещает сильную программу. Только что прошла новая картина Энга Ли, два года назад получившего Золотого льва за любовную драму "Горбатая гора", и снова назревает серьезный успех: фильм "Вожделение" закончился под бурные аплодисменты пресс-зала, его называют среди возможных претендентов на "Оскара". Эту картину режиссер, тайванец по рождению, после долгого перерыва снял в Шанхае на китайском языке, обратившись к жанру шпионского триллера. Подробнее о ней - в следующем репортаже.

Культура Кино и ТВ 64-й кинофестиваль в Венеции