Новости

17.09.2007 16:00
Рубрика: Культура

Крис де Бург спел о Ленинграде

Знаменитый ирландский певец теперь предпочитает проводить свободное время в России

Крис де Бург и прежде был популярен и уважаем в нашей стране. За красивые мелодии с романтичными текстами, за хиты Lady In Red и Borderline. А особенно за шлягер Moonlight And Vodka, повествующий о России и загадочной для иностранцев русской жизни (позднее песня прозвучала в одном из фильмов о Джеймсе Бонде).

Неожиданно в своем новом альбоме Storyman ("Рассказчик") Крис де Бург уже очень тепло спел и о Ленинграде. И показал себя большим поклонником России и ее истории. О том, почему популярный ирландский певец так прикипел любовью к нашей Родине, он рассказал в интервью обозревателю "Российской газеты".

Российская газета: Удивительно, что вас можно встретить в Москве, даже когда вы здесь не гастролируете.

Крис де Бург: Мне предложили общественную должность в ЮНЕСКО - стать послом доброй воли. И я согласился. Мне интересно участвовать в разных благотворительных проектах. Например, я бесплатно спел на церемонии "Золотые сердца" - знаю, что там вручали награды людям, которые служат высшим гуманным идеалам человечности. А в Москву мне хочется приезжать часто! Сейчас я нахожусь на том уровне карьеры, когда никто мне не может приказывать, что делать. Я хотел оказаться в России, и я там оказался. Тем более что мне хотелось узнать, как у вас приняли мой последний альбом Storyman.

РГ: "Рассказчик" повествует об очень серьезных темах: о грядущей судьбе планеты, экологических проблемах, непростых порой взаимоотношениях между людьми... Что изменилось в вашей жизни, раз вы записали столь философский и глобальный альбом?

Крис де Бург: Только не говорите, что прежде я просто писал красивые песни о любви (их, кстати, хватает и на новом альбоме. - Прим. А. А.). Не хотел бы, чтобы меня отождествляли с поп-индустрией. Считаю, что исполнители в ней делятся на две части. Первая - это певцы, которые пишут качественную поп-музыку, остающуюся потом на долгие годы, как, надеюсь, и мои баллады. А вторая - те, кто штампует шлягеры-однодневки. Они быстренько появляются - в месяц по десятку. И столь же быстро исчезают. Мне не хотелось бы не иметь ничего общего со второй компанией.

А в том, что альбом получился более глубоким и философским, нет ничего удивительного: я становлюсь старше. Меня начинают интересовать более глубокие и серьезные вопросы: жизни и смерти, космоса, экологии. Это естественно. Тем более что на новом диске я наконец-то осуществил свои давние мечты. Во-первых, мне всегда хотелось поработать вместе с оркестром. И для Storyman я записал с ним сразу шесть песен, причем в легендарной битловской студии Abbey Road. Я заранее с восторгом предвкушал, как это будет: оркестранты рассаживаются, и я им говорю: "Ну, поехали!" И сразу начинает играть музыка! Так все примерно и получилось. А во-вторых, мне хотелось записать альбом, на котором каждая песня будет как фильм. Я считаю, что на Storyman мне все это удалось. У каждой песни диска есть свои сюжет и история. А события я почерпнул из разных времен и из разных стран.

РГ: Как случилось, что одним из главных хитов стала песня "Ленинград"?

Крис де Бург: Эта композиция - об истории двух людей, живших в блокадном Ленинграде 1941 года. В ней задействован русский хор, который поет, естественно, на русском языке. Я был в Ленинграде, теперь он называется Санкт-Петербург, раза четыре. Но эта песня в первую очередь плод моего воображения. Я начинал писать ее, как обычно у меня принято: с первой строчки, постепенно создавая мелодию и стихи. Сел к роялю и заиграл: "Вот, она одна стоит в пустой комнате..." А потом подумал, а о ком это может быть?! И представил себе одинокую красивую девушку в большом полуразрушенном доме. Она стоит посреди бального зала, но вокруг все в пыли. Если бы это была не песня, а фильм, то все выглядело бы так: идет еще молодая женщина по исторической части Санкт-Петербурга, подходит к старому заброшенному зданию. Поднимается наверх, подходит к фотографии на стене, пальцем стирает пыль, и за ее толстым слоем появляются лица ее матери, отца, ее самой - тогда она была совсем юной девушкой. А рядом с ней стоит ее молодой человек, которого она не видела с тех пор, как уехала из блокадного города. И вот теперь она верит, что встретится с ним вновь. Вот так и сложилась песня.

Я много читал о вашей стране - еще когда был студентом-историком. Читал о том, как люди шли под обстрелом по Ладожскому озеру, как сражались за победу - на войне и в тылу. И главное для меня во всем этом - фантастический русский дух, который нельзя сломить. Он меня восхищает.

РГ: Чем вы обычно занимаетесь во время нередких визитов в нашу страну?

Крис де Бург: Обожаю сбегать от телохранителей и гулять пешком, в одиночестве. Привык к этому и в Москве, и в Санкт-Петербурге. Мне безумно нравится бродить вблизи Эрмитажа, на Дворцовой площади или ходить по набережным, смотреть на старые дома вдоль Невы. В Москве я тоже гуляю по улицам, несколько раз побывал в Кремле, но особенно меня привлекают церкви. Друзья часто потешаются: "Ну куда он снова исчез, наверное, снова рассматривает какой-то храм?" И обычно они правы: расспрашивают потом прохожих, не видели ли они меня, и в конце концов разыскивают в каком-нибудь из храмов, где я рассматриваю иконы.

РГ: Не во время ли таких прогулок сложилась одна из самых популярных ваших песен в России - Moonlight And Vodka?

Крис де Бург: Я написал ее еще когда шла "холодная война", а я еще не бывал в вашей стране. Песня получилась о том, как Джеймс Бонд сидит в холодной Москве и мечтает оказаться в теплом Лос-Анджелесе. "Холодная война" давно завершилась, границы между странами, надеюсь, будут все более прозрачными. Я хочу записать эту песню с каким-нибудь российским джаз-ансамблем. И добавлю новые слова.

Культура Музыка