20idei_media20
    25.09.2007 01:30

    За год в России посадили лишь одного могильного вандала

    За год в России посадили только одного разрушителя могил
    В выходные в Мурманске было осквернено мемориальное английское кладбище. Вандалы выворотили надгробные плиты из земли и измазали их краской. На кладбище покоились военные, погибшие здесь во время Первой мировой войны. Уголовное дело, естественно, возбудили. Но будет ли толк?

    Найти, но не обезвредить

    Эпидемия кладбищенских налетов буквально захлестнула страну. Во всех случаях погромов уголовные дела возбуждаются по статье 214 УК РФ ("вандализм"). Статистика такова - за год по фактам осквернения могил в стране возбуждено больше полутора тысяч уголовных дел. По ним найдены всего 515 человек. Из них приговор выслушали 148 человек, а к лишению свободы приговорен лишь один преступник.

    И еще одна мрачная строка криминальной статистики - за год от рук вандалов пострадали несколько десятков тысяч могил.

    1 сентября на кладбище Хабаровска были осквернены десятки захоронений. Вывороченные кресты, разбитые надгробья - такое случается чуть ли не каждую неделю в разных уголках страны. И это несмотря на то, что недавно - три месяца назад - наказание за эти преступления было ужесточено. Но факт остается фактом - большинство кладбищенских вандалов остаются безнаказанными. Кладбищенские погромы стали такой же реалией нашей жизни, как обычные ограбления.

    В этом году, если верить милицейской статистике, больше всего случаев вандализма пришлось на начало мая. Стыдно говорить, но волна погромов прокатилась по нашим погостам именно перед Днем Победы.

    В Нижегородской области неизвестные разрушили около 20памятников и крестов на кладбище города Семенов. В самом Нижнем Новгороде задержали мужика, который украл медь с монумента павшим воинам. В Нижневартовске на памятнике фронтовикам появилась свастика. Десятки могил осквернили в Томске, а вырванные кресты воткнули в могильные холмы вверх ногами.

    Сотрудники главного управления МВД по Северо-Западному округу обезвредили молодежную группировку, совершавшую кладбищенские погромы в Санкт-Петербурге. В Москве задержали компанию подростков, осквернивших 80 могил на Кунцевском кладбище. В Карелии в День Победы школьники в возрасте от 11 до 14 лет изрисовали нацистской символикой памятник солдату.

    Срок за крест

    Статья про вандализм была вписана в новый Уголовный кодекс 10 лет назад. Но после ее появления нечастые погромы стали происходить с завидной регулярностью. Этот парадокс эксперты объясняют тем, что в худшем случае осужденный по этой статье отделывался исправительными работами на срок от шести месяцев до года, в лучшем - с него взыскивали штраф - зарплату за три месяца, если он работал.

    О том, что статью надо ужесточить, заговорили почти сразу, как она появилась. До конкретного шага общество созревало ровно десять лет.

    10 мая Владимир Путин подписал закон о поправках к УК РФ и административному кодексу. По новому закону сейчас кладбищенский вандализм карается реальным сроком до 5 лет колонии. Хотя родные тех, чьи могилы залиты краской или расколоты, считают и этот срок слишком мягким.

    Насколько эффективно работают новые положения Уголовного кодекса? Вопрос не простой. По пятибальной шкале оценок, можно сказать, что обновленная статья тянет на слабую троечку с большим минусом.

    И здесь несколько причин. Суды очень редко выносят приговоры, в которых наказывают по полной программе. А еще есть некий скользкий момент - поправки в статью 214 появились в рамках борьбы с экстремизмом. Доказать, что хулиганы, разбившие могильную плиту, экстремисты, очень трудно, почти невозможно.

    И, вероятно, главное - до 80 процентов вандалов так никогда и не находят. То есть такие преступления чаще всего не раскрываются.

    Скажем откровенно, раскрыть кладбищенские погромы органы не очень стараются. Ведь "общественно опасным деянием" могильный вандализм ни в прежние времена, ни теперь не считается. Значит, за него не дают звания, не награждают и не очень ругают.

    И еще, в Законе "О погребении и похоронном деле" так никто и не прописал статус наших кладбищ. Я имею в виду то, что их не назвали в законе особо важными объектами. А это крайне серьезно, потому что речь идет об охране.

    "Места погребения могут относиться к объектам, имеющим культурно-историческое значение", - сказано в законе. Но слово "могут" - не синоним слова "должны".

    Кладбище - это тысячи могил и в лучшем случае пара сторожей. В любом отделе милиции, на территории которого есть кладбище, пылятся пачки заявлений родственников о "небольшом" вандализме. Заявления лежат без движения. Гласности придаются лишь самые вопиющие случаи. Осквернение могил сотрудники милиции предпочитают вандализмом не называть: якобы, это еще требует доказательств. В милиции часто намекают на такую версию погромов: конкуренция на рынке ритуальных услуг.

    После похорон любая могила становится фактически бесхозной. Близкие навещают ее несколько раз в год.

    Недавно были задержаны двое нижегородцев, несколько лет беспрепятственно вывозившие памятники. В случае проверки объясняли необычность груза тем, что они якобы родственники усопшего и только что установили новое надгробье. Не пропадать же добру.

    Недетские игры на погосте

    Впрочем, охотники за бронзой и медью занимают в рядах кладбищенских вандалов не первое место. По данным МВД, 90 процентов крушителей гробниц - молодежь. Что о них известно? Большинство погромов совершается группами, и в каждой всегда есть вожак. Это может быть просто хулиган, а может быть и экстремист. Неверно говорить о кладбищенском вандализме только как о подростковой болезни. У нас даже появилась новая наука- некросоциология. Один из объектов ее внимания - именно разорение могил.

    Но как справиться с погромами, эта наука пока не знает.

    Досье "РГ"

    Вандализм - не наше изобретение.

    В Польше в июне неизвестные похитили две медные плиты с памятников польскому и советскому воинам в Белостоке. Ущерб власти оценили в 12 тысяч евро. Через месяц было осквернено несколько могил в Щецине: плиты выворочены и разрисованы краской.

    В Германии на осквернении кладбищ попадаются или юные нацисты, или сатанисты. И тех, и других суд, как правило, приговаривает к тюремному заключению. Но вот охотников за цветными металлами на немецких погостах не бывает. Дело в том, что с первого же пункта приема вторсырья о подобном факте немедленно сообщат в полицию.