Новости

05.10.2007 01:45
Рубрика: Культура

Театральный роман длиною в жизнь

У худрука Приморского академического театра от юбилеев голова идет кругом

Сегодня академический театр имени М. Горького открывает свой юбилейный 75-й театральный сезон постановкой мюзикла "Биндюжник и король" по рассказам Исаака Бабеля.

Почти 20 лет назад именно этот спектакль принес настоящий успех и признание публики главному режиссеру театра, а сегодня и его художественному руководителю народному артисту России Ефиму Звеняцкому.

Накануне открытия театрального сезона корреспондент "РГ" встретился с мэтром, который, к слову, отмечает в эти дни и свой 60-летний юбилей. Сам Звеняцкий - в премьерной суете: завершающие прогоны мюзикла, внимание прессы, в кабинете первого лица не смолкает телефон - одним словом, все свидетельствует о предстоящих юбилейных праздниках. К тому же театр в эти дни готовит для публики и бенефисы заслуженных артистов России Ларисы Белобровой, Светланы Салахутдиновой, Александра Славского и Владимира Сергиякова, как, впрочем, и самого юбиляра Ефима Звеняцкого.

Российская газета | Ефим Семенович, почти четверть века вы возглавляете самый крупный театр на Дальнем Востоке. Придя в драматический театр, с какой целью вы внесли в него музыкальный колорит?

Ефим Звеняцкий | Я служу в этом театре 40 лет! Помню свою первую постановку "Рядовые" в 1984 году, в качестве главного режиссера. В то время я по большому счету ничего не мог противопоставить гениальному, на мой взгляд, тогдашнему главному режиссеру театра Ефиму Табачникову. Он создал тот театр, который до сих пор, я надеюсь, несет публике высокую театральную культуру. Конечно, я принес музыкальную интонацию в драматический театр, в то время когда, как, впрочем, и спустя 20 лет, в городе не было ни театра оперы и балета, ни музыкальной комедии. В 1989 году публика принимала спектакль на ура, как и ваш брат критик, хотя кое­кем бы и был "бит"!

И, тем не менее, я сохранил весь классический русский и зарубежный репертуар, потому что пытался соединить и коммерческий успех, и подлинное театральное искусство. Ибо театр должен был выживать в тех сложных 1990-х годах, да и сегодня говорить о финансовой составляющей в театре просто не комильфо.

Уровень театра всегда определяют яркие личности

А уровень театра всегда определяли яркие личности. Если посмотреть в целом на театральную культуру сейчас, то личностей масштабных - увы, не так и много. Для Дальнего Востока таковыми были Табачников или хабаровский дирижер Тиц. Никто не может заменить народного артиста СССР Михаила Ульянова, никто не смог занять место Товстоногова в Петербурге, Эфроса в Москве. И Волчек, и Захаров, и Калягин, и Табаков сохраняют, прежде всего, культуру театра! И в этом, на мой взгляд, и есть одна из самых больших ценностей театрального искусства - сохранение традиций русского репертуарного театра.

РГ | Ефим Семенович, коль вы сами вывели разговор в общероссийскую плоскость, хочу вас спросить, а чем принципиально провинциальный театр, пусть и академический, отличается от столичного?

Звеняцкий | Театральная Москва - это другая страна. Сегодня в ней сотни театральных трупп, и они "бьются" за своего зрителя. А мы в одном лице несем с подмостков и просветительскую интонацию, и музыкальную культуру: знакомим людей с классической драматургией, которую они просто не читают сегодня!

Современное поколение приходит на "Иванова", чтобы или не вовсе читать Чехова, или, наоборот, открыть для себя его пьесы. Периферийные театры взваливают на себя огромный труд, чтобы соответствовать различным зрительским пристрастиям.

РГ | Сегодня часто можно слышать от ваших коллег, что профессия театрального артиста уже не столь манит молодое поколение. Вы разделяете эту позицию?

Звеняцкий | Лицедейство, на мой взгляд, по-прежнему завораживает молодое поколение. Это профессия людей, которые, выходя на сцену каждый вечер, дарят зрителю самое ценное - свой талант.

Извините за пафос, но божий промысел здесь присутствует. Ведь театр - это религия. И те молодые люди, которые приходят в академический театр, служат ему верой и правдой. Я это вижу. Понимаете, нельзя быть серой мышкой, всегда нужно мечтать, всегда должны быть желания, и в итоге они увенчаются успехом. Я мечтаю сегодня снять кино - хочу попробовать! Я всегда за любую попытку творческих людей пробовать себя в искусстве, тогда ты жив, тогда ты состоятелен.

РГ | Смена поколений для театра - болезненный вопрос?

Звеняцкий | Скорее - для его актеров. Знаете, в футбол играют многие, голы забивают единицы. Есть режиссеры, которые работают из постановки в постановку с одними и теми же ведущими артистами. Значит, надо сделать выводы другим актерам. Безусловно, художественный руководитель определяет степень занятости. Меня спрашивают, почему Славский и Сергияков, Запорожец и Салахутдинова или Белоброва? Потому что они будут играть всегда, пока я в этом театре! Вот и сегодня Саша Славский играет в спектакле "Биндюжник и король" Менделя Крика, а начинал с роли Бени Крика. Теперь эту роль исполняет молодой артист, и я специально в финале делаю танец­поклон, в котором участвуют бывший и нынешний Беня Крик.

Пришло время, когда молодые практически на равных работают с мэтрами на сцене. У нас, к счастью, это проходит мягко. Скажу вам откровенно, я не увольняю артистов, которые вне зависимости от возраста не всегда могут соответствовать моему уровню требований и претензий, но я признателен им уже только потому, что они самозабвенно служат театру, и они будут работать здесь "до гробовой доски".

РГ | Ефим Семенович, свой театральный сезон вы открываете не премьерным спектаклем. Почему?

Звеняцкий | Не надо искать в этом какой­то знак или что­то в этом роде. Просто я сам давно не видел этот спектакль, думаю, и публике на открытии театрального сезона будет любопытно увидеть новую версию. А в течение театрального сезона зрителя ждут премьеры, например, "Маскарад" по драме Лермонтова.

Хочу обратиться к истории государства Российского и поставить "Царскую охоту"… Я ставлю русскую и зарубежную классику - современных драматургов, увы, не знаю.

Культура Театр Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Приморский край