Новости

11.10.2007 04:22
Рубрика: Экономика

Уголь вывезет

Но локомотивами экономики региона станут строительство, транспорт и торговля

На сайте областной администрации появились программы комплексного развития всех 34 муниципальных образований Кузбасса. Обнародованы также стратегическая и среднесрочная программы региона.

О некоторых "проблемных" точках стоящих перед нами перспектив - беседа с начальником департамента экономического развития администрации области Розой Дерябиной.

Российская газета: Роза Михайловна, свои интересы в получении инвестиций (а ведь именно они - залог динамичного развития) имеют и наши соседи: Красноярский край, Новосибирская, Томская области. Почему инвестиции должны потечь к нам? В чем преимущества Кузбасса?

Роза Дерябина: Главное наше конкурентное преимущество в том, что у нас есть отрасли, куда можно с высокой эффективностью вкладывать средства, - в угольную и металлургическую отрасли. Наши преимущества - в наличии сырья, квалифицированных кадров, инфраструктуры. А еще это инновационный потенциал. Мы ожидаем, что к нам приедут ученые из Томской и Новосибирской областей. Если мы, конечно, создадим им комфортные условия работы. О направленности региональной политики на привлечение инвесторов говорит хотя бы такой факт. Когда крупный холдинг выразил намерение построить в Кемерове небоскреб и отдать часть его площадей под технопарк, губернатор сразу дал нам команду, чтобы при его строительстве были максимально возможно минимизированы все налоговые платежи.

РГ: Вы сказали, что у нас высококвалифицированные кадры. В то же время доводилось слышать из первых уст, например, о том, что у нас не хватает наладчиков станков. Специальность востребована, а кадров нет.

Дерябина: Я сама пришла в областную администрацию с производства - работала на машиностроительном заводе. Мы кадровую проблему решали так. Наше предприятие заключило с профтехучилищем договор, в котором оговорили, в каком году, сколько и какого профиля специалистов нам требуется. Практику производственную студенты проходили непосредственно на наших рабочих местах, и она оплачивалась. Кто трудился хорошо - мог зарабатывать на уровне квалифицированных рабочих. Ребятам, которые учились на "четыре" и "пять", платили от предприятия стипендию, более высокую, чем государственная. Наш пример - далеко не единственный в Кузбассе. Если предприятие хочет развиваться и думает о будущем, оно должно быть в первую очередь заинтересовано в подготовке кадров.

РГ: Энергоресурсы - стратегический инструмент национальной политики. Очевидно, что это лежит в основе политики правительства. А то, что прирост добычи угля - необходимое условие для устойчивого экспорта углеводородов, в правительстве понимают?

Дерябина: В уточненном варианте концепции развития Российской Федерации до 2020 года, который поступил к нам несколько месяцев назад, Кузбасс уже представлен достаточно полновесно. Раньше даже в программе развития Сибирского федерального округа звучали в основном Красноярский край с Нижним Прианга-рьем, Томская область с технике-внедренческой зоной, Иркутск с Байкалом. Мы там нигде не звучали. А вот именно в программе развития РФ мы фигурируем как регион не только добывающий, но и инновационный - в связи с развитием технопарка. Рассматривается в этом документе и развитие на юге Кузбасса Новокузнецкой городской агломерации. Мы сейчас вносим изменения, чтобы в программу развития включили также Кемеровскую агломерацию (с городами Топки и Березовский).

РГ: Сейчас собственники угледобывающих предприятий не проявляют ожидаемого интереса к инновациям. Они даже минимально необходимый уровень инвестиций в экологическую и производственную безопасность не обеспечивают. Что дает вам уверенность, что собственники будут вкладывать деньги в глубокую переработку?

Дерябина: Эту уверенность дают два системных фактора - внешний и внутренний. Что касается внутреннего... Первый заместитель губернатора Валентин Мази-кин переговорил со всеми угольными компаниями - и у нас уже есть от них письма о согласии стать резидентами нашего технопарка. Инновации в вопросы безопасности там на одном из первых мест. Другая группа проектов, для которых, собственно, и создается технопарк, - связана с глубокой переработкой угля. Но бизнес прав, когда просит сначала показать результаты инновации, сколько будет стоить продукция, будет ли у нее сбыт и какова добавленная стоимость. И только после этого решает, вкладывать в проект деньги или нет. Технопарк даст такую возможность. Ну а внешний фактор - в том, что сейчас, слава богу, на федеральном уровне ужесточаются требования к экологии и безопасности. Я думаю, это все заставит предприятия заниматься глубокой переработкой, утилизировать, например, метан.

РГ: Кто будет реализовыватъ научный прорыв в Кузбассе? Ведь создание кадрового потенциала науки - дело не одного года и не пяти лет. Тем более, миграция из Кузбасса, кажется, сохраняется. Что делается (или запланировано сделать) для привлечения научных кадров в среднесрочной перспективе?

Дерябина: Миграция у нас положительная - в отличие от других регионов СФО. То есть люди к нам приезжают.

РГ: Но ведь у нас убывает население...

Дерябина: В целом - да. С 2006 года растет рождаемость и уменьшается смертность. Но пока есть убыль. А вот миграция - положительная. Это объясняется тем, что открываются производства, создаются рабочие места. Есть где жить. А если и негде, то приезжают работать вахтовым методом - у нас работу найти специалисту проще.

РГ: Ученые - штучные люди. Для них что-то предусмотрено?

Дерябина: У нас даются беспроцентные ссуды ученым (на улице Красная в Кемерове недавно целый дом сдали, где поселили докторов и кандидатов наук). Вторая надежда - на наш технопарк. Дело в том, что в Лесной Поляне предусмотрено жилье для работников технопарка. И уже обговорено с губернатором, что оно будет продаваться по цене намного ниже рыночной.

В рамках программ по подготовке кадров лучшие выпускники наших университетов будут еще два года продолжать учебу в технопарке.

РГ: Кузбасские машиностроители давно выражали намерения объединить усилия, но дальше создания Клуба директоров в этом направлении не продвинулись? Почему им должен стать интересен технопарк?

Дерябина: Мы намерены привлечь в технопарк мировые компании по производству горношахтного оборудования, чтобы они впоследствии передавали нам свои технологии и рассматривали возможности сборки своей техники на наших заводах. Инфраструктура, современные станки есть. Впоследствии можно будет говорить с большей реальностью и о создании своей конкурентоспособной на мировом уровне продукции. Но пока угольщикам выгоднее брать технику за рубежом. С другой стороны, многие угольщики даже не знают, на что способны наши машиностроительные заводы. Мы организуем на площадке технопарка постоянно обновляемую выставку для демонстрации всех образцов необходимой техники - и нашей, и зарубежной.

РГ: А малый бизнес как вписывается в грандиозные планы?

Дерябина: В объеме валового регионального продукта малый бизнес занимает 22 процента. Мы поставили задачу в среднесрочной перспективе довести этот показатель до 49 процентов. Понятно, что малый бизнес развивается прежде всего в розничной и оптовой торговле. Но мы поддерживаем это направление развития: торговля - двигатель прогресса. При этом по сравнению с прошлым годом государственная поддержка малого бизнеса у нас увеличена в три раза. И наши приоритеты - в развитии малого бизнеса в сфере производства и услуг. Например, в связи с развитием жилищного строительства у нас малый бизнес очень резко активизировался в производстве стройматериалов - кровельных, отделочных, кирпича, шлакоблоков.

РГ: Основными направлениями деятельности технопарка являются глубокая переработка угля и угольное машиностроение. Но уже сейчас говорится (в частности, это звучало во время презентации технопарка на коллегии администрации области), что в сфере будущих интересов технопарка практически весь спектр кузбасских отраслей - а ведь это чревато распылением средств.

Дерябина: Мы же не собираемся вкладывать средства во все проекты, которые в технопарке будут реализовываться. Технопарк - коммерческая организация, которая будет работать за счет собственных оборотных средств, заработанных на реализации своих проектов. Мы бюджетные средства вкладываем только в строительство инфраструктуры (дорогу подвести, электричество и так далее), а далее сам технопарк будет решать, распылять средства по ста проектам или ограничиться двумя, их реализовать, получить прибыль, а потом подтягивать другие. Сейчас мы пока собираем предложения от ученых, которые имеют интерес к реализации своих проектов в технопарке. И всем им объясняем: мы вас включили, но это не значит, что начнем из бюджета области обеспечивать вашу текущую деятельность. Они должны сформировать свой продукт и заработать деньги на его продаже, а потом дальше работать.

РГ: Они понимают это?

Дерябина: Некоторые, мне кажется, так до конца и не поняли. Мы можем, конечно, помогать им средствами в рамках реализации каких-то проектов - если они имеют социальный эффект. Допустим, департамент образования рассматривает проект по созданию интернет-портала, на котором все школы имели бы свои стандартные интернет-странички в едином формате. В это мы вкладывать деньги будем. Инновационные проекты в малом бизнесе - тоже одно из приоритетных направлений, интересных областной администрации. Ведь малый бизнес для инноваций денег не найдет, даже прокредитоваться в банке не сможет. Прибыль от аренды помещений более сильными резидентами технопарка можно направлять на инновационные проекты в сфере малого бизнеса, чтобы доводить их до стадии, на которой те смогут развиваться сами.

РГ: Если наш технопарк попадет в государственную программу, сколько денег будет выделено из федерального бюджета?

Дерябина: Пока прописаны вложения на паритетной основе. Всего необходимо 2,8 миллиарда рублей. Из них на инфраструктуру - 826 миллионов (по 413 от Федерации и области). Эти вложения расписаны на три года.

РГ: Так каким вам видится Кузбасс в 2025 году? В чем лично ваши самые большие сомнения? В чем вы уверены бесповоротно?

Дерябина: По сравнению с 2005 годом (взятым в стратегии развития Российской Федерации за единую точку отсчета) объемы промышленного производства к 2025 году возрастут в два раза. Производительность труда тоже будет расти опережающими темпами и возрастет на 288 процентов. То есть почти в три раза. Значит, количество новых рабочих мест возрастет в полтора раза. Рост объемов промышленного производства по отраслям: добыча полезных ископаемых - 2,2 раза, машиностроение - 1,7, производство и распределение электроэнергии, газа и воды и весь наш ЖКХ - 2,3 раза. По этим цифрам молодые люди уже могут ориентироваться, где и на какие специальности учиться. Мы просчитали темпы роста валового регионального продукта - он возрастет почти в три раза. Локомотивы нашего роста, то есть отрасли, где производство валового регионального продукта идет опережающими темпами, - это строительство (рост в 4 раза), транспорт и связь (3,3 раза), торговля (з,8 раза).

А сомнений у нас нет, мы все просчитали на основе макроэкономических прогнозов министерства экономического развития и торговли, которые делают для него несколько институтов. В них по годам расписана динамика мировых цен и потребностей в нашей продукции. По прогнозам МЭРТ, цены на уголь внутри России падать не будут.

Экономика Макроэкономика Филиалы РГ Сибирь СФО Кемеровская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники