Новости

27.10.2007 04:00
Рубрика: Общество

Болонская прописка

Принятый закон о двухуровневом образовании положил конец бушевавшим вокруг него яростным спорам

Итак, Россия получила прописку в Болонской конвенции. Что это нам дает? Плюсы очевидны: российские студенты могут без проблем продолжать учебу в любом вузе Европы и легче устроиться там на работу.

Наши работодатели привлекаются к финансированию подготовки кадров. Повышается эффективность использования бюджетных средств. В широкий обиход входят красивые иностранные слова "бакалавр" и "магистр". Но о минусах говорили и продолжают говорить и те же работодатели, и ректоры, и студенты. Получается, мы долго хотели, чтобы было "как у них". Но когда мечта реализуется, вдруг начинаем отчаянно сопротивляться, доказывать, что у нас-то, оказывается, вовсе не так и плохо. А, может, даже лучше. Скажем, многие ректоры утверждают, что наши выпускники с дипломом инженера куда сильней, чем их западные коллеги.

Так стоит ли подстраиваться под чужие лекала? Более того, как по-прежнему считают некоторые, унификация образования напрямую работает на "утечку мозгов". Именно этот, как один из главных доводов против нового закона, приводил на заседании Совета Федерации его спикер Сергей Миронов. Его выступление звучало убедительно. Может быть, именно поэтому закон был одобрен Советом Федерации со второго захода.

Ситуация показательная. Если уж законодатели так колеблются, принимая важнейший для будущего страны документ, что говорить о простых гражданах. Пока готовы идти в бакалавры всего пять процентов студентов. А ведь закон жестко диктует: решать свое будущее надо уже при поступлении в вуз. Дело в том, что обучение с первого курса будет вестись по разным программам.

Можно представить, насколько непросто будет абитуриенту сделать выбор. Ведь пока он дойдет до 4-го курса, когда ему будут присваивать степень бакалавра, у человека могут измениться жизненные цели. А назад хода нет. Впрочем, как сказали корреспонденту "РГ" в Комитете Госдумы по образованию и науке, еще рано говорить, как будет работать закон, надо ждать подзаконные акты. Скажем, представляя проект документа на заседании Совета Федерации, председатель Комитета по науке, образованию, здравоохранению и экологии Виктор Шудегов признал, что в законе, в частности, нет положения о числе магистрантов, обучающихся бесплатно, существенно меняются правила отсрочки от призыва в армию, и может оказаться, что некоторым студентам она предоставляться не будет. Остались недостатки и юридического характера. Шудегов надеется, что все это удастся устранить, так как предусмотрен переходный период на новую систему обучения до 1 сентября 2009 года.

МНЕНИЕ

Людмила Вербицкая,
ректор Санкт-Петербургского госуниверситета:

- Переход на двухуровневую систему необходим. На некоторых наших факультетах систему подготовки "бакалавр-магистр" мы практикуем уже 12 лет. Кроме того, будет введена единая оценка знаний, система кредитов - в соответствии с требованиями конвенции. Предполагается и некоторая перестройка учебных планов, в частности соотношения лекционных и практических занятий. Каждый студент сможет реально в течение 4- или 6-летнего обучения на один семестр уехать в любой западный университет и сразу включиться там в образовательный процесс. Будут единые модули, единый набор дисциплин и единая оценка знаний.

Виктор Садовничий,
ректор МГУ имени Ломоносова:

- Болонский процесс - это общие задачи интеграции образования. К сожалению, у нас их трактуют буквально как некую "инструкцию для молодого бойца". Дело в том, что большая часть европейских студентов - эмигранты. И нужен стандарт, который осваивали бы все. Поэтому провозглашается общая политика: единый стандарт, три-четыре года обучения, диплом бакалавра... Но почему Россия должна переходить на такое высшее образование?

Игорь Федоров,
ректор МГТУ имени Баумана:

- Переход российской образовательной системы "на новые рельсы" в соответствии с Болонской конвенцией вызывает тревогу. Эта схема не подходит ни для инженерного, ни для медицинского образования. Разумнее всего было бы действовать так, как это и указано в Болонской конвенции: каждая страна сама определяет более подходящую для себя схему образования. В Бауманском сегодня есть и бакалавры, и магистры, и дипломированные специалисты. У нас широко используется так называемая "включенная схема обучения", когда студент в течение полугода-двух лет учится в вузе другой страны, например во Франции. В результате ребята получают два диплома: Бауманского университета и дипломы "Эколь Централь" или "Эколь Политехник". Такая же работа у нас ведется и с Германией.

Общество Образование Реформа образования