Новости

30.10.2007 03:55
Рубрика: Экономика

В эпистолярном жанре

Минфин вновь заявил, что его письма никого ни к чему не обязывают
Заседание Налогового клуба 24 октября 2007 года было посвящено вопросу, явно приобретшему в последнее время популярность: чем же являются разъяснения Минфина России? Сам минфин утверждает, что его письма никого ни к чему не обязывают. А вот президиум Высшего арбитражного суда РФ периодически склоняется к той точке зрения, что письма минфина представляют собою нормативные правовые акты, так как содержат нормы права.

Присутствовавший на заседании Налогового клуба судья Конституционного суда РФ Гаджиев Г.А. заинтриговал собравшихся, сказав, что 2 октября КС РФ принял определение, касающееся минфиновских писем. Впрочем, о содержании документа ничего сказано не было. Речь шла о разъяснении определения КС РФ от 3 апреля 2007 г. N 363-О-О, посвященного письмам минфина и возможности для получившего такое письмо налогоплательщика обжаловать его как ненормативный акт. Апрельское определение вызвало многочисленные вопросы, поскольку существующей проблеме было уделено практически несколько слов, которые не прояснили ситуацию. Возможно, октябрьское разъяснение обнаружит отношение судей КС РФ к письмам минфина.

Заместитель директора департамента налоговой и таможенно-тарифной политики минфина РФ Разгулин С.В. полагает, что разъяснение законодательства, предусмотренное Налоговым кодексом РФ, - лишь выражение минфином собственного мнения в связи с конкретной ситуацией. А мнение ни для кого не является правилом поведения. При этом обязательность разъяснений минфина для налоговых органов - что предусмотрено НК РФ - Разгулин не отрицает. Как совместить обязательность минфиновского разъяснения для налоговиков и необязательность для налогоплательщика - непонятно. Но налоговикам придется совмещать не только это: Разгулин признал, что позиции минфина и ВАС РФ по ряду вопросов расходятся. Если налогоплательщик ставит вопрос, по которому существуют различные мнения минфина и суда, то в ответе теперь будут указываться оба варианта. Однако, что должен делать сотрудник налогового органа, получивший обязательное для себя разъяснение с двумя взаимоисключающими подходами, Разгулин не объяснил.

Позиция представителя минфина сводится к тому, что каждое конкретное разъяснение (оно же - мнение) выдается минфином исходя из представленных налогоплательщиком документов. Для автора вопроса - если он изложил ситуацию корректно и представил все требуемые документы - разъяснение минфина является основанием не платить пеню и штраф, если даже разъяснение оказалось неправильным. Что же касается иных налогоплательщиков, то им придется сложнее. Вопрос налогоплательщика, попадающий вместе с ответом минфина в информационные базы, не сопровождается "исходными" документами. Поэтому данное разъяснение другими налогоплательщиками может трактоваться неадекватно.

Вместе с тем Разгулин сказал, что разъяснения, адресованные неопределенному кругу лиц, уже имеются в Интернете на сайте минфина, а со временем там же будут размещаться разъяснения, адресованные конкретным налогоплательщикам в ответ на их запросы. Однако ведь это как раз те самые разъяснения, которые не могут быть адекватно применены в связи с отсутствием исходных документов. Тогда зачем вообще эти разъяснения публиковать?

Пока письма минфина попадают в информационные базы, налогоплательщикам все равно приходится ориентироваться на "чужие" разъяснения. При обсуждении вопроса о приоритете разных разъяснений, данных по одному поводу, Разгулин даже посоветовал ориентироваться на разъяснение более высокого уровня (за подписью более высокого по должности лица), либо изданное позднее.

Похоже, опубликование частных разъяснений несет налогоплательщикам больше вреда, чем пользы. Если бы минфин соглашался рассматривать свои разъяснения как установление правил для налогоплательщиков, то был бы смысл доводить позицию минфина по каждому конкретному вопросу до всей страны. А поскольку разъяснение - всего лишь "необязательное мнение" минфина, то минфину совершенно необязательно это мнение и обнародовать.

Идею ограничиться публикацией на сайте минфина лишь тех разъяснений, которые адресованы неопределенному кругу лиц, поддержал и начальник управления законодательства ВАС РФ Дедов Д.И. Сами письма минфина, по мнению Дедова, нормативными правовыми актами не являются.

Впрочем, для ВАС РФ нежелание признать "оптом" все письма минфина нормативными правовыми актами является прагматическим подходом к делу: иначе любой налогоплательщик страны сможет обжаловать в ВАС РФ любое письмо минфина, что попросту парализует работу суда. Но проблема остается: мнение минфина - как и любая иная частная точка зрения - не может устранить правовую неопределенность.

Кстати, что касается разъяснений для неограниченного круга лиц, то их статус еще более непонятен. Если речь идет о "необязательном мнении", то как можно проводить градации "необязательности" по кругу лиц?

Значит, в рамках действующего законодательства следует либо пытаться обнаруживать в письмах минфина властные предписания, либо смириться с тем, что правовая неопределенность будет без конца расширяться. Либо же нужно предложить законодателю определиться с тем, какой смысл подразумевает термин "разъяснение": если это установление правил применения правовых норм, то об этом следует упомянуть непосредственно в Налоговом кодексе.

Экономика Финансы Налоги Правительство Минфин Бизнес - Главное