Новости

12.11.2007 04:00
Рубрика: Общество

"Иномарка" приспособилась к нашим дорогам

Полковнику Службы внешней разведки Джорджу Блейку исполнилось 85 лет

Его жизнь полна загадок. Она обросла домыслами и легендами. А Георгий Иванович, как называют Блейка друзья, с присущим ему чувством юмора замечает: "Я - иномарка, которая спокойно приспособилась к русским дорогам".

 

Между прочим, это удалось сделать далеко не всем, кто работал на советскую разведку, а потом из-за угрозы неминуемого ареста оказывался в Москве. Соотечественник Блейка, знаменитый руководитель "Кембриджской пятерки" англичанин Ким Филби, тайно вывезенный в СССР, с трудом вписывался в новые условия, иногда глуша тоску алкоголем. Американец Моррис Коэн, добывший для Страны Советов чертежи атомной бомбы, за десятилетия нашенской жизни так и не выучил русский, общаясь в основном через переводчика. Случались и преждевременные добровольные уходы из этого мира: его реалии оказывались слишком далекими от тех, что представлялись издалека столь близкими и понятными.

А Блейк - один из немногих, прекрасно освоившихся на непривычном для остальных его коллег по рискованной профессии месте. Он даже стал полковником Службы внешней разведки. Если не ошибаюсь, едва ли не единственным из своих иностранных друзей, обосновавшихся в Москве. Что свидетельствует о полном и абсолютно безграничном к нему доверии.

Впрочем, как не доверять человеку, сорвавшему в 1950-х гигантскую по масштабу американскую операцию "Туннель". Тогда в Берлине американцы, истратив миллионы, были уверены, что прослушивают русских через свои подземные кабели. Они здорово заблуждались: офицер британской Сикрет Интеллидженс Сервис Джордж Блейк предупредил друзей о начале грандиозной прослушки еще до ее начала. Быть может, на Лубянке о ней узнали еще раньше, чем о "Туннеле" стало известно союзникам американцев. И Москва взялась за обреченную на успех операцию по полной дезинформации главного, как в ту пору именовались Штаты, противника.

Еще утверждают, будто Блейк выдал около 400 агентов из стран НАТО. Сам он считает это явным преувеличением, однако число благодаря ему разоблаченных и пойманных исчисляется все-таки не десятками. Есть еще некие до сих пор секретные подарки, преподнесенные Блейком советской разведке.

Блейк долго балансировал на фантастической грани риска, пока не был выдан сбежавшим на Запад офицером из дружественной нам тогда польской спецслужбы. Улики были косвенными, но под подозрение он попал. Суд Ее Величества вынес в 1961-м немыслимо строгий приговор: из тюрьмы приговоренный к 42 годам Блейк должен был бы выйти в 2003-м. Даже будучи примерным заключенным, он мог бы подать прошение о помиловании, отсидев две трети из щедро ему отпущенного.

Дотянул бы он до этой счастливой даты? Остается лишь гадать. Герой России Моррис Коэн, волею судьбы попавший с Блейком в одну суровейшую тюрягу "Уормвуд Скрабс" за шпионаж в пользу СССР, рассказывал мне, что считает время, проведенное на тюремных прогулках с Блейком, одним из наиболее "образовательных" моментов. "Никогда, ни в одной стране мне не доводилось встречать такого интеллектуала, как Джордж", - признавался Коэн. Впрочем, эти беседы были продолжены в Москве. Блейк совершил побег, который тоже вошел в учебники, которые штудируют сотрудники исправительных заведений многих государств.

В 1966-м его вытащили ирландцы, подружившиеся с Блейком в заключении. Они поклялись его вызволить, и Джордж, вскарабкавшись по переброшенной через ограду веревочной лестнице, бежал. При побеге он сломал руку, долго скрывался на конспиративных квартирах, мучительно трясся в фургоне, мчавшемся по Европе. А затем пролежал 9 часов под деревянным настилом и чуть не дал дуба, когда машина пересекала границу ГДР.

Но как ему было у нас, в Москве? Нормально. Хотя доставивший его до Москвы ирландец Шон Берк не выдержал, запил, переругался со всеми, включая вечно спокойного Блейка, и вернулся на родину. Неприятие Москвы заглушило даже чувство страха.

А Блейк готовил юные кадры сначала советской, потом и российской разведки. В Институте мировой экономики и международных отношений он общался не только с его главой, а потом и с премьер-министром России Евгением Примаковым, но и со многими сотрудниками. По-русски Георгий Иванович говорит с акцентом, но совершенно понятно. И действительно, беседовать с ним одно удовольствие. Да, в начале 1990-х, когда некоторые горячие наши головы были не прочь "вернуть" Блейка, он пережил несколько неприятных месяцев. Но возвращать гражданина России туда, откуда он успешно сбежал, не принято, что в конце концов признали и противники Блейка.

Джорджу пришлось в 1997-м на своем 75-летии признать: "Мы все были участниками великого эксперимента. К сожалению, он не удался". И как с этим не согласиться. Но Блейк по-прежнему полагает, что коммунистические идеи основаны на христианских принципах и день всеобщего социального равенства все равно настанет. Когда? Это неизвестно даже оптимисту Блейку.

Зато он счастлив в личной жизни. Жена оставила его, но в Москве он встретился с молодой женщиной Идой. Теперь у них сын, внук. И свою автобиографическую книгу "Прозрачные стены", изданную в 2006-м, он посвятил супруге.

Цитаты из Джорджа Блейка

- Я не любил свое имя Джордж. Между прочим, русская версия Георгий - так зовут меня последние четыре десятка лет - звучит для моего уха более приятно.

- Не говорить другим всей правды, когда это непринципиально... Я предпочитаю не огорчать человека без необходимости, обходясь молчанием или высказывая сдержанное одобрение тому, что он делает.

- Люди не очень-то интересуются твоим мнением. Им нравится, когда их внимательно слушают, ограничиваясь поощрительными замечаниями или наводящими вопросами. Они уйдут с убеждением, что вы прекрасный собеседник, хотя на самом деле вы вообще не высказывались, а лишь внимательно слушали.

Общество Ежедневник Стиль жизни Общество История Власть Безопасность Спецслужбы Блокнот Долгополова Легендарные разведчики
Добавьте RG.RU 
в избранные источники