13.11.2007 01:00
    Поделиться

    Богомолов: Западные "киношники" стремительно перелистали Толстого

    Нынешняя избирательная кампания в эфире организована так, что ее можно и не заметить. Можно и не догадаться, что она идет. Тем более, что на прошедшей неделе был магнит и посильнее. Это сериалы "Капкан", "Война и мир", "Дом на Набережной", репортажи из Тбилиси и теледискуссия о фильме "Простые вещи".

     

    Все врут календари?..

    Агитационные клипы партий идут на правах рекламных блоков. Кто ж из нормальных людей в наше время на эти "паузы" обращает внимание... Что же касается теледебатов, то они скоротечны и показываются либо слишком рано, либо чрезвычайно поздно.

    Доминировали же в информационно-аналитическом вещании уличные столкновения в Тбилиси и событие 90-летней давности в Петрограде. Они странным образом сошлись в календаре.

    Есть ли какой знак в этой перекличке, в этом аукании исторических коллизий? Сейчас трудно сказать. Может, спустя десятилетия грузинские ученые-историки на каком-нибудь ток-шоу объяснят почтенной публике, что 7-го ноября 2007 года в городе Тбилиси был предотвращен Октябрьский переворот? А может, скажут: то был Октябрьский пролог к маленькой победоносной демократической революции?

    Спор будет таким же пламенным, как сегодня диспут российской общественности в рамках передач "К барьеру!", "Судите сами" и "Воскресный вечер" о роли "Великого Октября" в судьбе России.

    Как показывает практика телевизионных дебатов на ту или иную тему, в спорах рождается не истина, а куча истин. Едва вылупившись, они тут же начинают спорить и враждовать меж собой, и дело, случается, доходит до кулаков, до дубинок, резиновых пуль, слезоточивых газов и т. д.

    Телекартинка, доставлявшаяся из Тбилиси в Россию 7 ноября сего года, казалась убойной. Наша политическая элита в комментариях раздваивалась в своих переживаниях. Во-первых: вот до чего доводят "оранжевые" революции (см. "Постскриптум" и "Реальную политику"). Во-вторых: силовой разгон мирной демонстрации - нормальная практика (в рамках демократии) выяснения отношений между народом и властью (см. и сл. "Эхо Москвы").

    По мне, так Саакашвили стал ясен как стеклышко с первого мгновения своего появления на телеэкране. С того самого мгновения, когда он с искаженным от злобы лицом стучал спикерским молотком, а потом с садистическим наслаждением допивал неостывший чай спешно эвакуированного из здания парламента Эдуарда Шеварднадзе.

    ТВ - рентген не только характера, как полагал известный теоретик СМИ Владимир Саппак, но и судьбы. Почти сразу, по одной телекартинке стало понятно, что такое новый вождь нации и к чему он клонит.

    Диктатор с демократической риторикой клонил свою страну к диктатуре, правда, под демократическим маринадом. Ну и в какой-то момент перегнул палку.

    Седьмого ноября Саакашвили слишком сильно наклонил свой народ, но, думаю, не сломал его.

    Я не политолог, я не знаю всей политической и социальной подоплеки того, что происходит в сегодняшней Грузии; просто я знаю и помню грузинское кино - фильмы Тенгиза Абуладзе, Георгия Данелия, Эльдара Шенгелая, Отара Иоселиани, Ираклия Квирикадзе.

    Их фильмы обратили советскую власть в шутку, в комедию, в анекдот. Фильм "Покаяние" обратил сталинизм в трагифарс.

    Хорошее кино лучше и вернее всякого пророка.

    Хотя и не очень удачное кинематографическое произведение может принести кое-какую пользу.

    На миру и война красна

    ...Пьер Безухов ползал на карачках по полю брани, что близ деревеньки Бородино. Он был без очков, искал, как потом выяснилось, не только очки, но еще правду и добро. Там же где-то слонялся Андрей Болконский; он искал Анатоля Курагина, чтобы поквитаться с ним за Наташу Ростову. Снаряд упал рядом. Князя подбросило, и он потерял сознание. Наташа в этот миг проснулась, почувствовав на расстоянии недоброе. И т.д.

    Фабула толстовского романа в четырех серийной экранизации "Войны и мира" сохранена почти в полном объеме. Читавшие его или хотя бы посмотревшие версию Сергея Бондарчука кое-чего не досчитаются. Например, салона мадам Шерер, капитана Тушина, соображений автора о том, как и кем делается история, и т.д. Но это все пустяки, как полагают те, кто поучаствовал в этом интернациональном проекте. Они в своих многочисленных интервью порадовались, во-первых, масштабу проекта (40 или более того миллионов долларов - бюджет проекта, 15 000 - массовка, копродукция, в которой поучаствовало сразу пять стран), во-вторых, за Толстого и Россию, коих в современном мире, благодаря всем этим денежным затратам и креативным усилиям, будут еще более почитать.

    Свидетельствую: гора родила мышь. Размером с гору. Получился клип, отменно длинный, большой-пребольшой проморолик литературного сочинения.

    Честно говоря, мне и бондарчуковская экранизация не очень пришлась по душе. Уж слишком помпезной, имперской она казалась и кажется. Но там был эффект вчитывания в текст. А здесь - стремительное перелистывание многостраничных томов.

    Нет, что и говорить: история классная. История девушки, которая полюбила одного, чуть не выскочила замуж за другого и нашла счастье в браке с другом первого, захватывает и трогает. И впечатляет, потому что она происходит на фоне знаменитой войны 1812 года.

    И не без морали, суть которой: любить, жениться и рожать лучше, чем воевать, убивать и умирать.

    Меня все это так взволновало, что я даже подумал: не наплевать ли вообще на первоисточник. Ведь, если разобраться, сюжет "Войны и мира" - отличный телевизионный формат, который следует поскорее залицензировать и выбросить на мировой рынок. И торговать им с большой выгодой для Отечества. Как торгуют на медиарынке форматами удавшихся ситкомов, драмеди, криминальных сериалов и развлекательных шоу типа "Звезды на льду". Или "Танцы на льду".

    То, что мы увидели на днях, западноевропейский вариант формата "Война и мир".

    Пусть бы в Аргентине сняли бы свою версию "Войны и мира", со своими национальными звездами, со своими экзотическими пейзажами, со своими историческими реалиями... А в Колумбии - свою. И в Бразилии - свою. Тем более - в Индии, в Китае, Японии, Новой Зеландии... От этого популярность бренда "Толстой" много преумножилась бы.

    Точно также, я думаю, следует раскручивать и пользующийся спросом во всем мире бренд "Достоевский", а с ним продавать телеформаты "Идиот", "Преступление и наказание", "Братья Карамазовы". И обязательно - "Бесы".

    Мы бы тиражировали ихние реалити-шоу, а они бы - наши высокохудожественные форматы. И кто бы после этого стал повторять киплинговскую глупость: "Запад - есть Запад. Восток - есть Восток. И вместе им не сойтись"? Сошлись бы как миленькие.

    ***

    Что же касается того, что экранизации классики независимо от их достоинств возвращают массового зрителя к первоисточникам, то на сей счет не следует слишком обольщаться. Массовый читатель вычитывает в Толстом или Достоевском ровно столько, сколько в них вычитал экранизатор.