Новости

13.11.2007 04:00
Рубрика: Власть

Война и мир с Западом

Противопоставление "чудовищных 1990-х" и "спасительных 2000-х" стало общим местом, больше того - признаком благонадежности. Есть, правда "кучка отщепенцев", которые, ровно наоборот, восхищаются "свободой 1990-х" в противовес "диктатуре 2000-х".

По-моему, слухи о различиях 1990-х и 2000-х сильно преувеличены.

Колоссальная разница между 1980-ми и 1990-ми - на поверхности. Сменились почти все базовые институты. А вот базовые институты, заложенные в 1990-х, работают сегодня.

Частная собственность. Приватизация. Экспортная нефтегазовая экономика. Коррупция. Слабая судебно-правовая система. Наконец, сама Конституция. Все это мало изменилось с тех пор. Пресловутые разговоры о "бардаке 1990-х и порядке 2000-х" - скорее эмоции и метафоры, чем четкая фиксация реального положения дел.

Конечно, в начале 1990-х говорил в основном "товарищ Маузер" - именно его привлекали к решению споров хозяйствующих субъектов. Но уже в конце 1990-х ситуация стала как-то стабилизироваться - вроде бы почти и без участия правоохранительных органов. Беспредельщики успокоились-упокоились, а "авторитетные предприниматели" перешли в обычный бизнес. С другой стороны, о "порядке" и сегодня можно говорить с очень большой натяжкой - мы слышим про "порядок крыш" и "закон откатов", но можно ли это считать "правовой средой"? Словом, различия есть (как, кстати, есть они и во всех странах СНГ), но все-таки скорее количественные, чем качественные.

То же относится и к политике.

Слепой видит, как скучна она сегодня в России. Казалось бы, разница огромная по сравнению с 1990-ми. Да, на уровне зрелища вопросов нет - сока (во всех смыслах) на ТВ-экране стало меньше. Но нет разницы в другом: и тогда, и сегодня (а, кстати, и при советской власти, и до советской власти) в роли политической элиты, безраздельно правящей в стране, выступала бюрократия, номенклатура. Причем в Державе номенклатура самодержавна, с очень слабой обратной связью со своими подданными. Она может вытягиваться в вертикаль или расползаться, как тесто, но в любом случае остается замкнутой элитой, царящей в стране. И капиталистическая номенклатура 1990-х и 2000-х не слишком различается и персонально, и по РЕАЛЬНЫМ механизмам управления.

Что же тогда - вся разница между 1990-ми и 2000-ми сводится к разнице между 9 и 90 долларами за баррель? А все остальное - от лукавого пиара?

Нет, не думаю.

Безусловно, не берусь судить, какими были бы российская политика, психология общества и - страшно подумать! - рейтинг президента при 9 долларах за баррель. Но легко указать, чем КАЧЕСТВЕННО отличается политика и психология общества в 2000-е от 1990-х.

Россия обрела (или "вернула" себе на новом этапе) идентичность.

И отношение к Путину во многом связано именно с этим - он уловил это настроение общества (возможно, "в своей душе находит их родник") и выразил его. Путин сказал стране то, что она хотела услышать. И стал одним из символов этой новой русской идентичности.

В каком-то смысле в российской, русской самоидентификации нет ничего необычного. Народ России - как и любой на Земле - определяет себя, ощущая свою ОСОБОСТЬ, свое ОТЛИЧИЕ от других. Но в России действительно особая, уникальная ситуация.

С одной стороны, типичная "догоняющая цивилизация". "Догоняющая" Запад, Европу. И часто имитирующая форму их институтов, без реального содержания.

С другой стороны, действительно великая цивилизация, великая культура, великая держава. Во многих отношениях (от ракет до поэзии и музыки) не уступающая никому в мире.

Вот это СОЧЕТАНИЕ, и правда, уникально (нечто подобное было еще с Германией - "догоняющей Запад цивилизацией" XIX века). Другие "догоняющие страны" - Восточная Европа, Латинская Америка - не претендовали на статус "великих" и не были таковыми.

Отсюда крайняя БОЛЕЗНЕННОСТЬ для России любых сравнений-соприкосновений с Западом. И острая потребность утвердиться в собственных глазах (и в глазах Запада), "не прогибаясь" перед ним.

Вот здесь Путин и нашел абсолютно точную интонацию в разговоре с Западом и о Западе - жесткую, ироничную, часто со скрытой угрозой, но всегда корректную, всегда уверенную, без истерики. Никаких "стучаний башмаком по трибуне". И поэтому у нас и появился "патриотизм с лицом Путина" - тот самый патриотизм, который НЕОБХОДИМ "подростковой" буржуазной нации, становящейся на ноги, пытающейся обрести свою идентичность. Особенно важно - и органично - это было для нации после 1990-х.

1990-е воспринимались как "прогибание" перед Западом, покорная имитация западных институтов. И дело абсолютно не в пресловутых "геополитических интересах", разговоры о них - всего лишь попытка РАЦИОНАЛИЗАЦИИ куда более глубокого инстинкта. Какие там особые "интересы" в той же Югославии... Дело в много более важных вещах - обретении/утрате национального достоинства, самоидентификации.

"Предустановленная мудрость" Истории: у слабой России (с 9 долларами за баррель) был Отец нации, слабо говоривший с Западом или бессильно вдруг на него рычавший ("Пусть Клинтон знает, что мы можем перенацелить ракеты, понимашь!"). У сильной России (с 90 долларами за баррель) появился Отец нации, умеющий твердо усмехаться, глядя в глаза Западным Дядям. Понятно, что ТАКОЙ Отец большинству нации по душе.

Но это - только часть правды. А другая сторона русской ментальности - и она тоже есть в Путине - ощущение себя европейцами. Может, Путин - не первый европеец России, но он представляет именно европейскую Россию. И этот шар тоже попадает в лузу, тоже помогает обрести идентификацию.

Россия не мыслит себя ВНЕ Европы. Но она ощущает свое ОСОБОЕ место в Европе, хочет, чтоб это осознала и Европа. И об этом все с той же "твердой усмешкой" говорит Путин.

Вот - наугад! - самый последний символ европейской диалектики России: показ картины "Война и мир", сделанной объединенной Европой и Россией.

Я уж не говорю о прикладном аспекте - многие в Европе (и в России!) сперва посмотрят экранизацию, кстати, вполне добротную, а потом и книгу прочтут.

Но дело не только в этом очевидном моменте.

Война и мир!

Война Европы с Россией - центральная тема романа. И все знают, что роман Толстого - один из самых патриотических романов в России, ради этого он даже пожертвовал исторической правдой, сильно "обнародив" Кутузова и "оглупив" великого Наполеона.

Но куда интереснее внутренние отношения России с Европой не на уровне масс и государств, а в душе русского человека.

Здесь ведь тоже "война и мир", проникающие друг в друга.

Все герои Толстого - "русские европейцы", они говорили "на том изысканном французском языке, на котором не только говорили, но и думали наши деды" (совсем не "наши деды" для большинства граждан РФ, но те "деды", кто создал золотой век русской культуры!). И одновременно: "Где, как, когда всосала в себя из того русского воздуха, которым она дышала, эта графинечка, воспитанная эмигранткой-француженкой, этот дух, откуда взяла она эти приемы?.. Но дух и приемы были те самые, неподражаемые, неизучаемые, русские..." Вот диалектика отношений Россия/Европа.

И сегодняшний символ: Европа и Россия снимают фильм о своей "войне и мире" и вместе его смотрят, ищут себя, глядя на свое отражение в зрачках другого.