Новости

16.11.2007 00:00
Рубрика: Экономика

От слов к реальным проектам

Укрепление сотрудничества России и Китая неизбежно по причине новой ситуации в мировой энергетике
Текст: Константин Симонов (Генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности)

На минувшей неделе торжественно завершился Год Китая в России. Это событие стимулировало новый виток обсуждения российско-китайских отношений. На первый взгляд наша кооперация развивается весьма успешно. Однако если присмотреться более внимательно, то речь идет о планах, то есть о будущем. А в реальности же экономическое сотрудничество находится на невысоком уровне. И это весьма странно- ведь мы имеем общую границу и огромный взаимный экономический интерес.

Не случайно даже на самом высоком уровне было выражено крайнее удивление весьма низкими цифрами товарооборота двух стран. Это означает, что пока рано зачитывать победные реляции. Нужно выходить из этапа челночного бизнеса, теневой вырубки леса и вылова рыбы и переходить к действительно масштабным проектам. Экономический рост Китая не оставляет сомнений в том, что КНР превращается в одного из ведущих глобальных игроков. Было бы глупо игнорировать возможности экономической интеграции. И особое место здесь занимает энергетика.

Китай в энергетической ловушке

Ситуация с энергетическим сотрудничеством с Китаем на самом деле весьма прозрачна. Россия, как известно, является обладателем крупнейших запасов углеводородов в мире. А растущая экономика Китая все более явно вступает в период ресурсного голода. Если называть вещи своими именами, Китай оказывается в ресурсной ловушке, из которой есть только один выход - кооперация с Россией.

Судите сами. В настоящее время Китай уже является третьим в мире государством по объемам импорта сырой нефти, уступая лишь США и Японии. При этом разрыв между добычей и потреблением становится все более ощутимым. По статистике BP, в 2006 году Китай добыл нефти на 1,6 процента больше по сравнению с 2005 годом, а вот потребление увеличилось на 6,7 процента по сравнению с 2005 годом. В физических величинах ситуация выглядит для Китая не менее грустно - 183,7 миллиона тонн добычи против 349,8 миллиона тонн потребления. По данным китайского правительства, импорт нефти с января по май 2007 года составил 471 миллион баррелей, или около 64 миллионов тонн.

В течение многих десятилетий Китай обходился собственными природными запасами нефти, но в 90-е годы XX века страна была вынуждена начать покрывать дефицит сырья за счет импорта. То же самое происходило в сфере угля - и скоро начнется в области природного газа.

Китай пока производит газа больше, чем потребляет, и его импорт весьма ограничен, и, скорее, носит характер отработки логистических цепочек. Китай импортирует сжиженный природный газ в объеме 1 миллиарда кубометров из Австралии. Но есть одно "но". Несмотря на фантастический прирост в добыче газа, потребление растет еще быстрее. В 2006 году рост добычи составил 17,2 процента, а потребления - 21,6 процента.

Потребление газа будет расти не только из-за развития китайской экономики, а также по экологическим причинам. Основу китайской энергетики сейчас составляет уголь, на который приходится чуть менее 70 процентов энергобаланса КНР.

Рост спроса на газ за счет внутренних месторождений закрыть скоро будет нельзя. Так что газовая промышленность Китая очень скоро повторит путь нефтяной и угольной - вначале закрывая внутренние потребности, но потом перестанет справляться с колоссальным увеличением потребления. Согласно докладу Академии общественных наук КНР "Энергетика-2007" (документ был обнародован в мае текущего года), в 2010 году объем спроса на природный газ в Китае достигнет 100 миллиардов кубометров, а число городов, охваченных газопроводной сетью, вырастет с 60 до 270. При этом объем производства газа в Китае должен составить 80 миллиардов кубометров. А затем разрыв между добычей и потреблением будет расти еще более стремительно.

Рост зависимости от импорта увеличивает энергетические риски страны. Китай лихорадочно ищет возможности для получения дополнительных объемов энергоресурсов. Мы видим его агрессивную политику в Африке и Латинской Америке. Но тут КНР сталкивается с новой проблемой - транзитных рисков. Ведь поставки нефти легко перекрываются американским флотом в районе Малаккского пролива. Серьезные политические риски сопутствуют и поставкам газа в сжиженном виде.

Попытки же построить нефте- и газопроводы в Китае тут же сталкиваются с сопротивлением США. Например, стоило заявить план создания транзитного коридора для углеводородов в Китай через территорию Пакистана, как в этой стране резко обострилась политическая ситуация, а один из кандидатов в президенты США честно признал, что Соединенные Штаты могут нанести военный удар по Пакистану. Кто-то скажет - случайность. Для меня же связь между транзитом углеводородов в Китай через Пакистан и политическим кризисом в этом государстве очевидна.

Обречены на сотрудничество

Таким образом, Китай просто вынужден работать с Россией в области поставок энергоресурсов, и особенно в сфере поставок газа. Российский газ - наиболее оптимальный и взаимовыгодный вариант удовлетворения возрастающих потребностей Поднебесной. Во-первых, потому что газ у нас есть, и его много - в том числе и на востоке страны, в районах, не так уж и далеких от китайской границы. Во-вторых - потому что у нас общая граница, и мы не сталкиваемся с необходимостью возить энергоресурсы по морю и договариваться со странами транзитерами - как это происходит в случае с Европейским союзом.

Китай без российского газа лишен шансов на полноценное развитие. Да и нам Китай интересен, особенно в контексте ухудшения отношений с ЕС. Европейские политики носятся с идеей энергозависомости от России. Можно долго рассуждать на тему, стоит ли региону, зависимость которого от импорта энергоносителей к 2030-му приблизится к 70 процентам, ругаться со своим основным поставщиком. Но в любом случае нам также стоит задуматься о диверсификации потребителей. Китай же в списке новых потребителей - на первом месте. Газовые проекты с Китаем неизбежно заставят Европу подумать о том, насколько нелогичной и провокативной является ее энергетическая политика в отношении России.

Связать трубой

Несмотря на такие очевидные перспективы сотрудничества в газовой сфере, мы знаем, что пока газ в КНР не поставляется. Дело в том, что пока нас не связывают трубопроводы. И если некоторое количество нефти поставляется в Китай по железной дороге, то с газом ситуация более драматичная. Так что трубопроводные проекты нам надо развивать.

Тема экспорта газа была запущена во время визита Путина в Китай в 2006 году, когда он сказал о возможности к 2011 году поставлять газ в Китай в объеме 60-70 миллиардов кубометров в год.

В том же году "Газпром" заключил с Китайской национальной нефтегазовой компанией (CNPC) "Протокол о поставках природного газа из России в КНР". Согласно этому документу существуют два пути экспорта российского газа в Китай - восточный (с острова Сахалин или Ковыкты) и западный (из Западной Сибири). При этом приоритет отдается последнему из-за близости сибирских месторождений к действующей газовой инфраструктуре. Этот маршрут предполагает строительство газопровода "Алтай", который активно обсуждается в последнее время.

Договоримся ли о цене?

Главным камнем преткновения в российско-китайском газовом сотрудничестве остается вопрос цены газа для Китая. Российская сторона настаивает на равновыгодных ценах с Европой или хотя бы приближенных к ним. Современный мир все увереннее переходит от эпохи диктата потребителя к диктату продавца по той причине, что углеводородов не хватит всем. Основные геополитические игроки расталкивают друг друга локтями в борьбе за доступ к углеводородам.

В такой ситуации довольно глупо продавать газ Китаю дешевле, чем на европейском рынке. Не стоит забывать, что даже на внутреннем рынке Россия к 2011 году намерена перейти на ценообразования по формуле "европейская цена минус транзит".

Китай такая постановка вопроса не устраивает, и он пытается отстоять цену до 100 долларов за тысячу кубометров. А времени для завершения переговоров остается очень мало - по условиям меморандума они должны завершиться в конце текущего года.

Думаю, что компромисс по цене все же будет найден. Повторю - это обусловлено современными реалиями на энергетическом рынке. Китаю нужен газ, нам - новый рынок сбыта. Так что поставки газа в Поднебесную должны стать реальностью. Косвенным подтверждением тому может стать намерение "Газпрома" разместить свои акции на Шанхайской фондовой бирже, о чем монополия официально заявила на прошлой неделе. Хотя в настоящее время это юридически невозможно - на Шанхайской бирже могут размещаться только китайские компании, мы вправе ожидать изменения законодательства КНР в качестве дружеского жеста.

Таким образом, газопроводы в сторону Китая - это и выход на новый перспективный рынок, и получение нового политического партнера, и внятный сигнал Европейскому союзу, которому пора уже менее эмоционально, а более реалистически смотреть на наше энергетическое сотрудничество.

Экономика Макроэкономика Экономика Отрасли Энергетика Отношения России и Китая
Добавьте RG.RU 
в избранные источники