Новости

26.11.2007 01:00
Рубрика: Культура

Вакханалия танца

Завершился международный танцмарафон DancеInversion
Самый влиятельный в России международный фестиваль танца DancеInversion-2007 завершали три труппы: из Праги, Лиссабона и Чикаго. И каждая из них продемонстрировала свой стиль современного танца.

Балет Национального театра Праги привез три постановки своего художественного руководителя Петра Зуски. Балет "Немного экстрима" под американский хип-хоп - невнятный спектакль о нравах молодежи; он обо всем и ни о чем. Это и вампучный классический танец, и грубая эротика, и этюды с кубами и плюшевым мишкой. Немного экстрима - герои в финале прижимают пистолет к виску. Словом, работа слабая по замыслу и неубедительная по воплощению. Балет "Сон Марии" для многих остался загадкой. Не всем понятно, что речь идет о знаменитой итальянской балерине XIX века Марии Тальони и номере Перро-Пуни "Па де катр", где она блистала еще с тремя знаменитыми танцовщицами. В пародийном спектакле Зуски вместо четырех балерин забавляются в тюниках четверо парней, а Тальони под музыку Сен-Санса является им в образе лебедя. Зрелище - из разряда капустника домашнего пользования, а лексика - бледная копия Матса Эка и Мэтью Борна. Спектакль "Объятия моря" (музыка Яна Тирсена) об одиночестве вдвоем - наиболее удачный опус хореографа. В этом балете в паре с Петром Зуской выступила известная классическая балерина из Мариинского театра Диана Вишнева, оказавшаяся органичной и в современном танце. В руках балерины буквально "оживали" предметы - стул, стол, становившиеся "персонажами" грустной истории.

Национальный балет Португалии показал спектакль Ольги Рориш "Педро и Инес" на музыку Арво Пярта, Филипа Гласса и Джона Зорна. Это реальная история любви принца португальского Педро и Инес де Кастро - придворной дамы его супруги (XIV век), с убийствами, эксгумацией и каннибализмом. Спектакль хореографически скуден: скорее это пластическая, ожившая картина, напоминающая видеоинсталляции Роберта Уилсона. Балет кинематографичен, и по красоте изобразительного ряда его можно сравнить с фильмами Питера Гринуэя. Подкупает эмоциональность и естественность исполнения. Например, два чувственных дуэта в бассейне, установленном прямо на сцене, где каждое движение оставляет брызгами воды серповидный след кометы.

Финалом фестиваля стало триумфальное выступление американской труппы "Хаббард стрит данс Чикаго" на сцене филиала Малого театра. Мобильная чикагская труппа показала высокий класс профессиональной формы, виртуозное владение техникой современного танца и, что приятно удивило, европейскую элегантность исполнения. Постановки четырех хореографов: Алехандро Серрудо, Охада Нахарина, Начо Дуато и Джима Винсента - объединяет музыкальность, чему худрук театра Джим Винсент придает первостепенное значение. Сам Винсент протанцевал 12 лет в "школе" современных хореографов, в труппе Нидерландского театра танца у знаменитого Иржи Килиана, другие хореографы также имели опыт работы в этой труппе. Неудивительно, что килиановская эстетика движения, нюансировка, музыкальность стали для них школой и критериями их творчества. "Безудержно" - постановка молодого испанца Алехандро Серрудо на музыку Девендры Бенхарта. Абсурдные слова песни под гитару и хореография не составляют общего смысла, но дают точную эмоцию. Секстет исполнителей танцует про любовь с витально-оптимистическим ликованием молодости. Визуализация музыки в движении, изобретательные дуэтные конструкции, чувственность контактов и шутливость фривольностей вдохновенны и заразительны. Дуэт Охада Нахарина "Пассомеццо" на барочную музыку - блистательный диалог мужчины и женщины. Вечные скитальцы в поисках любви забавно семенят на коленях "на сторону", то распластываются на полу, то по-роденовски сплетаются в клубок, но все-таки непреодолимо притягиваются в свой дуэт.

Название балета Начо Дуато "Гнава" на музыку стран Магриба отсылает к марокканскому культу исцеления музыкой. Солирующую пару обрамляют танцующие жрецы. Восточная вязь рук и пластика подчеркивает космогоническую силу Эроса. В орнаментальном танце видится слияние стихий и человеческих существ. Пряное богатство хореографии оканчивается неожиданной мизансценой: солист поднимает партнершу к небу, наподобие статуи Свободы с факелом. Завершил вечер спектакль Джима Винсента "Палладио" на современные композиции Карла Дженкинса, аранжировавшего барочную музыку. Принципы итальянского архитектора XVI века Андреа Палладио: напряженность экстерьера, внутреннюю гармонию и равновесие, экономичность материалов, - хореограф Винсент показал в танце. Гармония танца и музыки, динамичная организация пространства - достоинства постановки. Два танцовщика тянутся друг к другу, сдерживаемые "пуповиной" канатов. Разрыв приводит к вакханалии танца. Танцовщики впадают в некий транс, но пространство не выдерживает хаоса экспрессии. Впрочем, финальное крушение колосников и падающие сверху канаты не есть окончательное разрушение: пространство должно освободиться, чтобы все началось заново.

Культура Театр
Добавьте RG.RU 
в избранные источники