Новости

29.11.2007 02:22
Рубрика: Общество

Благословение на службу

Сотни алтайских призывников решили идти в армию через храм

В весеннюю призывную кампанию только в часовне при краевом сборном пункте обряд крещения перед отправкой в войска приняли около 400 новобранцев. Это пятая часть всех призывников.

Насколько оправдано участие православной церкви в армейских делах? Как именно взаимодействуют РПЦ и армия? На эти вопросы корреспонденту Сибирского представительства  "Российской газеты" в Барнауле ответил председатель отдела по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными учреждениями Алтайской епархии протоиерей Михаил Погиблов.

Российская газета: Отец Михаил, в русской армии всегда были священнослужители, но сегодня можно услышать, что им не место в войсках…

Михаил Погиблов: Судите сами: полковых священников нет только в двух странах мира. Практически везде создана капелланская служба, которая занимается с призывниками. Наличие православного священника в армии и духовное образование просто необходимы даже в силу того, что примерно 80 процентов военнослужащих крещены в православной вере. Крещеный в детстве человек зачастую даже не имеет религиозного образования и минимальных знаний о своей вере, но родители, проводя обряд крещения, фактически ассоциировали его с православной культурой.

РГ: Что в первую очередь вы хотите донести до военнослужащего?

Погиблов: Ему нужно объяснить, что незнание своей культуры делает человека отстраненным от общества. Ведь чем опасен космополитизм? Человек становится отвлеченным и неидентичным своим корням. Он теряется в себе, в том, что, в конце концов, защищает. К примеру, в молитве, которая читается на проводах ребят в армию или в "горячие точки", есть такие слова: "Господи, помоги нам противостоять врагам, которые восстают на наши святыни". Если у человека нет святого в душе и благоговейного отношения к матери, к Родине, то тогда он становится циничным. Он не ценит ни женщину, которая может стать матерью, ни мужчину, который является защитником Отечества.
Еще Суворов говорил: "Два дня молимся, а на третий побеждаем". Он знал, что для победы обязательно должно быть духовное основание.

РГ: Во многом полковой священник может выполнять функции психолога - поговорить, поддержать, посоветовать...

Погиблов: Его главная задача - привнести в армию духовную мудрость, накопленную веками. Мы говорим и призывной, и допризывной молодежи о том, что всему основа - дух. Парень, идя в ряды Вооруженных сил, воспитывает в себе мужество. Кроме того, что он защищает Родину, он еще воспитывает, закаляет свой характер, который нужен будет, чтобы стать полноценным мужем и отцом. Знаете, только доброе чадо может быть добрым родителем. И если ты не научишься в армии подчиняться, то не сможешь стать добрым старослужащим. Если ты не сможешь стать старослужащим добрым, то не сможешь стать отцом и просто не сможешь быть нормальным членом общества.

Армия сейчас претерпевает реформу. Все катаклизмы и неустройства воинской жизни - это наши общие проблемы. Председатель военного отдела Русской православной церкви дал нам следующую установку: если пришел в подразделение, ты первым делом зайди к тому, кому тяжелее всего в глубинке России. Это могут быть мусульмане, которых порой насчитывается по пять человек на всю роту. Ты должен прийти и спросить: "Теплые ли у тебя ножки и сыт ли животик?". Если ему нужен Коран - принеси, если мулла - найди его и приведи. На самом деле, российский мусульманин - самый добрый мусульманин в мире, потому что он всегда был согрет христианским теплом православия и любовью российских народов.

РГ: Как к вашей работе относятся представители других конфессий?

Погиблов: Я только что вернулся со всероссийских сборов духовенства, в которых участвовали не только православные христиане, но и мусульмане, буддисты, представители иудейской веры. И вы знаете - мы все одинаково мыслим. Под Новоалтайском есть войсковая железнодорожная бригада. На присяге первым там выступает командир, затем православный священник, потому что его "подопечных" здесь больше, а третьим - мулла. Если бы в части было больше мусульман, то очередность бы изменили. Это очень важно...
Алтайская епархия сотрудничает с дивизией РВСН в поселке Сибирском, на территории которой построен храм. Мы окормляем мотострелковую дивизию в Алейске, резервную базу хранения танков в Топчихе и практически все силовые подразделения края. Кроме того, мы подписали договоры о сотрудничестве со всеми силовыми структурами.

РГ: Что вы посоветуете новобранцам, которые столкнулись с дедовщиной?

Погиблов: Чтобы не наделать глупостей, лучше обратиться к нам. Надо идти в любой приход. Священники знают, как в этом случае поступать. Они сразу выходят на командование подразделения и решают вопрос о переводе в другую войсковую часть. По докладу военного руководителя отдела епархии за неуставные отношения даже снимают с должности командиров подразделений. Это наша прямая обязанность - нужно искоренять факты садизма и мордобоя.

РГ: Много ли войсковых частей находится на "особом контроле" епархии?

Погиблов: Раньше было много. Сегодня в войсковых частях больше времени и сил уделяется воспитательному процессу. И самое главное - армия стала открытой. Родители могут приехать на присягу к своему чаду, тем более, что далеко от дома, как правило, служить парней уже не отправляют. Чтобы предотвратить случаи дедовщины, мы проводим беседы с командирами, особенно с низшим командным звеном, которое непосредственно общается с солдатами. Другое дело, что кто-то из них слушает, а кто-то просто спит. Так или иначе, мы знаем, что всех всегда волнует вопрос личного счастья и личной смерти. Мы объясняем, что за свои поступки человек начинает отвечать не только в вечности, но и уже сегодня. Если командир смалодушничал и не приложил усилия согреть теплом вверенных ему юношей, значит он подлец и завтра не согреет своего ребенка, который сдаст его в дом престарелых. Все просто: не хочешь такой перспективы - занимайся сегодня своей душой.

РГ: Во все ли части допускают священнослужителей?

Погиблов: Армия подчиняется приказу, по которому священник может попасть в любую войсковую часть. Министр обороны и патриарх подписали договор о взаимодействии, а командиры обязаны его исполнять. Хотя они и сами прекрасно понимают, что от общения со священнослужителями солдатики становятся ответственными мужчинами.

Армии всегда был нужен объединяющий дух, и крайвоенкомат, слава Богу, это понимает. Вот уже долгие годы совместно мы проводим мероприятия по работе с призывниками. Мне серьезно помогал в работе бывший комиссар края генерал-майор Владимир Розовенко, и сейчас поддерживает вступивший недавно в должность генерал-майор Александр Генералов. Заново выстраивать работу с военкоматами нам не придется.

Общество Религия Филиалы РГ Сибирь СФО Алтайский край