Новости

05.12.2007 03:52
Рубрика: Власть

Пора и часть знать

Мобилизованные в декабре призывники отправились проходить службу

Меньше месяца до окончания осенней призывной кампании. В воинские части готовятся отбыть последние новобранцы. Об особенностях этого призыва корреспондент "РГ" беседует с главным военным комиссаром области Сергеем Вайдой.

Российская газета: Сергей Степанович, заканчивается призыв на срочную военную службу. Расскажите, как он проходит, с какими трудностями сталкиваются сотрудники военкоматов на местах?

Сергей Вайда: Последняя отправка в войска призывников у нас запланирована на 21 декабря. Мы получили указания сдвинуть сроки таким образом, чтобы все новобранцы в день выборов в Государственную Думу РФ не оказались в поезде или самолете и смогли проголосовать.

Главная проблема в том, что сегодня призывники очень плохо развиты физически. Это создает сложности при их распределении по частям и в прохождении дальнейшей службы. Но это трудность не только нашего края, а всей страны.

Нас также беспокоит, что призывники очень долго проходят медицинское дообследование. Они должны тратить на это максимум один день, но фактически ходят по врачам месяцами.

Дело в том, что по закону они должны обследоваться в первую очередь. Но представьте, приходит призывник в поликлинику, а там ждут своей очереди бабушки. Ситуация могла бы исправиться к лучшему, если бы существовал отдельный кабинет для призывников, но руководители медучреждений этого не хотят.
Другая проблема -  в войсках не хватает образованных людей. К примеру, в новых танках Т-90 сложное оборудование, и неуча туда уже не посадишь. А к нам приходит очень много парней без специальности, которые ничего не умеют.

Я не понимаю, почему бы ребятам самостоятельно не обратиться в ту же школу РОСТО, где можно получить профессию, применимую в гражданской жизни. Причем обучение, питание и командировки там оплачивает министерство обороны РФ. Профессию получить можно, главное - было бы желание.

РГ: Во всех ли частях Приамурья безопасно служить?

Вайда: Все военные части у нас практически в одинаковых условиях. На мой взгляд, дело не в опасности или безопасности подразделений - все зависит от призывников. К примеру, парни из деревни привычны к труду, послушанию, у них не будет шока от другого ритма жизни. А когда служить приходит человек, с которого родители все пылинки сдували, ему будет гораздо труднее свыкнуться с жестким режимом.

Призывникам дается возможность адаптироваться к новой жизни через курс молодого бойца. В этот период их ограждают от любого общения со старослужащими. Только после этого солдат направляют в воинские подразделения, и дальше все зависит только от них самих. А пресловутая "дедовщина" - она есть даже в детском саду, когда старший отбирает игрушку у младшего.

РГ: Как вы боретесь с лицами, уклоняющимися от призыва?

Вайда: Мы охотно работаем с участковыми и патрульной милицией. Механизм прост. Если мы приходим вручать повестку, а кандидата в армию нет дома, то мы начинаем искать его с участковыми уполномоченными. А если призывник отказывается подписывать повестку, то прямо на месте в присутствии работников военкомата и УВД составляем акт и передаем дело в прокуратуру. А это уже уголовное дело. В целом на каждую уловку "уклонистов" у нас есть свой метод противодействия.

Отдельно хочу сказать о ребятах, которых врачи за отдельную плату признают душевнобольными. На мой взгляд, это бессмысленно, они сами себе создают проблему на будущее. Такой человек уже никогда не устроится работать ни в одну федеральную структуру. Это клеймо будет висеть над ним всю жизнь.

РГ: Сколько человек в ходе осеннего призыва выбрали альтернативный способ прохождения службы?

Вайда: На данный момент на альтернативную службу подано всего три заявления. Двое парней получили отсрочку по здоровью, один пока еще рассматривается призывной комиссией.

Такое малое количество заявлений легко объяснить. Человек призывается на три года, едет неизвестно куда на низкооплачиваемую или тяжелую работу. Конечно, есть исключения - к примеру, один из призывников проходил службу свинарем, и ему это нравилось. Но для большинства призывников такая служба является непривлекательной.

РГ: В этом году при всех воинских частях появились родительские комитеты. Во многих регионах они уже активно действуют. А что у нас?

Вайда: Согласно приказу родительские комитеты созданы в каждой воинской части Приамурья. Принцип их работы таков - они принимают звонки от матерей призывников, обеспокоенных состоянием своих детей. После этого комитет выходит на меня, а я, в свою очередь, на командира части или замполита. Вместе мы и решаем возникшую проблему.

РГ: Министр обороны обязал военное командование дать возможность родителям военнослужащих ознакомиться с условиями прохождения службы их детьми. Существует ли такая практика в нашей области?

Вайда: Да, конечно. Два раза в год мы устраиваем дни призывника. В эти дни родители могут пройти в любую военную часть - не обязательно в ту, где служат их дети, - и посмотреть, в каких условиях живут ребята.

Если матери захочется прибыть именно в воинскую часть своего сына, то ей придется обратиться к командиру и выяснить, когда день призывника проходит в данном подразделении.

РГ: Как военкоматы информируют призывников об их правах?

Вайда: Когда призывников привозят из районов, с ними обязательно проходит собеседование. Офицеры из частей рассказывают парням, где и как они будут служить, какие у них права и обязанности. Отмечу, что беседа идет не в общем зале, а индивидуально с каждым призывником. Я уже не говорю об информации на стендах в областном призывном пункте в Белогорске. Там же вывешены телефоны родительского комитета.

РГ: Что делать призывнику, если его права нарушаются?

Вайда: Если права нарушают сослуживцы, то следует обратиться к офицеру, у которого он в подчинении, и изложить свою проблему. Посмотрите на реакцию офицера, проследите, какие меры он принимает. Если проблемы решать никто не спешит, то надо обратиться к вышестоящему начальнику. Если и это не поможет - смело звоните в родительский комитет и военную прокуратуру.

РГ: В ноябре руководство Татарстана подарило четырем тысячам призывников республики мобильные телефоны. В случае чрезвычайной ситуации солдаты смогут в любое время суток позвонить на "горячую линию" военкомата. Разрешено ли иметь мобильный телефон призывникам в Приамурье?

Вайда: Призывник имеет право взять с собой в часть мобильный телефон. Это не запрещено Уставом, значит разрешено. Но у нас нет возможности купить призывникам телефоны. Я вышел с предложением на губернатора сделать каждому призывнику подарки от области - пока этот вопрос рассматривается.

РГ: Какие задачи поставлены перед вами на следующую призывную кампанию?

Вайда: Пока особых указаний мы не получили. Но есть предположение, что в связи с переходом на один год службы количество призывников увеличится приблизительно на 50 процентов.

Справка "РГ"
Телефоны, по которым можно звонить призывникам, если их права нарушаются:
Главный военком области Сергей Вайда - (4162) 52-33-20
Военный прокурор благовещенского гарнизона Валерий Неко - (4162) 44-63-63
Дежурный военной прокуратуры благовещенского гарнизона - (4162) 44-64-07
Председатель родительского комитета Татьяна Гусева - 8-924-675-55-16

Власть Безопасность Армия Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Амурская область