Новости

06.12.2007 03:00
Рубрика: Экономика

Зерно, стой!

Экспорт пшеницы выгоден, но государство его ограничит в интересах населения

"Временный запрет предпочтительнее повышения пошлины" - так отреагировал вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут на сообщения о намерении правительства в ближайшее время принять решение об ограничении экспорта зерна. Государство вмешивается в рынок для того, чтобы граждане страны не остались без булок, а скот и птица - без кормов.

Министр сельского хозяйства Алексей Гордеев сообщил, что определен пороговый объем продажи зерна за границу - 12,5 миллиона тонн. Когда экспортеры вывезут столько, будет либо повышена экспортная пошлина на пшеницу, либо введен запрет на вывоз.

В любом случае ограничительные меры начнут действовать через месяц, то есть в январе. На сегодняшний день, по данным РЗС, за границу вывезено 10 с лишком миллионов тонн зерна из 81 миллиона тонн валового урожая. В течение ноября за границу ушло 2,25 миллиона тонн. Если темпы экспорта останутся на ноябрьском уровне, порог будет достигнут как раз в январе.

Вице-президент Российского союза мукомольных и крупяных предприятий Николай Рыбаков считает, что остановка экспорта - это уже не мера по регулированию цен на рынке зерна, а единственный способ не остаться в марте без хлеба.

В этом году мировые цены на зерно велики, и это делает продажу зерна за границу весьма прибыльным делом. Экспортеры обеспечили высокий спрос на внутреннем рынке, и это привело к двукратному росту цен на зерно. В плюсе от этого оказались растениеводческие предприятия. А у мельников, пекарей и животноводов прибыли снизились. Помимо этого, подорожание зерна стало поводом для повышения цен на хлеб.

Для того чтобы снабдить мельников сравнительно дешевым сырьем, а малообеспеченных граждан - так называемым "социальным хлебом", государство с конца октября два раза в неделю проводит на бирже интервенционные торги. К ним допускаются только мукомольные предприятия и только при условии, что региональные власти поручились: этот покупатель не "толкнет" зерно на сторону. Понятно, что гарантии такого рода власти субъектов Федерации выдавали в обмен на обещание сдерживать цены на муку и, как следствие, на хлеб.

Всего с начала торгов государство продало 268 тысяч 367 тонн пшеницы 3-го класса по средней цене 5087,8 рубля за тонну и 1 тысячу тонн пшеницы 4-го класса по 4700 рублей. Это на полторы-две тысячи дешевле, чем на рынке.

При этом Николай Рыбаков довольно скептически относится к результатам интервенций. По его данным, никто из мельников пока еще не получил закупленного по сравнительно низкой цене зерна.

Тем не менее в государственном интервенционном фонде есть еще 1,18 миллиона тонн зерна. Это означает, что торги могут проходить так долго, как того потребует ситуация на рынке.

Действие экспортных пошлин, напротив, ограничено во времени. Они введены на период до 30 апреля. По мнению аналитиков Института конъюнктуры аграрного рынка, очень важно, чтобы и новые ограничительные меры действовали не дольше. В таком случае останется открытым так называемое "окно экспортных возможностей" на два последних месяца зернового года - май и июнь. В это время владельцы зерна обычно стараются избавиться от остатков прошлого урожая и выбрасывают его на рынок.

Во время действия запрета экспорта в России мировой рынок зерна не оскудеет: зерном нового урожая готовятся торговать Австралия и Аргентина. Российскую нишу на рынке, по мнению вице-президента РЗС, способен занять Казахстан.

Запрет на вывоз зерна выгоднее российским экспортерам, чем введение заградительных пошлин. В первом случае они с легким сердцем могут развести руками - форс-мажор. И те партнеры, которые рискнули законтрактовать российское зерно на февраль-март, полагает Александр Корбут, их поймут - вмешательство в рынок государства принято считать обстоятельствами непреодолимой силы. Если же будет введена пошлина, то нашим продавцам либо придется потерять репутацию, либо выполнять договоры поставки себе в убыток.

Если запретительные меры будут действовать до конца апреля, драматического падения цен на зерно на российском рынке, по мнению экспертов, не произойдет. Потребители хлеба, кстати, едва ли от него выиграли бы - мельники, пекари и особенно торговля не спустятся с достигнутых высот ни за какие коврижки. Во всяком случае практика последних 15 лет это подтверждает.

Проблемы мельников в какой-то мере решают зерновые интервенции. А вот животноводам при таком развитии событий придется с надеждой дожидаться нового урожая, надеяться на то, что он будет большим и цены упадут.

Конечно, единственное надежное средство стабилизации внутреннего зернового рынка - это рост его производства до таких объемов, чтобы Россия могла оказывать более существенное влияние на мировой рынок. Тогда контроль за "спекулятивной составляющей" будет за нами. Рост же производства возможен либо при достаточно высоких ценах, либо при том условии, что государство из бюджета заплатит растениеводам за то, что они продают свое зерно дешево.

Кстати

Правление ФСТ поддержало предложение РЗС о сохранении на 2008 год скидки на перевозку зерна из сибирских регионов. Когда состав с зерном преодолевает дистанцию в 1100 километров, за оставшееся расстояние до места назначения железнодорожники берут половину тарифа. Эта мера позволит подтянуть сибирское зерно, которого в этом году больше обычного, на европейскую часть страны, с которой в основном и ведется экспорт.

Экономика ВЭД Экономика АПК Правительство Минсельхоз Зерновые интервенции