14.12.2007 06:00
    Рубрика:

    Уполномоченные по правам человека смогут выстутпать представителями на судебных процессах

    Уполномоченным по правам человека открыли дорогу на процессы
    Вчера председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев пообещал государственным правозащитникам - уполномоченным по правам человека - широкий доступ в суды.

    Причем он первым подал пример, открыв двери Верховного суда для Уполномоченного по правам человека в России Владимира Лукина и уполномоченных в регионах. Встреча в таком формате была первой и, скорее всего, не последней.

    - Я обращусь к коллегам, председателям областных, краевых судов и Верховных судов республик, чтобы они установили взаимодействие с уполномоченными по правам человека в своих регионах, - сказал Вячеслав Лебедев. - Такие встречи нужны и полезны. Мы готовы учитывать все конструктивные предложения.

    Правозащитники подготовили массу вопросов, в том числе и нелицеприятных, которые заранее передали главе Верховного суда. Некоторые проблемы были озвучены прямо на встрече. Например, в одном из регионов судьи ввели новую практику: все иски принимаются только с визой адвоката. Мол, народ у нас юридически неграмотный, объясняют тамошние люди в мантиях, так пусть специалист просмотрит их заявления, подправит, если что. Следующий шаг, который могут сделать в этом направлении: ввести круг приближенных адвокатов, через которых принимать иски, а остальным давать от ворот поворот. Пока до этого не дошло, но тенденция неприятная.

    - Передайте мне материалы, я разберусь, - сказал Вячеслав Лебедев. - Такого быть не должно. Теоретически было бы правильно, чтобы адвокаты помогали гражданам готовить заявления в суд, но к этому мы придем не скоро. В некоторых государствах адвокатам даже выдают специальную лицензию для работы именно в Верховном суде, и получают ее только лучшие специалисты. У нас такого нет. Нельзя заставлять граждан обязательно нанимать адвоката перед обращением в суд, такого в законах нет.

    Но конкретные дела - где кого не так осудили, кого напрасно отправили в тюрьму, а кому мало дали - отложили в сторону. Эти вещи должны рассматриваться в другом порядке. Речь шла о стратегических вопросах: общих отношениях судов с правозащитниками. Владимир Лукин посетовал, что далеко не везде люди в мантиях разрешают уполномоченным по правам человека выступать представителями той или иной стороны на процессе, то есть по сути заменять адвокатов нуждающимся в помощи людям. Хотя по Конституции Уполномоченные по правам человека вправе это делать.

    Проблема в том, что соответствующее положение не записали в Уголовно-процессуальный кодекс. И судьи на вполне законных основаниях отказывают уполномоченным в участии на процессах.

    Владимир Лукин спросил Вячеслава Лебедева, что называется, в лоб: не будете возражать, если кто-то выйдет с законодательной инициативой поправить Уголовно-процессуальный кодекс, чтобы разрешить выступать представителями на процессах? "Я буду только за", - ответил Вячеслав Лебедев.

    Естественно, разговор с правозащитниками не мог обойти арестов. Как часто у нас бросают за решетку на время суда? Не идут ли судьи на поводу у следствия и направляют в сизо тех, кого вполне можно оставить на воле? Глава Верховного суда признал, что растет число арестов по статьям небольшой и средней тяжести, но, по его словам, рост небольшой, в камерах сизо сидят обвиняемые в тяжких и особо тяжких злодеяниях. Правда, здесь есть нюансы.

    - Иногда суд мотивирует арест тяжестью обвинений, - сказал Вячеслав Лебедев. - Но это неправильно. Суды при избрании меры пресечения не изучают доказательства преступления. Человек может быть и невиновен. Так что просто обвинения в тяжком преступлении, например убийстве, для ареста недостаточно. Есть несколько оснований: например, есть данные, что человек может скрыться от следствия или совершить новое преступление.

    На галерке в это время послышался ропот: "Был человек раньше судим, вот тебе и основание: может вновь совершить преступление. Здесь все субъективно, надо более конкретно прописать положения об аресте". Но это вопрос скорее к законодателям.

    Есть претензии у правозащитников и к процедуре условно-досрочного освобождения. Она, по мнению уполномоченных, дает возможности для злоупотреблений. Одних преступников могут отпускать за деньги. Других вообще не отпускать, хотя человек честно хочет исправиться, просто чем-то не понравился какому-то начальнику.

    Чтобы внести уточнения в процедуру, Верховный суд готовит постановление о практике рассмотрения дел об условно-досрочном освобождении. Вячеслав Лебедев предложил уполномоченным присылать предложения: они все будут рассмотрены. Кроме того, глава Верховного суда предложил убрать из Уголовного кодекса наказания за оскорбления и клевету. По его мнению, это неправильно, когда за мелкое хулиганство наказывают в административном порядке, а за оскорбление в приватном кругу заводят уголовное дело. И не важно, что в тюрьму, может, не посадят: судимость за неосторожно брошенное слово способна серьезно испортить жизнь. Судимого не везде возьмут на работу, могут возникнуть проблемы при получении кредита или загранпаспорта. Вообще человек получит клеймо в биографии, хотя иногда пара суток ареста или мелкий штраф были бы достаточным наказанием.

    Обсуждались и проблемы борьбы с коррупцией - вечная тема, и проект создания частной службы судебных приставов, о котором раньше много говорилось, но который сейчас забуксовал.

    - Я считаю, что должен быть принят кодекс поведения государственных и муниципальных служащих, - сказал Вячеслав Лебедев. - Правила работы чиновника должны быть прописаны четко, его работа - максимально публично. Что же касается частной службы судебных приставов, эта идея обсуждалась. Есть и противники, и сторонники. Я не готов сказать, правильно ли будет создать частную службу судебных приставов. Но и правительство, и минюст многое сегодня делают для того, чтобы судебные решения исполнялись.

    Досье "РГ"

    В прошлом году были наказаны в дисциплинарном порядке более 370 судей. Из них 80 человек отстранены от должности. Каждый год в суды поступает около миллиона уголовных дел.