Новости

26.12.2007 02:39
Рубрика: Общество

В больнице потеряли маму

Муж молодой женщины подал на нерадивых врачей в суд

31-летняя Марина Корчагина умерла на семнадцатый день после родов. Ее муж, оставшийся один с двумя детьми, подал иск в Пролетарский районный суд с требованием выплаты материального и морального ущерба ему и его сыновьям.

Запланированное счастье

Второго ребенка Марина с мужем Евгением Оленченко очень ждали. Первый сын, Ярослав, как раз в этом году пошел в первый класс, и Марина специально рассчитала, чтобы в этот момент сидеть дома и заниматься обоими детьми.

Вовремя, уже в десять недель беременности, встала на учет в женской консультации, получила родовой сертификат. Аккуратно посещала врача и выполняла все его предписания. Заранее уволилась с работы из хозяйства, где приходилось иметь дело с ядохимикатами, чтобы не нанести вреда будущему ребенку.

Впрочем, по словам и мужа, и всех знакомых в поселке, Марина была женщиной здоровой, выносливой, с рождением первенца никаких проблем не возникло. Но роды второго ребенка оказались тяжелыми. 27 августа этого года женщина поступила в родильное отделение Пролетарской сельской больницы. На следующий день ей были стимулированы роды, которые продолжались тринадцать часов.

- Я приходил навещать Марину, как положено, виделись мы через окошко. Она показалось мне очень бледной и болезненной, - говорит ее муж Евгений.

На шестые сутки роженица была выписана домой с ребенком. Как сообщается в акте № 2312 целевой экспертизы качества медицинской помощи, который подписан врачом-экспертом страховой компании "Макс-М", акушером-гинекологом по специальности, Ириной Бабиной, в выписном эпикризе не было ни данных лабораторного обследования, ни рекомендаций, ни данных УЗИ, поскольку врач УЗИ находилась в отпуске.

Уже в три часа того же дня дома у Марины поднялась температура. Ее поначалу пытались сбить обычными уксусными обертываниями, - молодая мама боялась принимать лекарства, чтобы не навредить малышу, но температура время от времени подскакивала снова, и 10 сентября пришлось вызвать врача. Участковый терапевт направил Марину в инфекционное отделение больницы. Госпитализировать пришлось и грудного младенца, а заодно и старшего сына Ярослава, поскольку ребенок тоже температурил. Отец, Евгений Оленченко, разрывался все это время между домом, работой и больницей: носил жене и детям еду, покупал лекарства, стирал пеленки. В пятницу забрал из больницы старшего сына, жена еще провожала их и просила привезти пеленки.

Вашей жены больше нет

- А в субботу, 15 сентября, как раз собрался везти в больницу горячие пеленки (только погладил) и позвонил Марине - вдруг еще что-то нужно захватить. Трубку мобильного взяла не она: "Вы кто, отец? Приезжайте в больницу", - вспоминает Евгений. - Я приехал, ко мне вышла дежурная сестра и буднично так заявляет, что жена умерла. Я не поверил. На смену уже заступила другая бригада, и что и когда случилось, мне толком не говорили. Марина умерла или в два часа ночи, или в полчетвертого утра, и никто мне даже не сообщил об этом!

На Евгения разом навалилось все: похороны, горе от потери любимого человека, 18-дневный младенец, который в миг был оторван от грудного вскармливания, маленький Ярослав, который только-только пошел в первый класс. Вначале овдовевший муж пошел к главврачу, просил ее положить на обследование малыша в специальную палату, где выхаживали детей. Но ему ответили: найдешь женщину, чтобы ухаживала за ним, тогда положим.

С Мариной душа в душу прожили десять лет, и Евгений вспоминает то пронзительное чувство, когда он влюбился в девушку младше него на 22 года. Первые два года у них не было детей, и поэтому беременность стала настоящим счастьем. А Марина с самого начала хотела двоих - мальчика и мальчика.

Сейчас Евгений полностью посвятил себя двум сыновьям, которых надо вырастить. Сам покупает смеси и кормит крошечного Назара - так назвала второго сына Марина. "У нас договоренность была: родится девочка - я буду называть, а мальчик - Марина имя выберет", - объясняет Евгений под аккомпанемент мощного рева Назара.

Няни - отец дал объявление о поиске помощницы, - узнав о возрасте ребенка, тут же отказываются от места. В той, прежней, хорошей, жизни Евгений Оленченко работал в совхозе, взял в аренду три свиноводческих комплекса, выращивал животных, сейчас, конечно, все бросил, а средства на каши-пеленки выкраивает, продав свою "Волгу".

Елена Табуцадзе, сестра Марины, живущая в Краснодаре, написала заявление в страховую компанию, занимающуюся защитой прав пациентов в Пролетарском сельском районе: "Я категорически не согласна с проводимым в больнице лечением, прошу оценить качество оказанной моей сестре медицинской помощи".

Слишком много "не"

По результатам проведенной проверки экспертами компании обнаружена масса недочетов в оказании медицинской помощи. Может, что-то из перечисленного, на первый взгляд, мелочи. Как прокомментировали в Пролетарской ЦРБ, "везде при проверке можно что-нибудь найти, на то они и эксперты". Но из этой массы маленьких и крупных недочетов, возможно, и сложился этот трагический результат.

В записях отсутствует время осмотра, подпись врача, информация о том, когда больная поступила в инфекционное отделение, о проведении патронажа после выписки больной из роддома. По предварительному диагнозу, у Марины была обнаружена острая правосторонняя пневмония, сепсис, пиелонефрит - однако консультации гинеколога либо врача акушерско-родильного отделения не проводились. Женщина лежала на больничной койке пять дней, три дня у нее держалась высокая температура, нарастала одышка, ухудшались анализы. Однако при всех этих угрожающих признаках "не проводится коррекция лечения, направленного на борьбу с интоксикацией, не проводится иммунозаместительная терапия, профилактика инфекционно-токсического шока, необходимые анализы и УЗИ".

"Проведенный 12 сентября консилиум коррекцию в лечение не внес. Больная не была проконсультирована областными специалистами, учитывая тяжесть состояния и анамнестические данные - послеродовый период", - пишет в своем заключении эксперт "Макс-М", врач высшей категории Вера Николаева. И еще одна деталь: в истории болезни листы суточного динамического наблюдения медсестрой в течение четырех суток заполнены одним почерком.

- Если человек четверо суток работает в нарушение всех законов - вот вы четверо суток можете не спать? - какая будет эффективность? Значит, либо это нарушение, либо приписка задним числом. Я писала в своем отчете только то, что не имеет разночтений, - рассказывает Вера Николаева. - А главное, я считаю, никто не запрещал позвонить по телефону областным специалистам. Не на Колыме живут, а в Ростовской области.

В самой больнице, где все произошло, говорят, что женщина обратилась через неделю после того, как заболела. А после родов ослабленный организм был. Что случай очень сложный и трагичный, и никто не ожидал этой смерти. Что врачи день и ночь занимались больной и делали все, что нужно, и все лекарства были. И объективно была динамика улучшения ее состояния. В ту ночь получила в 12 часов все назначения, покормила ребенка и ушла спать - она находилась в изолированном боксе с ребенком. А под утро обнаружили ее мертвой.

Комментарии

Татьяна Выгонская, начальник отдела охраны здоровья женщин и детей Минздрава Ростовской области:

- Специалистами отдела охраны здоровья женщин и детей минздрава области с выездом на место проведена служебная проверка по факту смерти Корчагиной. Установлено, что при оказании медицинской помощи роженице районные специалисты, недооценив тяжесть состояния больной, не консультировались по ведению и лечению с областными специалистами. Смерть женщины наступила от послеродового сепсиса. Своевременная транспортировка больной либо выезд бригады санитарной авиации на место, вероятно, смогли бы предотвратить смерть.

Данный случай будет рассмотрен на заседании постоянной комиссии по контролю качества медицинской помощи в акушерстве и педиатрии при участии сотрудников кафедр акушерства и гинекологии РостГМУ, областных и районных специалистов с целью недопущения подобных случаев практическими врачами.

Юрий Нестеренко, специалист медико-правовой помощи, член областной коллегии адвокатов:

- Мы можем говорить, что больная поздно обратилась к врачам. Но если уж обратилась, лечение должно быть соответствующим и адекватным ее состоянию. К сожалению, квалификация наших специалистов, особенно молодых, остается на низком уровне. Если не знаешь, не уверен, почему не обратиться к специалистам - есть же и санавиация, областные центры. То, что обнаружила страховая компания, считаю, - очень серьезные недостатки в лечении Марины.

Общество Утраты Общество Здоровье Филиалы РГ Юг России ЮФО Ростовская область