Новости

22.01.2008 03:00
Рубрика: Экономика

Олег Солнцев: Защитите банки

Одно из самых сильных за последний год падение индексов на российском фондовом рынке, которое мы наблюдаем в эти дни, невольно заставило вспомнить другие события из этого ряда - в частности, прошлогодний "шок ликвидности" в банковской системе. Тем более что накануне Центробанк принял решение об увеличении норматива отчислений в фонд обязательного резервирования коммерческих банков, которое было истолковано многими как знак: опасность кризиса миновала. Так ли это? Не поторопился ли Центробанк? Как одно вяжется с другим? С этими вопросами "Российская бизнес-газета" обратилась к ведущему эксперту Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Олегу Солнцеву.

- Олег Геннадьевич, можно ли сказать, что повышение нормативов отчисления в фонды обязательного резервирования - свидетельство того, что проблемы с ликвидностью банковской системы остались позади?

- Нет, конечно. Во-первых, ФОР не увеличены, а восстановлены до августовских значений. Во-вторых, ЦБ лишь выполнял обязательства, которые взял на себя, реагируя на дестабилизацию на международных рынках. Так что данное решение Центробанка не реакция на сегодняшнюю ситуацию - оно было принято еще в октябре. Хотя, конечно, если бы на рынке все было совсем катастрофично, ЦБ не стал бы спешить с восстановлением ФОР.

- Какова же на сегодня ситуация с ликвидностью?

- Напряженности, которая была в августе-октябре, уже нет. В какой-то степени сработал сезонный фактор - бюджет по традиции на финише года вбросил в экономику значительный объем средств. Кроме того, конец года был благоприятен с точки зрения притока иностранного капитала в Россию, это тоже поддержало банковскую ликвидность.

Настораживает, однако, то, что по сравнению с аналогичными периодами предшествующих лет показатель ликвидности банковской системы относительно невысок. Если посмотреть отношение ликвидных активов банков к их обязательствам перед клиентами и вкладчиками, то эта величина составит где-то 15 процентов. А год назад в это же время она равнялась 18 процентам.

К тому же 2008 год не обещает быть легким. Растет напряжение на американском рынке. Вероятность рецессии, по мнению многих ведущих зарубежных аналитиков, превышает 50 процентов. Если это так, то международные финансовые рынки ждут новые потрясения и вполне возможны краткосрочные оттоки капитала с развивающихся рынков, включая российский.

Правда, сейчас ЦБ лучше подготовлен к таким ситуациям благодаря расширению возможностей для рефинансирования коммерческих банков. В частности, увеличен набор инструментов из ломбардного списка, которые принимаются в залог. Помощь банкам оказало и правительство, приняв решение о капитализации институтов развития и размещении временно свободных средств этих институтов на банковских счетах. Все это хорошо, но, на мой взгляд, недостаточно, чтобы российские коммерческие банки чувствовали себя защищенными. Они пока слишком молоды и слабы, чтобы самостоятельно отразить внешние угрозы.

- Что же еще необходимо сделать?

- Прежде всего нужны такие инструменты рефинансирования, которые были бы доступны для большинства банков, а не только крупных. Сейчас слишком много зависит от доброй воли нескольких банков-лидеров - потенциальных получателей кредитов ЦБ. Захотят они - полученные деньги для рефинансирования разойдутся дальше по банковской системе через межбанковский рынок, не захотят - на межбанк просто не выйдут. Я боюсь, если риски будут высокими, то не захотят. Нужны прямые каналы, посредством которых деньги поступали бы для поддержки ликвидности самых разных банков, в том числе и не очень крупных. Речь идет - и об этом говорил ЦБ - в первую очередь о кредитовании под залог нерыночных активов. То есть под залог кредитов обычным предприятиям, которые не включены в ломбардный список, может быть, не имеют международных кредитных рейтингов, но нормально работают, надежны, имеют хорошую прозрачную отчетность.

Такие инструменты есть, но они слишком усложнены. Сейчас чтобы получить кредиты от ЦБ, требуется, например, поручительство стороннего банка. Иначе говоря, в условиях жесткой конкуренции коммерческих банков, надо найти кредитное учреждение, которое взяло бы на себя риски конкурентов. Понятно, что такое положение практически не работает. Кроме того, сроки предоставления подобных кредитов, коротки, а бюрократические формальности велики. Пока банк собирает все документы для получения рефинансирования ЦБ, поезд может уже уйти. Вся эта экзотика с поручительством видится мне надуманной, порядок надо упрощать.

Базу для рефинансирования, на мой взгляд, можно было бы расширить, включив в ломбардный список облигации и займы компаний, имеющих не только международный рейтинг, но и рейтинг аккредитованных национальных агентств. Правда, развитую систему таких рейтингов и порядок аккредитации агентств еще предстоит создать. Тут не обойтись без нового закона о рейтинговых агентствах... Процесс не быстрый, но важно в нынешнем году его хотя бы запустить.

- До беззалоговых кредитов мы еще не созрели?

- Дозреваем. Понятно, что Центробанк как эмиссионный центр не должен вешать на себя такого рода обязательства, но он мог бы выдавать кредиты для рефинансирования Агентству по страхованию вкладов, а вот агентство - спускать их вниз. Оно хорошо знает ситуацию в коммерческих банках изнутри, периодически проводит их инспектирование, понимает, кому и в какой степени можно доверять, а кому нет.

- Центробанку и минфину уже раздали немало комплиментов по поводу упреждения рисков, связанных с кризисом ликвидности в 2007 году. Хотя не все решения, как мне кажется, бесспорны. Например, коммерческим банкам снова разрешили размещать у себя бюджетные счета. Но все это было. Были уполномоченные банки, было многое другое. Финансисты не могут не помнить, каков был финал.

- Во всякой политике, в том числе и экономической, оптимальное решение - результат компромисса. Я согласен с вами: размещение счетов на коммерческих банках может создать условия для неравноправной конкуренции кредитных учреждений, могут возникнуть дополнительные лазейки для коррупции, но, с другой стороны, нельзя лишать монетарные власти такого инструмента поддержки банковской системы. В условиях, когда все было хорошо, обходились и без этого. Сейчас банкам приходится затягивать пояса, и излишняя жесткость системе в целом может дорого стоить.

Что тут важно? Механизм размещения средств должен быть регламентирован на федеральном уровне, необходимо разработать максимально прозрачные критерии, по которым осуществляется отбор банков для размещения бюджетных денег. Нельзя полностью исключить того, что какие-то лазейки останутся, проблема в том, чтобы вместе с водой не выплеснуть и ребенка.

- Риски связаны и с экспансией зарубежных банков, а также ростом в банковской системе доли, контролируемой нерезидентами.

- В какой-то мере - да. Причем процессы эти ускоряются. В России ныне дефицит источников, которые могли бы поддерживать рост капитала кредитных учреждений. Возможности российских акционеров ограничены. Считаное число банков способно удовлетворить свою потребность в капитале, выходя на фондовый рынок, для остальных решить эту задачу можно лишь привлекая иностранных инвесторов. В итоге мы действительно имеем настораживающую динамику. Если на конец прошлого года доля банков, полностью контролируемых нерезидентами, составляла 15 процентов, то к концу нынешнего, по нашим оценкам, она достигнет 20. Идет десуверенизация банковской системы. Как ее остановить? Развивая внутренний рынок банковских акций, например. Но это потребует времени. Мне кажется, на первых порах неплохо было бы поддержать возможности банков капитализироваться внутри страны за счет такого института, как Банк развития. Благо он и сам заявлял, что не прочь покупать пакеты мелких региональных банков на манер Европейского банка реконструкции и развития. В конце концов логично: если ЕБРР осуществляет в России такие схемы рекапитализации банков, то почему запрещать это собственному Банку развития?

-А рост внутрикорпоративного долга - он вас не тревожит?

- Тревожит, конечно. Просроченная задолженность по кредитам физическим лицам продолжает расти и в новом году. Если раньше ухудшение кредитного портфеля как-то компенсировалось улучшением качества по кредитам корпоративным заемщикам, то сейчас этой закономерности нет. Общий долг по кредитам банковской системе потихоньку увеличивается. Причем расходы потребительского рынка растут опережающими темпами по отношению к доходам. А это значит, что потенциальная платежеспособность физических лиц снижается. Эту тенденцию не сломать, если не принять каких-то мер, во-первых, по охлаждению рынка потребительского кредитования, а во-вторых, по стимулированию сбережений населения. Я думаю, сейчас мы в такой ситуации, когда необыкновенно важно научиться стимулировать внутренние сбережения. Как - это тема отдельного разговора.

Семимильными шагами растут и корпоративные долги: они увеличились за последний год на 60 процентов. В среднем за последние пять лет этот долг подрастал на 40-50 процентов в год. По отношению к ВВП он не очень велик, к тому же при нынешних ценах на нефть мы смотримся вполне платежеспособно. Но уже сегодня объем долга превзошел объем экспорта. Уровень его таков, что пора тормозить. Понятно, делать это надо мягко, учитывая, что грубое вмешательство лишь усугубит проблему ликвидности, лишит ее подпитки, но что-то делать надо. Например, переориентируя госкомпании на внутренний рынок, предписав им более умеренную заемную политику.

- Но они долго еще не смогут взять в России кредиты на таких условиях, как на Западе.

- Это верно. Внутренний и внешний денежный рынок - разные вещи. Российский - пока слишком короткий, небольшой и более дорогой. Но если ведущие российские компании и банки не повернутся к нему лицом, он вообще никогда не вырастет.

Экономика Финансы Банки Госфонды и контрольные органы Центральный банк Бизнес - Главное