Новости

30.01.2008 04:00
Рубрика: Власть

Наблюдение за наблюдающими

Текст: Константин Косачев (председатель международного комитета Госдумы)

Тот факт, что миссии международных организаций на выборах в России и Грузии в очередной раз оказались в центре всеобщего внимания - а точнее, скандала, - заставляет всерьез задуматься над самим феноменом международного наблюдательства в целом.

Ведь предстоят еще не менее знаковые парламентские выборы в той же Грузии и, разумеется, выборы президента России, которые уже сейчас вызывают живейший интерес в мире. В свое время родилась формула, приписываемая Иосифу Сталину, но явно значительно более древняя и более апробированная: "Не важно, как проголосуют, важно, как посчитаем". В нынешних условиях, когда современные средства наблюдения и контроля за подсчетом голосов становятся все более изощренными, эта сентенция явно трансформируется в следующую: "Не важно, как были организованы выборы, важно, как мы их оценим". "Мы" в данном случае - международные институты наблюдения, где доминируют определенные в географическом и, главное, геополитическом отношении силы, так называемый Запад.

Институт международных наблюдателей, судя по всему, все больше превращается в удобный инструмент геополитики

Институт наблюдателей создавался как инструмент по распространению единых демократических стандартов во всем мире. При отсутствии фиксированных и кодифицированных единых стандартов неизбежно возникает риск или соблазн нагрузить наблюдателей дополнительными функциями. Попросту безобразная, иного слова для данной ситуации просто не находится, история с теми оценками, которые международные миссии дали сначала парламентским выборам в России, а затем президентским выборам в Грузии, наводит на мысль, что наблюдательство идет по тупиковому пути.

Такой отход проявляется в следующих двух существенных акцентах, которые в полной мере проявились в работе иностранных миссий в России и в Грузии.

Во-первых, институт международных наблюдателей, судя по всему, все больше превращается в удобный инструмент геополитики. Удобен он прежде всего, конечно, своей заявкой на нейтральность и объективность, поскольку речь идет не о представительстве стран или политических сил, а международных организаций. Но диспропорции влияния в самих этих организациях, как и принципы подбора состава миссий, не позволяют согласиться с мнением о заведомой объективности в работе наблюдателей.

Сам же вердикт "миссионеров" превращается из непредвзятой оценки соблюдения выборных процедур, законов и базовых принципов демократии в своего рода печать ОТК или госприемки. И, что особенно важно, эту печать ставят, по сути, не процедуре, а результату.

Последовательно и все более открыто проводится четкое деление на "своих" и "чужих". "Своим" - т.е. прозападноориентированным политикам и партиям, а если таких много, то самым лояльным и предсказуемым, - разрешается многое. В том числе прямые нарушения законов, подтасовки, а по сути - отход от принципов демократии. Наблюдатели тем самым начинают выполнять функции, прямо противоположные заявленным, выдавая "отпущения грехов" и благословляя "правильно" ориентированных политиков даже на антидемократическое поведение, если оно дает нужный результат.

Собственно, сами выборы становятся вообще какими-то вторичными по сравнению с "приговором" извне. Организаторы выборов начинают не столько заботиться о чистоте выборных процедур, сколько заранее заручаться поддержкой тех, кто считает себя вправе монопольно выносить чужим выборам вердикты.

Сами же выборы становятся подозрительно предсказуемыми. Либо, где нужный результат не получен, пускаются в ход все средства, чтобы изменить ситуацию. Можно вспомнить знаменитый "третий тур" выборов президента Украины, когда было сделано все для того, чтобы обеспечить победу прозападного Ющенко. Как заметил в одном интервью по итогам украинских событий тогдашний президент Польши Квасьневский, это было "...как в Польше в 1990 году: могли состояться разные выборы, но все знали, что президентом станет Валенса. Это остановить невозможно".

Во-вторых, если тенденция к "инструментализации" международного наблюдательства в виде геополитического механизма проявлялась уже достаточно давно, то неким ноу-хау нового века стало использование наблюдателей для прямого вмешательства извне в политические процессы той или иной страны. Речь идет не только непосредственно о наблюдателях от международных организаций, но и в более широком смысле: о разного рода посредниках, миссионерах, спецпосланниках, равно как и об оценках выборам, даваемых от имени международных организаций, правительств, МИДов и т.п.

Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 52/119 от 12.12.1997 г. провозглашает достаточно категорично: "Только народы могут определять методы и создавать институты, связанные с процессом выборов, а также определять пути его осуществления в соответствии со своей конституцией и национальным законодательством". При этом "любые действия, которые представляют собой попытку прямо или косвенно вмешаться в ход свободного осуществления национального процесса выборов... или которые имеют целью повлиять на результаты таких процессов, нарушают дух и букву Устава ООН".

Но как не вспомнить при этом политический "десант" из ведущих политиков Евросоюза, Польши перед украинским "переголосованием"? Или, скажем, "предвыборное" заявление посла США в Азербайджане: "Если официальные итоги выборов будут серьезно отличаться от результатов финансируемых американцами экзит-полов, Вашингтон может поставить под сомнение итоги голосования и вообще не признает их".

Дело не только в откровенных попытках непосредственно повлиять на выбор народа - авторитетной поддержкой "своих" кандидатов из-за рубежа, намеками на перспективы членства страны в ЕС или решения территориальных конфликтов и т.п. Но даются и недвусмысленные сигналы оппозиционным силам. Так, в распространенном в СМИ заявлении председательствующей в ЕС Словении была выдвинута такая формула: "Евросоюз призывает все политические силы уважать результаты выборов и действовать конструктивно и демократически с тем, чтобы обеспечить движение Грузии вперед".

В принципе это не вызывало бы возражений, если бы подобные призывы имели универсальный характер. Однако ничего подобного в отношении представителей, скажем, российской оппозиции, сказано не было. Это означает вполне конкретный и ясный намек: одним говорят - смиритесь, ваши голодовки, протесты, свидетельства вопиющих нарушений и т.п. услышаны не будут. Поспешные признания итогов выборов со стороны влиятельных государств Запада лишь укрепляют это впечатление.

Другим же, в частности прозападным российским силам, обещают: "не пропадет ваш скорбный труд...", дают широкую трибуну в международных СМИ, явно неадекватную масштабам их электоральной популярности. И поощряют на дальнейшую активность даже в условиях их очевидной маргинальности.

Речь идет о прямом воздействии на политические процессы в той или иной стране. И составной частью такого воздействия, к сожалению, становится институт международного наблюдательства, тем самым основательно дискредитирующий себя. В условиях, когда оценка наблюдателей становится банально прогнозируемой в зависимости от того, о какой стране и каких политических силах идет речь, миссия по наблюдению за соблюдением демократических стандартов в ходе выборов превращается в откровенный фарс.

С огромной долей вероятности, как в предсказуемых "договорных" футбольных матчах, можно еще до выборов сказать, в каком ключе оценят предстоящие электоральные достижения России и в каком - Грузии. Невольно возникает вопрос: какой же смысл тратиться на дорогостоящие командировки, если можно заранее составить списки тех стран, в которых выборы по определению не могут быть демократическими, поскольку в них не побеждают угодные кандидаты. И тех, где выборы будут считаться свободными и честными всегда, сколько бы нарушений ни было обнаружено и что бы ни говорила оппозиция? Впрочем, если вспомнить, к примеру, ежегодные рейтинги американского госдепа, вопрос о такого рода списках с методическими указаниями для наблюдателей уже не кажется риторическим...

Власть Работа власти Внутренняя политика Власть Позиция Законодательная власть Госдума