Новости

08.02.2008 02:00
Рубрика: Общество

Звезда по имени Гай

Его космические скафандры и авиационные катапульты признаны лучшими в мире

Ушел из жизни Гай Ильич Северин. Человек - легенда. В его скафандре впервые в мире выходил в открытый космос Алексей Леонов, его знаменитые катапульты спасли жизнь более чем 800 летчикам.

Гай Северин относится к поколению людей, чьи творения известны гораздо лучше, чем он сам. О смерти человека, удостоенного всех мыслимых государственных премий и наград, видимо, надо сказать: огромная утрата, но что вы хотите - возраст. Ведь ему было за 80. Рискну заявить: Гай Ильич не дожил до старости.

Совсем недавно, в декабре, Северину в Кремле вручали международную премию Андрея Первозванного "За Веру и Верность" - как создателю уникальных систем жизнеобеспечения и спасения. Он работал до самого последнего дня, в частности, разрабатывал для будущего истребителя пятого поколения новую версию своих легендарных кресел.

Меньше года назад он давал интервью "РГ". Приближался очередной День космонавтики, разговор шел преимущественно о его друге Королеве и других лицах эпохи. В рассказах Северина генсеки, легендарные маршалы, академики и генеральные конструкторы становились обычными людьми, со всеми свойственными им человеческими слабостями. Они спорили, ругались, влюблялись и... просто творили историю.

Он со смехом вспоминал, как его и Королева командующий ракетными войсками маршал Крылов угощал гречневой кашей: "Зеленая каша, фактически несъедобная, она неделю где-то лежала. А маршал ее уминает из котелка и нахваливает Королеву, говорит, что настоящая солдатская каша, ты ешь, ешь, Сергей!"

Что еще характерно: жалел Северин кого угодно, но только не себя.

- Королеву было нелегко, - сочувствовал Гай Ильич. - Помню, на полигоне он показывал свой новый "Союз". Приехали Хрущев, Брежнев, Малиновский, министры оборонных отраслей. Был еще Челомей, а у него работал сын Хрущева. Челомей тоже хотел осваивать космос, предлагал орбитальные и лунные программы. То есть был конкурентом. И, видимо, через сына "подготовил" Хрущева. Королев показывал генсеку "Союз", а тот отмахнулся: "Ну что ты опять какую-то мелочь делаешь!"

О себе Северин всегда говорил скупо. Хотя именно под его руководством были созданы кресло, в котором взлетал Юрий Гагарин, и шлюзовая камера со скафандром для первого в мире выхода в открытый космос Алексея Леонова. Эффективнее его катапультных кресел до сих пор не создано, а его космические скафандры американцы признали лучше своих.

Я как-то ошибся, назвав его пятикратным академиком. Гай Ильич уточнил: много, вроде как лишь четырежды академик: РАН, Международной академии астронавтики и Нью-Йоркской академии наук, почетный академик академии космонавтики имени К.Э. Циолковского... Стали считать, потом вместе запутались. И Северин вдруг махнул рукой и как-то застенчиво попросил: слушай, бог с ними, с академиками - напиши лучше, что я чемпион СССР по горным лыжам, а? Стареть ему, право, было некогда.